Вы здесь: Главная » Я вам подарю адреналин

Я вам подарю адреналин


Риксанов Виталий: другие произведения.

Журнал "Самиздат": [Регистрация]   [Найти]  [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Аннотация:
    Мы - тени, которые разбрасывает утренний ветер. Мы просто сухие осенние листья, которые живут в хороводе холодных ветров. Мы абсолютно свободны, ведь нас практически нет. И лишь один глоток крови может сделать эти сны цветными.
  АДРЕНАЛИН            Одержимость   Приходит волной!   Одержимость   Дружит с луной!   Одержимость плещется в венах,   Заглушая сердца запредельный ритм...   Я иду по следу!   Я иду за тобой!   Мне не нужна твоя кровь,   Лишь только самый чистый адреналин!         1 СЕЗОН. ОХОТА НА ДЕМОНОВ         1 серия. Марионетка         Мы - всего лишь марионетки, нас дергают за ниточки силы, о которых многие из вас не имеют вообще никакого представления...   Я называю эти силы "демоны", вы можете называть их как хотите.   Я танцую, до тех пор, пока меня дергают за ниточки.   Я живу лишь тогда, когда демоны одерживают меня.   Я не знаю, кто пишет эти строки.   Наверное, мы делаем это вместе.   Я и они.   Мы.   Демоны.   Мы тени, которые разбрасывает утренний ветер.   Мы просто сухие осенние листья, которые живут в хороводе холодных ветров.   Мы абсолютно свободны, ведь нас практически нет.   И лишь один глоток крови может сделать эти сны цветными.       Эта история началась в пятницу. На тренировке по дзю-до я повздорил со своим напарником, и решил подождать его, чтобы выяснить наши непростые отношения раз и навсегда. Его звали Мирам, я знал его уже два года. Мы общались только на тренировках, три раза в неделю, впрочем, это не имеет к моей истории никакого отношения - я просто не знаю, с чего начать. Был поздний вечер, когда тренировка закончилась. Я сидел на перилах крыльца, поджидая своего врага. Я знал, куда мы отправимся выяснять отношения. Мое любимое старое кладбище шелестело листвой, приглашая ступить за ограду - школа, где проходили тренировки, находилась на северо-западной окраине нашего мегаполиса. Я ждал его довольно долго, и постепенно моя ярость сошла на нет. Когда здоровенный рыжий лоб вышел на крыльцо, я был абсолютно спокоен.   - Пойдем, - бросил я, делая шаг ему навстречу. Кажется, он удивился. - Пойдем, нам давно пора поговорить.    У меня накопилось к нему немало претензий, но ключевым фактором, все же, была глухая тоскливая злоба, от которой мне никак не удавалось избавиться - последние полгода жизни дались мне не так-то просто... Короче, не буду вдаваться во все эти подробности, подведу итог одним емким словом - накопилось! И мой апатичный приятель по имени Мирам прекрасно подходил для выброса лишнего негатива. Я часто так делаю, когда совсем припирает - не на тетю же мне все это выплескивать!..    - Ты хочешь со мной поговорить? - он немного туго соображал, но это ничего не меняло.   - На кладбище, - бросил я через плечо, и пошел, не оборачиваясь, по аллее.    Рыжий не спорил. На кладбище, так на кладбище... Кажется, ему вообще было все равно. И мы пошли.       Аллеи петляли между заросших могил, уводя нас все дальше и дальше. Кресты сменялись могильными плитами с трудночитаемыми письменами, так мы дошли до склепа и остановились. Рыжий с интересом вертел головой. Я вздохнул и сказал:   - Сейчас мы будем драться.   - Риксанов, ты че? - не понял он.   - Долго объяснять. Мы знакомы не первый год. У тебя ко мне есть претензии?   - Нет...   - А у меня к тебе есть. Я не хочу вдаваться в подробности. Сейчас ты получишь...   - Нет, - улыбнулся Мирам. - Я ничего сейчас не получу. Я тебе сам сейчас так наваляю, мало не покажется!..    В общем, нехитрый ритуал честного поединка был соблюден, и я перешел от слов к делу.       Кто раньше занимался дзю-до, тому будет легко представить этот медлительно-обманчивый танец, когда ты и твой противник кружат лицом к лицу, выбирая удобный момент. Он дважды выходил на захват, и дважды мне удавалось скинуть его руки. Я попытался бросить его через бедро - мой коронный приемчик - но рыжий не терял бдительности, и у меня снова ничего не вышло. Наконец, мы сцепились по-настоящему. И в какой-то момент я почувствовал, что лечу по воздуху... Он оказался сверху, взял мою руку на залом и я едва не взвыл от боли. Да, кажись, Мирам не соврал про то, что был чемпионом...   - Сдаешься? - выдохнул он.    А что мне оставалось делать?    Рыжий отпустил мою руку и помог встать. И мы неожиданно поняли, что больше здесь не одни. Неподалеку стояла хрупкая девушка. Пушистая темная челка падала ей на глаза, бледное лицо было печальным. Она была почему-то в школьной форме - белая блузка, синий пиджак, клетчатая юбочка до колен. На стройных ножках - высокие кожаные ботинки. Она глядела на нас с отстраненным интересом. Кажется, я покраснел. Не каждый день тебя мутузят на глазах у незнакомки...   - Что ты здесь делаешь? - вырвался у меня неожиданно глупый вопрос.   - Гуляю, - ответила она. - А ты?    Я отряхнул пыль с рукава... Да ведь этот Мирам порвал мне куртку! Вот черт...   - Мы тоже гуляем, - улыбнулся рыжий.    Она понимающе кивнула. И вдруг я понял, что у нее что-то случилось.       Нет, меня нельзя назвать ни медиумом, ни экстрасенсом. Тогда я еще не верил в духов и не был вампиром. Но всю мою жизнь у меня было некое чувство правды, как если бы я был подключен к мировому информаторию, или чему-то такому... Девушка молчала, но в этом молчании был крик о помощи. Мы с Мирамом переглянулись. Возможно, он тоже это почувствовал.   - Как тебя зовут? - спросил у нее рыжий.   - Маори, - ответила она, тряхнув челкой. На секунду я увидел ее глаза, и в них стояла такая боль, что мне сделалось не по себе.   - Я могу тебе чем-то помочь? - вырвалось у меня.    И услышал в ответ:   - Нет. Мне никто не может помочь.       Она сказала, что ей никто не в силах помочь, и я почувствовал, как во мне поднимается ледяная волна протеста. Так не бывает! Помочь невозможно лишь тем, кто уже мертв... Кажется, я так и сказал. Она грустно улыбнулась и ничего не ответила. Мирам подошел к ней, ее макушка едва доставала ему до плеча.   - Говори, что случилось, - тоном, не терпящим возражений, сказал рыжий. Маори что-то пробормотала, отрицательно покачала головой. Налетевший ветер отбросил волосы с ее лица... Ее кожа была мраморно-бледной, под глазами залегли тени. Девушка покачнулась, как если бы ветер пытался сбить ее с ног. Мирам стоял ближе, чем я, и он успел ее подхватить на руки.   - Что с тобой?!    Я поймал тревожный взгляд рыжего. От чего-то меня кольнула досада. Он держал ее на руках, ее голова доверчиво лежала на его плече...   - Ее надо куда-то положить, - сказал я. Но куда? Мирам оглянулся по сторонам. Его взгляд упал на Склеп. Прежде, чем я успел его остановить, он шагнул под темные своды, и мне пришлось идти следом.       Я боялся, что рыжий положит бесчувственную девушку на холодное надгробие, но он сделал лучше. Он сел на надгробие сам, не выпуская ее из объятий. "Что теперь?" - спрашивал его взгяд. Я подошел поближе, легонько потряс ее запястье. Она открыла глаза, влажные от слез... Мирам наклонился к ней, пытаясь что-то спросить, и в следующий момент она обвила его шею руками. Я не успел ничего понять. Ее губы коснулись его горла, и рыжий вскрикнул от неожиданности. Это был вовсе не поцелуй. Она пыталась его укусить!    Мирам резко вскочил, и девушка упала на холодные плиты пола. Я услышал легкий стук, кажется, она ударилась коленями. Подскочив к Маори, я помог ей подняться.   - Осторожнее! - крикнул я Мираму. - Ей же больно!   - Но она хотела...   - Заткнись, или получишь!.. Маори, ты в порядке?    Она уткнулась лицом в мое плечо, ее трясло. Она плакала, совершенно беззвучно. Я провел ладонью по ее волосам, вдохнул их цветочный аромат...   - Отпусти меня, - приглушенно всхлипнула девушка. - Я не имею права... Я должна умереть.   - Что? - не понял я. - Умереть?   - Да! - она с силой рванулась, я едва сумел удержать ее. - Да! Я хочу этого! Я должна...   - Спокойно! - приказал Мирам. - Сейчас ты все нам расскажешь, и мы придумаем, как тебе можно помочь...   - Мне нельзя помочь, - повторила Маори. Ее глаза мрачно блестнули. - Я пришла сюда, чтобы умереть. Я должна это сделать.   - Но зачем?!   - Затем, что мне не зачем жить. Затем, что я не могу так жить! Я не хочу быть в рабстве!   - Что? - спросили мы с Мирамом одновременно. - В рабстве?   - Да! - крикнула девушка, обливаясь слезами. - В рабстве! Я должна умереть, пока еще не поздно!    И она рассказала свою невероятную историю.       Надо сказать, что я поверил ей сразу, не смотря на то, что все это звучало довольно дико.   У Маори был хозяин. Она пришла на кладбище, желая с ним попрощаться. Она знала лишь один способ уйти от него, поэтому выбрала смерть. Он напоил ее своей кровью насильно, и теперь его голос звучал у нее в голове, всякий раз, когда она была ему нужна. Для чего? Он пил ее кровь, когда желал этого. Еще у него были другие девушки, их он использовал для тех же целей. И не только... Этим вечером хозяин объявил Маори, что сделает ее своей женщиной, хочет она этого или нет. Потому что она - его вещь. А если она будет сопротивляться, он поступит с ней, как с непослушной рабыней. Он отдаст ее своим охранникам, чтобы сделать ее более сговорчивой. Маори не сомневалась, что он так поступит. Она знала нескольких девушек, с которыми это уже произошло...    Пока она все это говорила, я смотрел на лицо рыжего. Да, он тоже ей верил. Скорее всего, он пропустил мимо ушей историю про питье крови, для него Маори была девушкой, попавшей в сети к взрослому мужику, который возжелал ее тела. Что ж... Я и сам тогда думал примерно так же. Думал до тех пор, пока она не попросила:   - Если можно... Дайте мне немного крови.   Мы с Мирамом переглянулись. Крови?..   - У тебя есть нож? - спросил меня рыжий. Я вздрогнул. Неужели он это по правде?   - У меня есть, - ответила девушка, вынимая крошечный ножик из незаметного кармашка на клетчатой юбочке. Его лезвие оказалось неожиданно острым, оно блеснуло в тусклом свете, льющимся через узкие окна склепа с остатками витражей. Мирам взял у нее нож и рассек кожу на запястье. И не успели первые капли упасть на мрамор надгробия, как девушка прильнула к ране губами.       Я ощутил недовольство, которое ничем не мог объяснить. Ее лицо изменилось, сделалось хищным. Она пила его кровь большими глотками, и рыжий закусил губу, сдерживая стон. Она вцепилась в его руку так, костяшки пальцев побелели от напряжения. Мирам закрыл глаза. Я завидовал ему? Наверное, да. Тогда я еще не понимал, от чего, да и не задумывался над этим. И в то же время я не верил своим глазам. Я никогда не видел, чтобы кто-то пил кровь!    Когда все закончилось, она облизнула губы, как если бы съела мороженое. А я просто оцепенел от шока. Ведь рана от ножа исчезла! Запястье Мирама было совершенно целым! Рыжий поймал мой взляд, посмотрел на свою руку...   - Я ведь говорила вам, что я - вампир, - прошептала Маори. - Простите меня...    Она встала на ноги. Ее покачнуло, но она удержалась.   - Вы можете меня ненавидеть... За то, что я вампир... Я слышу его зов у себя в голове. Мне надо идти...   - Ты никуда не пойдешь, - Мирам выпрямился рядом с ней. - Даже если это правда... Тем более, если это правда! Мы тебе поможем. Да, Витрикс?   - Конечно!..    Маори грустно улыбнулась.   - Вы не сможете ничего сделать. И никто не сможет. Он очень сильный. У него много слуг... Видели бы вы его охранников!   - Плевать! - отрезал рыжий.   - Нет, я запрещаю вам...   - Послушай, - он взял ее лицо в свои ладони, и я снова ощутил укол ревности. - Я дал тебе слово. Я всегда держу свое обещание... Мы разберемся с этим подонком, и вернем тебе свободу. Да, Витрикс? Ты со мной?   - Я с тобой, - услышал я собственный голос.         2 серия. Каменный мешок          Обычно я почти не совершаю необдуманных поступков, но тогда мне казалось, что я попал внутрь приключенческого фильма. Или сказки, у которой обязательно будет хороший конец. Я не мог мыслить логически, и не задумывался о том, что мы направляемся в логово опасного бандита, вместе с девушкой, которую видим первый раз в жизни. Более того - мне было дико интересно, что будет дальше. Так мы дошли до высокого забора, за которым виднелись верхушки плодовых деревьев и черепичная крыша трехэтажного особняка. Здесь была окраина, но в несколько ином духе, чем та, где находилось старое кладбище. Здесь жили миллионеры, а значит, было полно охраны. Впрочем, даже это обстоятельство не охладило наших с Мирамом горячих голов. Я посмотрел в глаза рыжего, в них была лишь жажда подвигов, и больше ничего.   - Что будем делать? - спросил я у него.   - Перелезем через забор и поговорим с этим придурком, - ответил он. - Все-таки, я чемпион города по дзю-до... Да и ты неплохо дерешься. Мы ему так наваляем, что он забудет, как зовут его мамочку!    Маори попыталась что-то сказать, но мы не стали ее слушать.   - Жди нас здесь, - сказал я. - Мы скоро вернемся.   - Не беспокойся за нас, - улыбнулся ей рыжий. - Это не займет много времени.    И мы полезли через забор.      Территория вокруг дома сильно заросла. Начинались сумерки, мы пробирались сквозь кустарник, иногда неподвижно замирая, иногда передвигаясь ползком. На наше счастье, мы не встретили ни одной собаки. Зато повсюду росли цветы. Начиналось лето, и воздух был пьяным от распустившейся сирени. А на клумбах расцветали болотные ирисы, синие и желтые. И качались бархатные розы, в капельках вечерней росы. Каменные идолы, то ли драконы, то ли горгульи, провожали нас застывшими взглядами. Беседка, увитая плющом, манила загадочным полумраком. Я отмечал все это машинально, запоминая дорогу назад. Мы продвигались перебежками, от идола к беседке, от куста сирени до угла особняка, сложенного из крупных гранитных блоков. Дикий виноград заплетал южную стену, оставляя свободными узкие проемы окон. Одно из них, на втором этаже, оказалось открыто.   - Туда, - прошептал рыжий, толкая меня в бок локтем. - Лезь первым, я подстрахую, если что...    Я почувствовал холод. Мне стало зябко, как если бы из этого окна тянуло морозом... Как из холодильника, или из склепа... Я вспомнил склеп на старом кладбище, с остатками витражей и мраморным полом, и мне стало спокойно. Подпрыгнув, я уцепился за одеревеневшие лозы старого винограда. Он вился по специальной металлической решетке, которая чуть отошла от стены под моим весом.   - Давай скорее! - зашипел Мирам мне в спину, и я, отбросив посторонние мысли, полез вверх.      Это не заняло и пяти минут. Подтянувшись за край подоконника, я перевалился внутрь небольшой комнаты, стены и пол которой покрывали восточные ковры. На полу стоял кальян, в углу потрескивал углями камин. Курильницы с благовониями, свисающие с потолка, струились пряным дымом, от которого у меня тут же закружилась голова. Выглянув в окно, я увидел, что рыжий почти дополз до окна, и втянул его в комнату за воротник.   - Спасибо, - укоризненно просипел Мирам. - Мог бы и раньше догадаться...   Открыв дверь, мы осторожно выглянули в коридор. Черный мрамор пола отражал сполохи огня, горящего в масляных чашах вдоль стен. Другого освещения здесь не было.   - Средневековье какое-то, - проворчал рыжий.   - Зато сигнализации нет.   - Давай выработаем план действий, - предложил Мирам, когда мы удостоверились, что все спокойно. - Где мы будем искать этого кекса?   - Может, подождем, пока наступит ночь?   - Здесь тебе не детский сад, - усмехнулся рыжий. - Или ты думаешь, что все ложатся спать ровно в девять?    Я засмеялся.   - Заткнись! - прильнул ухом к двери, рыжий слушал, все ли спокойно в коридоре. - Ты чего ржешь?   - Не знаю, - беспечно отмахнулся я. У меня было такое же чувство, как если пьешь кока-колу, и пузыри газа прыгают на языке. Только сейчас эти пузыри шипели у меня в голове, делая все происходящее простым и веселым. Мне не терпелось отправиться на поиски злодея, которого мы собирались поставить на место. Маори что-то говорила про других девушек, которых здесь держат в рабстве... Мы спасем их всех.   - Кажись, все тихо, - сказал Мирам. И мы вышли в коридор.       Странно, но чем дальше мы уходили вглубь этого замка, тем легче и веселее нам становилось. Под конец мы задыхались от смеха, рисуя друг другу картины, как мы призовем негодяя к ответу. Каким -то неведомым чувством я понимал, где именно его искать... или это шептали голоса в моей голове? Направо... Теперь налево... Мирам тоже их слышал, ведь мы поворачивали, не сговариваясь, абсолютно синхронно. Так мы дошли до двери, обшитой бронзовыми скрепами, и остановились.   - Он там, - сказал рыжий.   - Я знаю. Что будем делать?   - Я все беру на себя. Но если что, будь готов подержать его, пока я буду с ним разговаривать.   - Запросто. Ну что, идем?   - Идем.    Толкнув дверь, мы оказались в темноте. Здесь не было света, но не так, как например в темной комнате - его здесь не было вообще. А тьма вокруг жила своей жизнью, она тянулась ко мне со всех сторон. И пока я пытался понять, как такое возможно, мне заломили руки и ударили по голове.       Я лежал на холодных камнях. Мои руки были связаны, ноги тоже. Перед глазами плавали разноцветные пятна.   - Господин Инри, он приходит в себя, - услышал я мелодичный женский голос, но не смог пошевелиться, чтобы повернуть голову.   - Я вижу, - прошелестело в ответ. - Подними его, Саэта.   Меня подняли за плечи, и я увидел парня лет двадцати, в черном кожаном плаще. Он разглядывал меня с любопытством, словно редкое насекомое. Волна цветочного аромата была почти осязаемой, когда Саэта подняла мою голову за волосы. Я попытался разглядеть ее лицо, но не смог - только волну рыжих волос... А где Мирам?   - Он здесь, - прочитал мои мысли парень в плаще. - Саэта, приведи его в чувство.   - Да, мой господин.    Она отпустила меня, и я упал обратно на пол. Только теперь я понял, насколько затекли связанные конечности. Я лежал на боку и мог видеть все, что происходит. Девушка, затянутая в черную кожу, с серебряным ошейником на алебастровой шее, встряхнула Мирама за шкирку, как если бы он ничего не весил. Рыжий хрипло застонал, открывая глаза. Парень в плаще удовлетворенно хмыкнул.   - Ну вот и хорошо... - Его голос напоминал осенний листопад. - Все меня слышат? Тогда начнем.    Он присел на корточки, чтобы лучше видеть наши с Мирамом лица. Его длинные темные волосы свободно падали на плечи, бледная кожа будто сияла изнутри. Глаза... Я никогда раньше такого не видел. Они были черными, без радужки вообще. Как две узкие бойницы, нацеленные на меня. За ними стояла тьма, и эта тьма внимательно меня изучала.   - Вы хотели украсть мою собственность, - продолжал тот, кого Саэта называла своим господином. - Вы незаконно проникли в мой дом, и теперь вы - мои пленники. Я не собираюсь вас прощать, но убить вас было бы слишком просто... Я поступлю иначе. Я обращу вас. Вы знаете, что это такое? Сначала вы будете страдать, чувствуя, как жизнь медленно покидает ваши тела. А потом... - он улыбнулся. - Вампиры ведь должны пить кровь, не так ли? Вы будете грызть друг друга, а я буду за этим наблюдать. О, вы будете умирать долго... Очень, очень долго.       Я увидел, как Саэта запрокидывает голову Мирама себе на бедро, туго обтянутое черной кожей. Инри оказался рядом. Он двигался, как тень, как пламя свечи - плавно и быстро. Миг - и его клыки впились в подставленное для укуса горло. Струйка крови потекла Мираму за воротник, мой товарищ пытался вырваться, но постепенно затих. Оцепенев, я смотрел, как Инри пьет его кровь - с таким же выражением блаженства, что было на лице Маори, там, в склепе, целую вечность назад... Потом мой товарищ потерял сознание, и парень в плаще вытер губы рукавом. Его глаза мерцали, как два болотных огонька. Саэта разжала пальцы, и тело Мирама замертво осело к ее ногам.   - Тебе страшно? - спросил у меня Инри. Я не ответил. Тогда он рванул зубами кожу у себя на запястье, и капли темной густой крови упали на губы рыжего. И тогда мне действительно сделалось страшно. Я увидел, как Мирам тянется к этим каплям, подобно растению, которое стремится к солнечному свету, так же бессмысленно и безвольно. Он искал эти капли, не открывая глаз, каким-то высшим инстинктом. А когда он приник к запястью господина Инри, тот засмеялся, не скрывая удовлетворения.   - Я обращу тебя чуть позже, - сказал он мне. - Сначала я хочу посмотреть, как твой друг набросится на тебя, желая утолить свою жажду. Спокойной ночи, мой малыш. Приятных сновидений.         3 серия. Не-мертвый          Я лежал на полу и смотрел вверх. Застывшее время равнялось расстоянию между ударами моего сердца, умноженному на тупую, изматывающую боль в перетянутых веревками руках и ногах. Лунный свет лился через узкие окна под потолком, и в его серебре я отчетливо видел тело моего товарища, лежащее справа от меня. Именно тело. Мирам был мертв, и я разглядывал потемневшие балки высокого потолка, не желая глядеть на его мраморно-бледное лицо.    Знаю, это цинично, но больше всего меня сейчас беспокоили мысли о тете, которая наверняка заметила мое отсутствие. Полгода назад я обещал ей, что всегда буду предупреждать, если мне придется задержаться. Я знал, о чем она подумала, когда я этого не сделал. Впрочем, может, оно и к лучшему. Вдруг меня начнут искать?.. Мысли путались. Ноющая боль в связанных руках усиливалась с каждым ударом сердца, отдаваясь по всему телу, и я прекрасно осознавал пределы собственной воли. Еще немного, и я начну кричать, умоляя о пощаде...   Я чувствовал, что они смотрят на меня. Они - это те, кто заманил меня сюда. Девочка на кладбище, господин Инри с глазами серийного убийцы, безумная маньячка в стиле "садо-мазо" - все они были из одной шайки, и я жалел, что не догадался об этом сразу. Минуты сменяли друг друга, они были похожи, как капли воды в океане, как песчинки в пустыне, как кристаллы снега в Антарктиде... И каждая из этих минут уносила частицу моей души, заменяя ее на изматывающее ожидание чего-то страшного.       Потом, когда луна показалась в одном из окон, огромная и ослепительно яркая, боль стала невыносимой, а мысли наполнились запредельным отчаянием. Я терял сознание и снова всплывал из глубины этого омута, я тонул в себе самом, как в топком болоте, погружаясь в зыбкую трясину галлюцинаций. Вот я беру опасную бритву и кладу ее на полочку в ванной, рядом с тюбиком зубной пасты. Хлещет горячая вода... Удар, еще один, резкая боль - и кровь льется из обоих разрезанных вен. Снег... Меня выписывают из больницы, и Интегра встречает меня, ее строгое бледное лицо улыбается, а льняные волосы рассыпались по плечам песцового полушубка... Из мира исчезли все краски, кроме черной и белой. Любовь - это не всегда хорошо... Любовь - это бездна отчаянья. Но теперь все будет иначе! В прошлый раз я недостаточно долго глядел в глаза собственной смерти, мне не хватило лишь нескольких капель, чтобы все осознать. Сейчас все встало на свои места. Господи, каким же я был идиотом!.. Если бы случилось чудо, и я смог вернуться домой, в мою комнату, в мой покинутый мир... Где все это? И существовало ли это на самом деле? Что, если я лежал в этом зиндане, всю мою сознательную жизнь, со связанными затекшими руками, а все остальное было лишь миражом? И кто я? Как меня зовут? Витрикс?..   - Риксанов...   - Кто здесь?   - Пить...    Песчинки наползают друг на друга, они шуршат, как змеиная кожа, они сухие и ядовитые, они называются "минуты", они отравлены... Я умираю? Но я не хочу! Кто-нибудь, помогите!..    Я вздрогнул, возвращаясь в свой кошмар. В эту реальность, ставшую для меня адом. Кажется, Мирам пошевелился... Но это невозможно! Этого не может быть!   - Пить... Пожалуйста, дайте пить...   - Мирам? Ты жив?   - Где мы?   - Мирам!    Подтянув колени к животу, я сумел перевернуться и принять вертикальное положение. Моя голова раскалывалась, стук сердца я воспринимал, как удары кувалдой. Каждый удар сердца отдавался дикой болью по всему телу. Мирам жив?.. Он пошевелился! Он правда смотрит на меня?..       Его глаза мерцали синими искрами, на губах засохла кровь. Меня испугал его безумный взгляд.   - Где мы? И сколько прошло времени?..   - Я не знаю, - ответил я сразу на оба вопроса, но кажется, он не услышал. Он огляделся и уставился на меня. На мое горло... Я застонал. Будь ты проклят, долбанный Инри... Мирам рванул руки в стороны, и я услышал треск веревок. Он с легкостью разорвал их, посмотрел на свои ладони...   - Я что, могу видеть в темноте?..    Да, Мирам, ты можешь видеть в темноте. Ты можешь ходить по стенам, ты можешь пить кровь...   - Я все вспомнил, - глухо проговорил рыжий. - Я теперь вампир.      - Скажи, мы давно здесь?   - Что? - я открыл глаза и посмотрел в его лицо. Оно изменилось, стало другим, как если бы талантливый скульптор вмешался в топорную работу своего предшественника, доведя произведение искусства до полного совершенства... Смерть наложила свой отпечаток на его черты, властной рукой исправив то, что стоило исправить. Его огненные волосы отросли до плеч, глаза казались черными из-за огромных зрачков.   - Странно, - проговорил Мирам, развязывая мне руки. - Я себя чувствую так, будто бы...    Он замолчал, облизав пересохшие губы. Я застонал, когда кровь стала возвращаться в мои затекшие конечности.   - Тебе больно? - спросил меня рыжий, приподнимая за плечи, и я почувствовал холод, исходивший от его тела. Да, он был мертв, но еще не осознавал этого...   - Тебе нужна моя кровь, - сказал я. - Я разрешаю, можешь ее пить. Лучше это будешь ты, чем они... Ты сможешь убить меня так, чтобы я ничего не почувствовал?   - Заткнись, - попросил Мирам едва слышно. Его ярость была практически осязаемой, и я ощущал, как воздух начинает потрескивать от разлитого в нем электричества. - Я не стану этого делать! - закричал он, запрокинув лицо к потолку. Серебряные блики лунного света скользнули по отросшим клыкам. Его голос сорвался на безумный вопль, в то время, как пальцы, отдельно от его воли, стиснули мое запястье и подняли его вверх.       Он поднял мою руку к своим губам, действуя, словно во сне. Острые клыки прокусили кожу, но от дикого ужаса я не почувствовал даже боли. Его черты исказились от нечеловеческого наслаждения, когда он сделал первый глоток. У меня потемнело в глазах, когда я понял, что сейчас моя жизнь закончится раз и навсегда. Но в следующее мгновение Мирам вскочил, отшвырнув меня в угол.   - Нет! - крикнул он, сжимая кулаки. - Я не должен!..    Я смотрел, как он, полностью потеряв контроль, бьет об стену руками, пытаясь хоть немного приглушить дикую жажду... От чего-то я был уверен, что рыжий будет сопротивляться до последнего. Чтобы потом, потеряв последние остатки человечности, растерзать меня на куски...   - Кого ты пытаешься обмануть? - вопрос повис в пустоте. Мирам замер, глядя на сбитые костяшки. Потом повернулся ко мне, и наступила тишина.       Мне не понравился взгляд, которым тьма смотрела из его абсолютно безумных глаз. Я отчетливо понял, что это - больше не Мирам, теперь это - тварь, не имеющее с человеком ничего общего.   - Вообще-то ты прав, - проговорил рыжий, неуловимо быстрым движением оказываясь рядом. - Если прокусить сонную артерию, все закончится за пару минут... Тебе не будет больно, Витрикс, слово вампира...    Я отвернулся и закрыл глаза. Как там говорят? Перед смертью вся жизнь проносится, как на ускоренной перемотке?.. Мне ничего не вспоминалось, но в те пару секунд, пока он принимал окончательное решение, я от чего-то думал о Маори. О том, как она предала нас.    Боль пронзила мое горло, ровно на один удар сердца... Я уже засыпал, растворяясь в пустоте, заполненной рассветом. Лучи нового солнца проникали в мою кровь и разливались по венам приятной согревающей волной...   - Вампир, я приказываю тебе остановиться! - услышал я знакомый голос, прежде, чем все закончилось.               4 серия. Узы Крови          Я сразу же узнал этот голос, и почувствовал, как железная хватка Мирама разжалась. Судорожно втянув воздух со слабым ароматом благовоний, я открыл глаза и увидел, что дверь открыта. На темном фоне дверного проема стояли трое - впереди господин Инри, а за его спиной - Саэта и предательница Маори. Обе они показались мне на удивление сильными, ведь на их плечах буквально висел довольно грузный мужчина, обмякший,как картофельный мешок. Я не смог разглядеть лица, закрытого растрепанными волосами. Господин Инри, не останавливаясь ни на секунду, прошел через всю комнату к нам и схватил Мирама рукой за подбородок. На меня он даже не взглянул.      - Посмотри мне в глаза, - приказал он рыжему. - Ты уже понял, что такое Жажда. Ты уже знаешь, как именно можно утолить ее, но не в силах нарушить моего приказа... А знаешь почему? Ты и дальше будешь выполнять мои приказы, ведь это я обратил тебя! Я дал тебе свою кровь, и теперь я твой сир! В нашем клане не принято бросать новообращенных на произвол судьбы, поэтому я буду учить тебя, Мирам. Но для начала становление должно завершиться. И вот твоя награда за послушание...       Он повернулся к дверям и щелкнул пальцами. Девушки с силой толкнули человека вперед, и тот, глухо вскрикнув, подкатился к ногам господина Инри.   - Ты слишком ничтожен даже для гуля, Дагриб, - сказал ему тот. - Твое преступление состоит лишь в том, что ты служил порочной женщине, этой Малковианской твари!.. О, она дорого заплатит за то, что отвергла меня... Ты - всего лишь первая ступенька в лестнице скорби, по которой ей предстоит опуститься на самое дно... Я уничтожу все, что было ей дорого. И начну я прямо сейчас! Мирам! Выпей его!    Рыжий резко встал, и я рухнул на пол. Меня всего трясло. Прямо на моих глазах творилось невероятное - мой товарищ схватил отбивающегося мужчину, скрутил его борцовским захватом и прильнул к его горлу. Несчастный Дагриб дико заорал, но что он мог поделать против вампира, объятого Первой Жаждой?       Потом крики закончились, и тело мужчины обвисло, как тряпочное. Мирам поднял лицо, его губы были красными от крови. Глаза сияли, в них переливалось блаженство пополам с безумием...    Я понял, что теперь моей жизни больше ничего не угрожает, свирепый монстр был укрощен. Все пережитые эмоции оказались слишком сильными, и я почувствовал, что начинаю засыпать. Тоненькие колокольчики зазвенели где-то на окраинах сознания, становясь все громче и громче, я закрыл глаза и провалился в темноту.       Я пришел в себя, лежа на диване в небольшой комнате. Огляделся. Здесь было довольно уютно. По углам стояли высокие светильники и их теплый свет падал на каменные стены. Было тепло, но почему-то я не увидел ни одного окна. "Я в подвале?" - эта мысль меня совсем не испугала - я ожидал чего-то подобного. Вскинув руку, чтобы посмотреть на след укуса, я испытал удивление, граничащее с шоком. Кожа запястья оказалась чиста, как и раньше! Мои пальцы дотронулись до шеи, но и с горлом все было в полном порядке, как если бы все, произошедшее вчера, оказалось просто дурным сном... А может, так оно и есть? Может, у меня были галлюцинации?.. Ну конечно! Все, что мне вчера привиделось - этого ничего не было!.. И если так, то что же я скажу моей Интегре?.. Ведь я поклялся, что никуда не исчезну, не предупредив! ..       Меня резко подбросило. Машинально я отметил, что прекрасно себя чувствую, но не успел как следует удивиться этому. Я услышал, как открывается дверной замок и сделал шаг по направлению к двери. Кто бы сейчас ни вошел, я встречу его на ногах, лицом к лицу.    Это была Маори, все в той же форме японской школьницы. Она была дико привлекательна, я с удовольствием окинул взглядом ее ладную фигуру, стройные ножки в высоких ботинках, симпатичное лицо с темной пышной челкой... Но она больше не казалось мне тем неземным существом, что вчера на кладбище. Теперь она была просто красивой девушкой...       - Здравствуй, Витрикс, - сказала она тихо, и как мне показалось, немного печально. - Можно я войду?   - Странный вопрос, - слегка улыбнулся я, не шевелясь, поэтому она тоже замерла напротив. Я посмотрел за ее спину - открытая дверь, коридор с каменными стенами, его освещают три масляных круглых светильника, на цепях свисающие со сводчатого потолка... - Я нахожусь в подвале?    Она кивнула.   - Да. Эта комната расположена на минус третьем этаже замка господина Инри. Я пришла, чтобы все тебе объяснить. Ты позволишь мне войти?   - Заходи, - я сделал приглашающий жест рукой и сел обратно на кровать. Сейчас я рассмотрел ее как следует - низкий топчан, покрытый узорным ковром в восточном стиле. Даже несколько бархатных подушек с кисточками!    Она вошла, прикрыв за собой дверь. Подошла к топчану и присела на краешек, где-то на расстоянии метра. Руки сложила на коленках, как послушная девочка.   - Обещай, что выслушаешь меня спокойно. Я объясню тебе все.       Я молча кивнул. В горле сделалось сухо, ладони вспотели. Я понял, что она собирается говорить правду, и содрогнулся - что-то мне подсказывало, что эта правда будет довольно жесткая.   - Тогда я начну, - сказала Маори и вздохнула, как перед прыжком с обрыва в море... Почему-то это выглядело именно так.    - Я не случайно оказалась на кладбище. Я следила за вами. Мне нужен был только Мирам. У меня было задание - привести его в Замок. Не спрашивай, зачем он понадобился господину Инри...   - Наверное, от того, что - чемпион города по дзю-до, - предположил я. От чего-то меня неприятно зацепило то, что я вроде бы оказался здесь случайно...   - Но потом я решила взять и тебя тоже, - продолжала Маори. - Господин Инри ничего про тебя не говорил, но... Я почему-то захотела так сделать... - Ее щеки слегка покраснели. Это выглядело очень мило.   - Я кинула на вас с Мирамом чарму, - улыбнулась она. - Я вампир из клана Лассомбра, и это для меня естественно. Это называется "Доминирование". Вы оба влюбились в меня с первого взгляда, остальное было очень просто. Я заманила вас в этот замок, а дальше... Дальше вы услышали Зов.    Помнишь, как вам было весело бежать по коридорам, и вы точно знали, куда вам надо попасть? Вас вел Зов господина Инри. Он обратил Мирама, а тебя решил пока что не трогать. Видишь ли... Мы навели про вас кое-какие справки... Мы ведь не обращаем кого попало, соблюдая Маскарад. Мирама никто не будет искать еще несколько дней, он должен был уехать на соревнования в Крым. Но с тобой бы вышли проблемы... Твоя тетя наверняка стала бы тебя искать, но мы во время узнали, кто она, и поэтому...   - Вы узнали, кем она работает? - вырвалось у меня. - И кем же?..   - ...Поэтому, Витрикс, теперь ты просто гуль!       - Что? - не понял я, подавшись вперед, чтобы лучше видеть ее глаза. Ее безжалостные глаза, с расширенными от адреналина зрачками.   - Теперь ты гуль господина Инри, - ответила она. - Есть такое понятие - Узы Крови. Если вампир дает пить свою кровь человеку, он делает его своим гулем. Ты пил пока что всего один раз, это не страшно. Вот увидишь, как переменится твое отношение к господину Инри при вашей с ним встрече... Кровь вампира залечила все раны на твоем теле, я готова поспорить на что угодно, что ты сейчас отлично себя чувствуешь... Это естественно. Гуль может ходить при свете солнца, гуль гораздо сильнее обычного человека. Ты продвинутый мальчик, Витрикс, так что тебя ожидает немало приятных открытий... Мы решили пока что не обращать тебя, ведь новообращенный вампир какое-то время не может выходить днем из подвала - свет солнца вреден для него. Должно пройти несколько недель после обращения, прежде, чем Мирам сможет вернуться домой.    Ну вот, теперь ты знаешь почти все...       Она взяла мое лицо в свои ладони, и ее глаза оказались напротив моих, совсем рядом... Я ощутил на своих губах ее дыхание, когда она прошептала:   - И последнее... Теперь ты будешь слышать Зов господина Инри у себя в голове всякий раз, когда понадобишься ему. А сейчас ты свободен, можешь возвращаться к своей любимой тете... Кстати, она такая красавица... Признайся, у вас уже было?       Поскольку я временно утратил дар речи, ее вопрос остался без ответа. Маори подождала еще несколько секунд, потом слегка поцеловала меня в губы. Отстранилась, и ее лицо озарила ободряющая улыбка.   - Пойдем! Я провожу тебя!    Взяв меня за руку, она потащила меня за собой, мягко, но довольно настойчиво. Мы прошли по коридору, справа и слева было еще несколько дверей... Мы оказались около закрытых дверей лифта, и Маори нажала на кнопку.   - Замок у господина Инри довольно большой, - улыбнулась она. - Со временем ты побываешь и в других помещениях. Твоему другу повезло гораздо больше, ведь он теперь - Новообращенный, он может гулять почти по всем уровням. Здесь очень здорово, поверь мне!       Приехал лифт. Это был небольшой лифт с зеркальной стеной, и пока мы поднимались наверх, я смотрел на свое отражение. Что-то неуловимо изменилось... Я нравился себе немного более обычного. Маори проследила за моим взглядом и мы встретились в зеркале глазами.   - О, ты заметил! - воскликнула она. - Ты теперь просто красавчик! Ты и раньше был ничего, а теперь... Это все кровь Лассомбра! Она творит чудеса! Пойдем же!    Двери лифта открылись в просторный холл. Возле камина в креслах сидели две молоденькие девушки, блондинка и брюнетка. Маори помахала им рукой. Я присмотрелся и разглядел брелок с ключами, который она вертела на пальчике.   - Отвезу тебя домой, - сказала девушка, - Ты ведь живешь в Долине Замков? Ну так это совсем недалеко...       Полупрозрачные двери оказались на фотоэлементах, как в супермаркете. Мы вышли в сад, и солнечное тепло окутало меня с головы до ног, смывая остатки неприятных ощущений. Я был жив, я возвращался домой, и если Интегра увидит меня вместе с Маори, она наверняка будет довольна. Решит, что у меня наконец-то появилась девушка, и мне не придется ничего врать о том, как именно я провел эту дьявольскую ночь...    Дорожка привела нас на автостоянку, расположенную около выезда с территории замка. В башенке-будке я заметил охранника - его тень наблюдала за нами с той стороны тонированного стрельчатого окошка. На размеченных белой краской прямоугольниках стояли аккуратно припаркованные машины - черный Ford Focus, серебристая Mazda 3, пурпурный Mercedes-Benz CL-Klasse - та самая модель, где дверцы открываются вверх, делая его похожим на готового ко взлету жука... Лишним было бы говорить, что все они блестели, будто только что из автомобильного салона... Но Маори прошла мимо, она вела меня за руку к мотоциклам, стоящим чуть в стороне, возле каменной стены. Остановилась около черного Kawasaki 1400, на зеркальцах которого висели два шлема. Я без слов повторил ее движения, надевая один из них. Потом она села на него верхом, такая стройная и соблазнительная в своей клетчатой юбочке, что мое настроение окончательно улучшилось. Я сел следом за нею, мои руки легли на ее талию. Меня опять накрыло волной непостижимых ощущений - вероятно, она снова применила это свое "Доминирование", чтобы я не сбежал... Маори завела мотор и оттолкнулась ногой от асфальта, бросая мотоцикл вперед. Мы вырулили с автостоянке, и, набирая скорость, понеслись по направлению к шлагбауму, перекрывающему выезд. Его стрела стала подниматься, Маори прибавила скорость. Нам пришлось пригнуться, когда мы проносились под черной полосой шлагбаума, но все закончилось благополучно, и ветер засвистел по ту сторону шлема, проникая под мою куртку. Я обнял Маори покрепче. Я совершенно не боялся ехать на такой скорости, мне было необыкновенно хорошо и спокойно.             5 серия. Маскарад          Я щелкнул магнитным ключом и набрал код, после чего толкнул дверь и оказался в прихожей. Прислушался. Было тихо. Интегра всегда включала тибетские мантры, когда была дома, и эта тишина означала, что ее здесь нет. Интересно, она еще не приехала или уже уехала?.. Но вещи в нижней гостиной лежали в том же беспорядке, как я оставил их вчера вечером, собираясь на тренировку по дзю-до...    Первым делом я поднялся в свою комнату. Прошел по зеленому ковролину верхней гостиной, окинув взглядом ряды тропических деревьев, стоящих вдоль стен, и заперся в ванной. В доме тети установлены две ванны - одна на ее этаже, другая на моем, и это необычайно удобно, поскольку мы оба с ней - водяные знаки гороскопа, и моемся подолгу... Моя одежда была залита кровью ( я тут же вспомнил, как Мирам впился своими клыками в мое запястье), и я бросил вещи в стиральную машину. Залез под душ...    Стоя под горячими струями, я медленно приходил в себя. Я был жив, меня не сделали вампиром, и, что самое главное, тетя не заметила моего отсутствия, поскольку ее самой не было этой ночью дома!.. Подумав так, я ощутил внезапную тревогу. Интересно, с моей Интегрой все в порядке?.. Но кровь Лассомбра переполняла меня энергией и силой, поэтому долго беспокоиться не получалось. Я вытерся полотенцем, достал из тумбочки чистую одежду и посмотрел на свое отражение. Наверное, Маори была в чем-то права... Кровь вампира изменила не только мое внутреннее состояние. Подростковые прыщики, от которых я еще вчера не знал, как избавиться, совершенно исчезли, моя кожа стала более бледной, глаза - более темными, а волосы начали слегка завиваться. Теперь они, обычно аккуратно расчесанные, торчали в разные стороны, и это очень шло мне. Я улыбнулся отражению, оскалив зубы. Да, парочка клыков завершила бы этот имидж...       Я отправился на кухню, чтобы заварить себе чая. Поставив на поднос керамический чайник и небольшую пиалу, отнес все это в гостиную. У тети в гостиной нет почти никакой мебели, кроме огромного телевизора и полукруглого дивана, который тянется вдоль такой же полукруглой стены. При планировке данного помещения главный акцент был сделан на потолок, стилизованный под звездное небо. Млечный Путь протянулся с запада на восток, туманно мерцая на черном фоне, остальные созвездия светились там, где и положено, все было как в реале... Раньше, глядя на потолок, я часто думал о том, что среди этих бесчисленных звезд прячутся спутники-шпионы, как и на настоящем небе, но сейчас подобные мысли меня совершенно не беспокоили.   Я откинулся на спинку дивана, грея ладони об пиалу с ароматным чаем. Попробовал осмыслить произошедшее со мной, но не смог - было слишком хорошо. А потом хлопнула входная дверь, и я услышал тихие шаги - вернулась моя Интегра.       Мне очень нравится смотреть, как она перемещается по комнате. Все ее движения обманчиво плавные, но стоит на секунду отвлечься, и она уходит в невидимость, молниеносно перетекая в другой сектор. Она будто ныряет в матрицу этого пространства и выныривает там, где захочет, например - у меня за спиной... Я знаю, что она так тренируется, ей, наверное, по работе это надо, но зачем делать вид, будто ничего не происходит?.. И такая вот игра продолжается изо дня в день.    Вот и сейчас, она вошла в гостиную, как всегда медленно, словно позволяя как следует себя рассмотреть... Но поскольку вся ее жизнь покрыта тайной, здесь я буду описывать другую Интегру, из мультфильма "Ван Хельсинг". В принципе, они с моей тетей довольно похожи, так что я продолжаю. Она окинула меня с головы до ног цепким и в то же время рассеянным взглядом, и пока приближалась, успела полностью просканировать мое биополе.   - Что вы на меня так смотрите, тетя, будто бы я представляю для вас какую-то опасность? - пошутил я, наблюдая, как светлые волосы колышутся у нее за спиной в такт мягким тигриным шагам. Волосы у моей Интегры пепельно-русые, прямые и длинные. Одевается она обычно в серые брючные костюмы, а глаза ее своим цветом напоминают стальной клинок. В общем, подавляет она своей витальностью мое альтер-эго по полной программе.    Я неожиданно подумал, а вдруг она уже знает о том, что я пил сегодня ночью кровь вампира из клана Лассомбра? Что, если у нее нюх на кровососов, и она по правде состоит в той самой организации, про которую говориться в мультфильме "Ван Хельсинг"?..    "Спокойно, Витрикс, ты гонишь, - сказал я сам себе. - Сейчас все объясниться самым банальным образом..."       Я оказался прав. У нее не нашлось детектора, способного определить в моей ауре вампирские признаки. Все было гораздо проще.   - Эти следы протекторов, - проронила Интегра, останавливаясь прямо передо мной, и мне тоже пришлось встать. - Там, на дорожке, около веранды... Что это значит?   - Меня подвезла знакомая на мотоцикле, - начал оправдываться я.   - Ты ведь знаешь, что посторонние не могут заходить на нашу территорию! - отчеканила тетя, глядя мне в глаза.   - Да, но... Я подумал, что...   - Виталий, я устала тебе это повторять! Никаких друзей! Никаких девочек! Ты, конечно, можешь с ними общаться, но где-то там, за пределами этого дома!..    Она ни разу не повысила голос, однако ее интонации были исполнены змеиного яда.   - Да, тетя, - покорно ответил я.   - Хорошо... - она постояла напротив меня еще несколько секунд. Мы с ней одного роста, и нам просто глядеть друг другу в глаза. К тому же, мы и внешне довольно похожи, родственники, как-никак... Я отлично изучил ее микромимику, и видел, что сейчас она уже нисколько не сердится.       - Как прошел ваш день? - перешел я в наступление. С тетей можно только так. - Вы рано с утра уехали, меня будить специально не стали?    Она отвела глаза и присела рядом. Нашарила на диване пульт и включила телевизор. На огромном прямоугольном экране появилось синее меню игровой приставки, и его интенсивный насыщенный свет озарил полутемное помещение гостиной.   - Нет, мне пришлось задержаться на работе, - в полголоса обронила она. - Я только что приехала.    Мы замолчали, погружаясь в свои мысли. Краем глаза я наблюдал за Интегрой, и мне совершенно не нравилось ее озабоченное лицо. Наверное, что-то случилось на той ее таинственной работе, про которую она никогда не рассказывает... И Маори тоже сказала, что меня не стали обращать именно из-за тети, чтобы не нарушать... Маскарад? Да, Маори произнесла именно это слово. Интересно, что такое "Маскарад"?.. Маскарад, маскировка... Правила маскировки вампиров в мире людей? Возможно... Надо будет посмотреть в инете более подробно...    Пауза затянулась. Интегра смотрела на синий экран, я, рядом с ней, тоже. Мы напоминали роботов, которые отдыхают в свободное от работы время. Вечеринка биологических скафандров... Прошло наверное пять минут, прежде чем я придумал подходящий вопрос.    Иногда тетя впадает в подобные коллапсы, и тут очень важно задать правильный вопрос. Я спросил:   - Тетя, а что вы думаете про аннунаков? Вы ведь знаете, что это именно они создали человека? Они сделали это, чтобы не работать, добывая золото для своей планеты...   - Для какой еще планеты? - сейчас Интегра была похожа на говорящую статую, абсолютно неподвижную, с едва шевелящимися губами.   - Для планеты Нибиру, - поставил я пиалу на поднос. - Я читал об этом книгу, "Двенадцатая планета" называется, Захария Ситчин написал. Кстати, существует версия, что в 2012 году эта самая Нибиру приблизится к нашей планете на минимальное расстояние. Я слышал от знакомых астрономов, что она уже вошла в пределы нашей солнечной системы...       Кажется, ей все это было неинтересно.   - Вы меня слушаете? - на всякий случай спросил я. Она взяла чайник и налила в мою пиалу чая, сделала глоток.   - И зачем на Нибиру понадобилось золото? - не поворачивая головы, Интегра поглядела на меня краешком глаза, и я облегченно вздохнул. Раз она начала разговаривать, значит все в порядке.   - Я так толком и не понял, зачем, - продолжал я свой рассказ. - Но оно было им жизненно необходимо... Им - это аннунакам. С древнешумерского это слово переводится как "Те, кто пришел с неба". Аннунаки пришли с неба, чтобы добывать золото, но работа оказалась очень тяжелой, и они взбунтовались. Тогда Энлиль...   - Подожди, - решительно перебила меня Интегра. - Значит, на Нибиру золота не было?   - Ну да, им здорово повезло, что оно оказалось у нас, на Земле! Но сами добывать его они не захотели, и тогда Энлиль, главный из аннунаков, велел создать человека, чтобы тот работал вместо богов.   - Как все просто, - усмехнулась тетя. - А сейчас люди пытаются создать роботов, чтобы те работали вместо них...   - Да, история повторяется по спирали, - улыбнулся я в ответ.   - Давай мы пообедаем, и ты мне расскажешь что-нибудь еще, - предложила Интегра.   - Я думаю, что люди так ценят золото именно по той причине, что его ценили аннунаки, - добавил я. - Давайте пообедаем, если хотите.       Я не помнил, чтобы у нас в холодильнике была готовая еда, но тетя имела в виду вовсе не это. Мы прошли через всю кухню, и лишь тогда до меня дошло, что мы, скорее всего, поедем обедать в какое-нибудь кафе. Иногда, когда запасы полуфабрикатов заканчивались, нам приходилось так поступать. Большое зеркало в прихожей зафиксировало наши отражения. Пепельная блондинка в сером костюме, идеально сидящем на ее женственной фигуре. Рядом с ней - худощавый парень с немного бледным лицом, копной темных растрепанных волос, в темно-сером бадлоне и черных джинсах. "Мы отлично смотримся вместе", - неожиданно подумал я. Интегра открыла дверь, и я зажмурил глаза от яркого света. Солнце только начало склоняться в сторону запада, было где-то около четырех часов дня. Мы подошли к тетиному "infiniti", она нажала на брелок, снимая машину с сигналки...    Что-то неприятно оцарапало меня, что-то было не так...   - Тетя?   Она уже садилась за руль.   - Тетя, что это? - я дотронулся до заднего стекла, вернее - до того места, где его защитный слой едва не пробили пули, и мои пальцы заскользили от одной выбоины до другой. Цепочка маленьких вмятин, даже не особенно глубоких...   - Виталий, в машину!   - Это следы от пуль?   - О боже, ну что за несносный ребенок!.. Я сказала - в машину!    Вздохнув, я подчинился. Она ничего мне не скажет, она никогда ничего не говорит о своей долбанной работе...    Я сел на обычное место - рядом с ней. Пристегнул ремень и отвернулся, глядя в сторону. Она опять назвала меня ребенком!    Интегра изящным движением завела машину, и лихо вывела ее из открытого гаража.       Всю дорогу до кафе мы провели в молчании. Я смотрел в окно и вспоминал минувшую ночь. Больше всего я беспокоился за Мирама. Интересно, как прошло его обращение?    Я ничего об этом не знал, но догадывался, что вампиром стать не так-то просто. "Если ты действительно хочешь этого, надо, чтобы человек, которым ты был, умер, и вместо него родилось новое существо", - думал я, глядя на проносящиеся мимо деревья и цветочные клумбы. Но потом мои мысли приняли немного другое направление, и я спросил у Интегры:   - Тетя, почему мы не можем поговорить нормально, как это принято у обычных людей?   - Ты хочешь рассказать про Нибиру? - с едва заметной усмешкой отозвалась она.   - Не совсем.   - Тогда не можем... Виталий, как ты уже догадался, у меня был трудный день, и мне не хотелось бы это обсуждать.   - Тогда давайте помолчим, тетя, потому что про Нибиру мне сказать совсем нечего.   - Вот как? А разве она не должна на нас...   - Нет, - отрезал я, и остаток пути мы дулись друг на друга, пока не оказались в Зеленогорске, в нашем любимом кафе.       У меня нет такого шпионского прошлого, как у Интегры, поэтому слежки я не заметил. И только когда они вошли в помещение кафе и сели за соседний столик, я вспомнил, что видел их сегодня утром в замке господина Инри. Две девушки старательно делали вид, что мы их не интересуем. Краем глаза, чтобы не выдать себя, я наблюдал за ними. Блондинка и брюнетка. Два милейших создания... Теперь я начинал понимать, что неземное очарование свойственно всем вампирам.    Тетя посмотрела на меня своим фирменным рентгеновским взглядом, проверяя, о чем я думаю, а потом сообщила:   - Эти девушки ехали за нами всю дорогу, у них серебристая Mazda, но они совсем еще молоденькие, чтобы иметь водительские права... Это твои подружки, Виталий?   - Н-не совсем...   - Ты от меня что-то скрываешь...   - Вовсе нет.   - И напрасно. Ты совсем не знаешь женщин, мой совет мог бы тебе пригодиться.   - Как и мой - вам. Но вы тоже от меня что-то скрываете...   - Перестань. Это другое...   - Нет! - Кажется, я разозлился. Значит, ее секреты важнее, чем то, во что я вляпался сегодня ночью? Так, да? - Вы ведь любите тайны, тетя? Ну и не спрашивайте меня ни о чем...       Она рассмеялась своим жемчужным смехом, и девушки с интересом поглядели на нее. Еще раз повторю, что Интегра выглядит лет на двадцать, и вампирши могли подумать все, что угодно...   - Виталий, они здесь ради тебя, и было бы вежливо, если бы ты пригласил их за наш столик, - предложила тетя один из своих инквизиторских вариантов. Я собрался было ответить, но девушки меня опередили. Кажется, они услышали слова тети (что совсем не удивительно, если учесть их сверхъестественные способности), и восприняли их как приглашение. Они встали (юбочки на секунду взметнулись вверх), и, шаловливо покачивая бедрами, направились к нам. Блондинка была в красной юбке и белом топике, брюнетка носила синюю юбку и черную блузку с высоким воротничком, но самым странным было то, что на их обоих были надеты широкие ошейники, полностью закрывающие горло. И сделаны они были на манер кольчуги, из переплетенных золотых колец.       Их тонкие каблучки процокали по керамзитовому полу, и через секунду они уже сидели за нашим столиком, справа и слева от меня.   - Добрый вечер, - поздоровалась блондинка. - Мы - подруги Витрикса. Меня зовут Ванесса...   - А меня Эррика, - представилась брюнетка.   И они выжидающе поглядели на тетю.   - Меня зовут Интегра, - голосом светской львицы промурлыкала тетя. - Витрикс мне про вас ничего не рассказывал. Очень приятно...   - Мы следили за вами, это был единственный шанс встретиться с Витриксом, не нарушая ваших границ, - улыбнулась Ванесса. Ее слова польстили Интегре, я видел это по ее лицу.    Тетя обожает подобные вещи - когда незнакомые люди относятся к ней с подчеркнутым уважением.... Или это было хваленое вампирское "доминирование"? Так или иначе, им удалось произвести на мою параноидальную Интегру самое благоприятное впечатление. Дело оставалось за малым. Я уже догадывался, что случится дальше, и был абсолютно прав.   - Можно, мы похитим его у вас? - голосом заговорщицы поинтересовалась Эррика. - Мы доставим его домой в целости и сохранности, клянемся!   - Клянемся! - торжественно повторила Ванесса, но тут они не выдержали и прыснули со смеху. И что самое интересное, тетя присоединилась к ним. Мне было не до смеха. Что еще им надо от меня, этим вампирам?.. И одновременно мне все это безумно льстило, ведь не каждый день за мной заезжают прелестные девушки на серебристой машине, чтобы отвезти в таинственный замок господина Инри... И как там Мирам? И Маори, эта предательница, к которой я уже успел привязаться?...   - Вы забираете его на всю ночь, я вас правильно поняла? - уточнила Интегра.   - Да, - защебетали шалуньи. - Но вы не волнуйтесь, мы вернем его таким же целомудренным, как и сейчас!    И они снова захохотали, все трое! Чья-то ножка прикоснулась ко мне под столом. Я снова покраснел. Видя это, у них чуть истерики не случилось! Вобщем, Интегра полностью попала под власть вампирского очарования. Она подмигнула мне, и это означало, что она меня отпускает.    А потом девушки вскочили, схватили меня под руки и потащили к выходу.   - Я скоро вернусь! - крикнул я Интегре. Она помахала мне рукой, не переставая смеяться. Неужели она меня нисколечко не ревнует?..    Но тут дверь кафе распахнулась в летний вечер, и я отбросил последние сомнения. Если так надо, если так складывается узор моей судьбы, то к черту сомнения! Вперед, в замок господина Инри!            6 серия. Зеро          Шутки закончились, как только захлопнулась дверца машины. Я неожиданно протрезвел. Ванесса села за руль, мы с Эррикой устроились на заднем сидении. Эррика посмотрела мне в глаза, и я все понял. По позвоночнику заструился озноб... Вампирские заморочки перестали казаться мне милыми. Мне сделалось страшно.   - Гони! - крикнула Эррика, стряхивая последние капли Маскарада. - Быстрее!..   - А я что делаю?! - взвизгнула вампирша, выворачивая наманикюреными пальцами руль, и машину крепко тряхнуло. Я ударился головой об боковое стекло.   - Пристегнись! - крикнула мне Ванесса. Схватив ремень трясущимися руками, я попытался соединить оба конца... Ничего не вышло, а следующий рывок дал мне понять, что Ванесса впервые в жизни за рулем... Кажется, я попал!..       Эта сумасшедшая блондинка не умела водить машину, я понял это на ста двадцати километрах в час, когда нас стало мотать по полосе туда-сюда, а она, ничего не соображая, кричала своей подружке:   - Они уже здесь!.. Только бы успеть!...   - Спокойно, спокойно, - подвывала Эррика, почему-то хватая меня за руки, - Успокойся!..   Хочешь, я поведу?!..   - Быстрее!.. - Ванесса, определенно, была демоном. Только демоны умеют водить машину ТАК!.. Все мелькало, кружилось, мы едва не въехали под фуру, каким-то чудом вывернули из-под брюха огромного трейлера, поднырнули под чей-то джип, меня мотало, кидало, било об стекла, об дверцы, об Эррику, я никак не мог пристегнуть себя ремнем безопасности и это был полный кошмар...    Потом все вроде немного успокоилось, и я посмотрел вперед. Это было феерично. От дикого ужаса меня парализовало, и я регистрировал происходящее безо всяких эмоций, как если бы мне все это показывали по телевизору.    Наш серебряный болид, ведомый обезумевшей блондинкой, несся какими-то немыслимыми зигзагами, выворачиваясь и уворачиваясь в самый последний момент, мы явно нарушали гравитацию, но почему-то нас все еще не выкинуло с шоссе...    О Боже, о тетя Интегра, я стану правильным мальчиком, только, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, не сейчас!!!    Мы нарушали движение броуновских частиц, и я закрыл глаза, повторяя про себя одну лишь фразу - "Все будет хорошо... все будет хорошо... все будет хорошо..."    ...и в следующий миг меня вбило в Эррику, и мы слиплись в какой-то бесформенный ком, но Ванесса ударила по тормозам, и машина летела, летела, летела... И я кричал что-то матом, что-то ужасно резкое и никак не подходящее этим девушкам... Это был карнавал смерти, феерия распада, трасса ревела дикими всхлипами и мне казалось, что все вот-вот закончится тьмой... Но Эррика неожиданно обняла меня своими холодными руками, и я закрыл глаза, растворяясь в полном ледяном покое...       Когда я закрыл глаза, мне стало гораздо легче. Я больше не принадлежал миру живых. Адреналин тек у меня из ушей, визг тормозов слился в бесконечный звуковой драйв, и на этом фоне выкрики Ванессы просто выключали меня из реальности:   - Они уже здесь!... Эррика, что нам делать, о Боже, Боже... Господи, ну почему я... Мамочка!..   - Ванесса, успокойся!..   - Они нас всех убьют!...   - Ванесса, следи за дорогой!..   - Пожалуйста, пожалуйста, о Боже, Боже...   - Ванесса, приди в себя!..   - Мы ничего не успеем сделать!.. Они пришли за нами!.. Я этого не вынесу!.. Эррика, почему я должна умирать?!.. Ведь я ни в чем не виновата!..   - Ванесса, пожалуйста, успокойся!..   - Они уже здесь!...       Я ничего не понимал, весь мир словно перевернулся, неожиданно показав свою изнанку. Свою темную сторону. Истеричка за рулем, кошмар преисподней, серебряная ртуть, движущаяся только вперед, сквозь пространство, туда, куда нет дороги обычным смертным... Ванесса вынесла мне мозг этой поездкой, я забыл, как меня зовут, и когда все это неожиданно прекратилось, я еще какое-то время пребывал в полной прострации.    Но потом меня встряхнули за шкирку, вытряхивая из машины, и я открыл глаза... Прямо передо мной стоял господин Инри.   - Спасибо, девочки, - сказал он этим фуриям, с разметанными волосами. - Вы привезли его во время.    Я огляделся. Все закончилось. Машина стояла посреди широкого двора, мы были на территории замка.      - Витрикс?..   Он пощелкал пальцами, привлекая к себе мое внимание. Господин Инри стоял напротив меня, его холодные глаза излучали ледяное любопытство. Я зачем-то ему понадобился, и меня доставили в лучшем виде.   - Ванесса водит машину немного экстравагантно. Но это ей простительно - она второй раз за рулем.    Шутка что надо, но смеяться мне не хотелось. Я ждал, что будет дальше. Мы стояли друг напротив друга, глаза в глаза. Я и господин Инри. Он что-то хотел от меня, я был зачем-то нужен ему.   - Тебя зовут Витрикс, верно? - он смотрел на меня немного насмешливо. За его плечем виднелась рыжая шевелюра Саэты, тонкое личико, темные глаза. А вот и Маори, школьница-демон, с видом невинной девочки смотрит на меня тишина... Абсолютная тишина, пустой взгляд. Вампирская кукла...   - Да, меня зовут Витрикс, - сказал я, делая шаг вперед. - Добрый вечер, господин Инри.       Он слегка улыбнулся, в черных зрачках мелькнуло подобие интереса. Его неподвижность завораживала. Этот взгляд... Взгляд демона... Темный огонь скользнул по самому краю, обозначив пределы пропасти.   - Хорошо... Ты подходишь. За мной!    Он круто развернулся и быстро пошел вперед, под сумрачные своды вампирского замка. Я поплелся за ним. Мои колени все еще дрожали после этой чертовой поездки, ноги были как ватные. Справа и слева от меня колыхались мини-юбки двух ведьмочек, но я был настолько ошарашен, что они могли даже не стараться. Я шел на автомате, мои психофизические силы подошли к своему пределу. Я почти ничего не соображал, двигаясь, будто в танце - марионетка, когда тебя дергают за ниточки, и ты идешь, шаг за шагом, все дальше и дальше, все ближе и ближе к окончательной пропасти... Я ощущал себя именно так.       Холл замка был круглым, с высокими стенами, выложенными серым камнем. Жерло камина пылало, взметаясь искрами. Несколько кресел, одно перевернуто, медвежья шкура на полу...   - Нам нужна твоя кровь, - сказал мне господин Инри. - Вот для него.    Возле камина, в кресле, сидел парень, обхватив себя руками за плечи. Он, не отрываясь, смотрел, как мечется пламя, сосредоточившись лишь на этом. Его светлые волосы закрывали лицо, я видел, с каким азартом он вглядывается в бушующие блики огня. Его бил озноб, но он не обращал на это никакого внимания.   - Зеро! - окликнул его господин Инри. Ноль эмоций...    Кажется, я начинал что-то понимать. Эти вампиры, они ведь не могут пить кровь друг у друга, ведь все они мертвые. Так? Ну а я - живой! Я - один единственный живой среди сборища восставших мертвяков, вампиров. ВАМПИРОВ, Витрикс, проснись! Это вампиры. Они будут пить твою кровь. Они привезли тебя сюда затем, чтобы отдать вот этому парню, который пытается согреться возле бушующего огня, но не может, а почему? А ПОЧЕМУ??? А потому, что он - вампир, и ты - его добыча. Его кровь. Все просто! Все просто, как дважды два! А чего ты хотел?.. Чего ты ждал, когда за тобой заехали эти девочки, а, Витрикс?..       - Зеро! - крикнул господин Инри, выходя из себя. - Какого черта?! Пей его!   Тот, кого звали Зеро, медленно повернулся.   - Всегда одно и то же... - он посмотрел на меня, пытаясь сфокусировать взгляд. Я видел, что он держится из последних сил, но не понимал, что происходит.   - Зеро!.. - Инри был в бешенстве. - Пей!   - Я не хочу... - его глаза подернулись дымкой болевого шока. Я успел рассмотреть этого парня, и видел, что ему здорово досталось. Вне всяких сомнений, передо мной был натуральный вампир, и этот вампир умирал. Наверное, кровь у раненых вампиров не выплескивается из поврежденных артерий, как у людей, а испаряется туманом. Его одежда дымилась. Ему было очень холодно.   - Я не хочу этого делать... - проговорил Зеро, закрывая глаза. - Не хочу. Хватит. С меня довольно!   - Зеро... - Инри подошел к нему, присел рядом и сжал его запястье. - Пожалуйста. Ты заслужил это. Ты спас сегодня всех нас. Ты должен жить. Я отдаю тебе своего лучшего гуля. Твои раны может исцелить только живая кровь, и прямо сейчас...   - Я не хочу. Я убил сегодня достаточно. Я же говорил тебе... Хватит!       Мне стало смешно, и я засмеялся. Они оба посмотрели на меня с легким недоумением.   - Я вам не мешаю? - спросил я, тоже подходя к Зеро и наклоняясь над ним, ведь меня никто больше не держал. - Тебя Зеро зовут? А я Витрикс, очень приятно... Я не совсем ориентируюсь в ваших вампирских заморочках... - кажется, я сошел с ума, но это было в тему. - Это ничего, что я с вами разговариваю?   - Нет! - крикнул Инри.   - Да! - крикнул Зеро, и неожиданно встал, отстраняя меня рукой. Я сделал шаг назад. - Ты им никогда ничего не объясняешь!..   - Все это немного запутанно, может, вы объясните...   - Заткнись! - крикнули мне оба вампира одновременно.   - С вами говорит консервная банка, - не унимался я. - Выпейте меня!...    Зеро упал обратно в кресло, совершенно без сил.   - Пожалуйста, не смешите меня, оба! - попросил он. - Инри, я не хочу его убивать.   - Но разве речь идет о смерти?   - Именно о ней. Инквизиторы ищут тебя. И они ищут тебя, потому, что ты убиваешь не только своих гулей!.. Какого хрена ты убил этого Дагриба, ведь я предупреждал тебя! - он попытался встать, но был слишком для этого слаб. Инри молча глядел в огонь. Они замерли, мгновенно переходя от действия к полной прострации. Я перевел дыхание. Вот что, оказывается, чувствует пакет томатного сока, стоя на своей полке в гипермаркете, когда мимо проходят двое подобных ублюдков...       - Я все понял, - сказал Инри, подходя к камину и протягивая руку к огню. Пламя ласкало его пальцы, не обжигая и не причиняя вреда - огонь был слишком холодным для него. - Саэта, пусть поймают кого-нибудь... другого! - приказал он, не поворачивая головы.   - Да, кого-нибудь попроще, - попросил Зеро. - И побыстрее... Эти сволочи стреляли в меня серебряными пулями... - добавил он, дотрагиваясь пальцами до своей дымящейся куртки.   - Будет исполнено, господин Инри, - Саэта кивнула Маори, и они вдвоем побежали по направлению к двери. Две хищницы отправились на охоту, подумал я. На меня навалилась усталость, но о том, чтобы расслабиться, не было и речи. Я не знал, что мне делать дальше, поэтому просто ждал, когда они вспомнят обо мне. Здесь было довольно уютно, жар от камина наполнял все помещение, и, кажется, я один чувствовал это - ведь все остальные были не-мертвыми, они не могли наслаждаться этим теплом...      - Скажите, господин Инри, - напомнил я о себе, и Лассомбра сумрачно взглянул на меня. - Как вы думаете, люди так ценят золото лишь по той причине, что его в свое время ценили аннунаки?   - Я никогда не задумывался над этим, - мрачно процедил он, давая понять, что подобные вопросы совершенно неуместны.   - Возможно, - отозвался Зеро, чуть приоткрыв глаза. Он по-прежнему смотрел на ледяное пламя камина, бессмысленно облизывающее закопченные бревна. - Люди очень похожи на обезьян... Они любят подражать своим божествам...   - А вы случайно не помните, для чего на Нибиру потребовалось столько золота? - спросил я у него.   - У них были серьезные проблемы с атмосферой, - еле слышно проговорил Зеро. - Инри, если я впаду в торпор, положи меня, пожалуйста, в гроб...    И вновь на нас упала тяжелая тишина, которая все длилась, и длилась, и длилась... До тех пор, пока снаружи не послышался резкий визг тормозов, а следом - жалобное "Пожалуйста, не надо!.." Девочки явно кого-то притащили!..   - Сегодня твой день, - сказал господин Инри то ли мне, то ли Зеро, то ли нам обоим. - Сегодня тебе чертовски везет!         7 серия. Неотражаемый          Когда я вернулся домой, Интегра еще спала. Раннее утро робко прокрадывалось в наш сад, заглядывая через забор своим красными лучами. От замка господина Инри до моего дома где-то километров семь, но я не позволил подвозить себя. Впрочем, на этом никто особенно и не настаивал.    Весь путь домой я проделал пешком, по Зеленогорской трассе. Это заняло у меня около трех часов. Я отлично прогулялся, и мысли пришли в полный порядок. Никто за мной не следил, я был им пока что не нужен.    Таинственный Зеро никак не выходил из головы. Я сидел на веранде, пил чай и смотрел, как по небу плывут облака. Легкий ветер пробегал по листьям дикого винограда, солнечный луч подсвечивал зеленый чай, и я наблюдал, как чаинки кружатся в керамической пиале, задевая друг друга... Мне было хорошо, не смотря на все волнения предыдущей ночи. Необыкновенное спокойствие спускалось с небес, я купался в нем...       Где-то через час проснулась тетя, я слышал, как она ходит по дому, готовя завтрак. Сегодня была суббота, поэтому никто никуда не спешил. Я обожаю субботние утра, эти бассейны времени, в которых можно купаться сколько хочешь, наслаждаясь процессом отдыха, который будет растянут на все выходные... Если уметь пользоваться временем, можно подарить себе множество приятных минут, когда вроде бы ничего не происходит, и в тоже время происходит ВСЕ...    Но вот открылась дверь, и тетя, как снежный барс, в белом пушистом халате, мягко ступила на коврики веранды. Я с удовольствием вдохнул аромат свежесваренной арабики, водоворот которой наполнял тетину кофейную кружку. Интегра медленно подошла к креслу и погрузила в него свое царственное тело. Царица вышла встретить солнце, и теперь, сладко зажмурившись, подставляла ему свое прекрасное лицо. Она напоминала пантеру Багиру, смертельно опасную, но такую ленивую...   - С добрым утром, Виталий, - промурлыкала Интегра. - Ты только что вернулся?   - С добрым утром, тетя, - ответил я. - Да, я вернулся пешком, чтобы никто посторонний не смог зайти на наши земли... Граница на замке, никаких происшествий за время моего дежурства не было!   - Вольно...   И мы замолчали, погружаясь с головой в эту идиллию летнего рассвета...       Но песочные часы были уже перевернуты, и песчинки медленно сыпались, заполняя собой пустоту. Арабика подействовала. Тетя потянулась, отставила чашечку и посмотрела прямо на меня. Пришло время вопросов.   - Виталий, расскажи мне про этих девушек, - вкрадчиво попросила она. И приготовилась слушать. Это было видно по ее позе - она уютно свернулась калачиком внутри своего кресла, превратившись в белый пушистый клубок. Я встал и прошелся по веранде, прикидывая, с чего начать.   - Какая из них вам больше понравилась?   - Темненькая...   - Ее Эррика зовут. Я про нее почти ничего не знаю. Давайте лучше я вам про Ванессу расскажу?    Тетя засмеялась.   - Ну уж нет! Я хочу услышать про брюнетку!   - А я настроен говорить про блондинку. Итак, Ванесса...   - Никакой Ванессы! Сначала ты расскажешь мне про Эррику...    Теперь засмеялся я. Ну что за прелесть эти наши утренние разговоры!   - Хорошо. Эррика очень милая девушка, она любит лошадей и цветы.   - И это все, что ты можешь о ней сказать?   - Разве этого недостаточно?   - Смотря для чего...   - Тетя, вы хотите узнать, как я провел вчерашний вечер, или вам действительно интересна личность Эррики?   - Тут ты меня поймал...   - Мы очень мило покатались на машине, съездили на залив, искупались обнаженными в лунном свете, позавтракали в Выборге, возле Башни, а потом Ванесса привезла меня сюда.   - Ты же сказал, что пришел домой пешком?   - От шоссе до нашего дома я добрался пешком.       Мы снова замолчали. Тетя перебирала в голове вопросы, которые хотела задать, а я думал про Зеро. Я вновь и вновь возвращался в замок господина Инри, где оставил своих новых знакомых, после того, как им привезли человека... Я поймал себя на том, что думаю, как вампир. Привезли человека... Две опасные вампирские твари, переодевшись школьницами, заманили в смертельную ловушку какого-то парня, купившегося на юное мясо, и скормили его раненому вампиру... И куда они девают столько трупов? Нет, лучше об этом не думать, иначе тетя обо всем догадается... Она и так слишком пристально смотрит... Интересно, миелофон уже изобрели, или пока еще нет?..   - Витрикс...   - Да, тетя?   - Они называли тебя Витриксом. Прикольная кличка!   - Я вас умоляю...   - Нет, правда! Тебе это имя подходит гораздо больше, чем Виталий...   - Спасибо.   - Можно, я буду тоже так тебя называть?   - Ну конечно!   - Какой ты сегодня покладистый... Значит, вы купались голые на заливе...   - Вы рады за меня?   - Да... Виталий, скажи, а ты пользуешься...   - Презервативами? Тетя, я не занимался сексом с этими девушками. Это правда.   - А почему?   Я молчал. Я знал, что она об этом спросит. Ужасы этой зимы были все еще свежи в ее памяти. Она надеялась, что у меня наконец-то появилась нормальная девушка, и я прекрасно ее понимал. Битвы с демонами смерти просто так не проходят, они всегда оставляют что-то на память...       Я подошел к ее креслу и присел перед ней, в точности, как это сделал вчера господин Инри...   - Тетя, давайте начистоту?   - Давай, - она вся подобралась, как перед прыжком. Все-таки скорпионы - самые настоящие хищники. Они всегда находятся в состоянии охоты. Они охотятся на все, что только видят, такова их звериная натура! Ох, тетя, тетя... Знали бы вы правду... Но у вас нет миелофона, а читать мысли вы еще не умеете.   - Я больше не думаю о Зое. Это правда. Я забыл ее, навсегда-навсегда. Теперь вы спокойны?    Ее рука коснулась моих волос. Я зажмурил глаза...   - Витрикс... Я знаю, что ты ее не забыл. Но я рада, что ты начинаешь оживать...    Тонкие пальчики пустились в путешествие по моим волосам, это было необычайно приятно. Я откинул голову к ней на колени, полностью расслабившись, и провел так целую вечность...       А потом наступил вечер.   Песочные часы были перевернуты еще раз, и время заструилось иначе. Вечерние узоры отличаются от утренних своей энергетикой. День перевалил за черту, ночь уже манила меня своим пальчиком. Вечер начался неожиданно, я услышал его начало, находясь у себя в комнате, и было это примерно так...   - Виталий! Витрикс! К тебе гости! - голос тети заставил меня подпрыгнуть. Я вскочил с дивана и кинулся к двери. Гости! Ко мне! Не может быть!..    Вы, наверное, уже поняли, что гость в нашем доме - явление совершенно неординарное. К нам невозможно войти просто так - огромное количество охранных систем надежно хранят наш покой, так заведено Интегрой, и эти законы незыблемы. Гости могут приходить только к ней, и это меня вполне устраивает...    Я выскочил из своей комнаты, перевесился через перила и посмотрел вниз. Тетя с кем-то разговаривала, и это был... Зеро! Я узнал его сразу, он стоял рядом с Интегрой, и с интересом оглядывался по сторонам.      - Зеро, привет! - я съехал по перилам туда, к ним, и вышло это довольно эффектно. Не зря я столько тренировался! В глазах Зеро полыхало восхищение - наверно, он представлял, как бы это получилось у него самого. Я эффектно приземлился на обе ноги и протянул руку ему навстречу. Он пожал мою ладонь.   - Я готов, - улыбнулся я тете. - Мы пойдем?   - Может, кофе попьете? - предложила Интегра голосом светской дамы.   - С удовольствием, - просиял Зеро.   - В другой раз, - я прошел мимо них и направился к своим ботинкам, валявшимся в прихожей. - Кстати, это Зеро, я забыл представить моего друга...   - Мы уже познакомились, - услышал я голос этого самого друга.   - У твоего друга очень красивое имя, - подтвердила Интегра.   - Да, спасибо, - ответил Зеро. - Мне все это говорят...    Лихорадочно зашнуровывая шнурки, я пытался понять, как это им всем удается так вертеть моей тетей, которая ненавидит людей... А может, дело именно в этом? Какая глубокая мысль! Тетя ненавидит только людей, ее ненависть не распространяется на вампиров... Интересно, как скоро она все это заметит? Кто еще должен прийти ко мне в гости, чтобы у нее в голове прозвучал сигнал тревоги? Может, господин Инри?..       - Извините, в другой раз, - кажется, Зеро было действительно жаль, что он не напьется сегодня тетиного кофе. Я выпрямился, чтобы посмотреть на себя в зеркало... И остолбенел от шока. Как хорошо, что тетя, не отрываясь, глядела на этого парня!.. Я видел ее отражение, выражение ее лица... Я прыгнул к двери и, распахнув ее, вылетел на веранду. Сердце мое стучало прямо в голове, ту-дуг, ту-дуг, ту-дуг... Сейчас она все поймет. Она посмотрит ему вслед, когда он будет идти по направлению к двери, и увидит, что у него нет отражения. У НЕГО НЕТ ОТРАЖЕНИЯ!!! Мое горло сдавило судорогой, я втянул воздух через нос. Закрыл глаза и медленно выдохнул, считая до пяти... Теперь еще раз...   - ... до свидания, - голос Зеро прозвучал совсем близко. Не заметила!    Если бы тетя все же заметила, что Зеро не отражается в зеркале... интересно, что бы она стала делать? Упала бы в обморок?.. Схватилась бы за пистолет?.. И есть ли в ее пистолете серебряные пули?..   - Пошли, чего встал? - он мягко подтолкнул меня, я шагнул вперед. Дальше все было еще проще. Его машина стояла почти у самого крыльца, следы протекторов тянулись через всю золотистую дорожку, от распахнутых металлических створок крепостных ворот...       Я сейчас поясню, с чем связано тетино беспокойство по поводу этих самых следов. Все дело в свойствах золотистого гравия. Это особенный гравий, он напоминает пластик, он очень красивый и прикольно блестит на солнце, но на нем остаются легкие, едва заметные следы, если ехать на машине. Просто две полоски... Я научился различать эти полоски лишь совсем недавно, раньше я об этом и не знал. Это еще одна охранная система нашего дома, которая позволяет моей параноидальной Интегре знать, заходили ли посторонние на ее территорию... Внедорожник Commander с мощным скотосбросником, или как там называется эта массивная металлическая штука спереди, едва помещался на площадке перед нашей верандой. Он был затюнингован по полной программе и победоносно блестел на жарком солнце. Стоит ли говорить, что он был черного цвета? И что номер у него был такой, что у гаишников, наверное, выпучивались глаза?.. Три ноля. Отлично придумано!..    Зеро, наверное, уже привык, что все пялятся на его машину, он без лишних слов уселся за руль и начал копаться в бардачке. Я захлопнул дверцу и посмотрел на него.   - Я все объясню, - сказал он, доставая перчатки с обрезанными пальцами, - Сейчас мы поедем в город, и по дороге я все расскажу.         8 серия. Наши демоны          Внедорожник мягко набирал скорость. Зеро включил магнитолу, негромкая музыка заполнила салон. Кондиционер нагнетал прохладный воздух, сквозь зеленоватую тонировку стекол не проникало ни грамма солнечного света.   - У меня не стоит... твоя роза в стака-ане, - напевал Зеро, небрежно сжимая руль пальцами левой руки. - У тебя не течет... из-под крана вода...   - Я б тебе засадил... всю аллею цветами, - запел я вместе с ним, подхватив несложный мотивчик. - Если б ты мне дала... этих роз семена... - Эти слова я помнил с детского сада, но первый раз слышал, чтобы их пели, да еще на мотив старинной рыцарской баллады!   - Сломанная роза в стакане... - трагическим тенором вывел Зеро, и мы рассмеялись.   - Ну что, ты хочешь, наверное, все узнать? - задал он так давно ожидаемый мною вопрос.   - Естественно, - сказал я.   - Ну тогда слушай... Начнем с самого главного. Ты - гуль. Знаешь, что это значит?   - Что-то плохое, наверное?   - Н-нет. Гуль - это человек, которого напоили вампирской кровью. Инри сказал мне, что ты пил всего один раз. Это хорошо... Потому что после третьего раза человек становится абсолютным рабом того вампира, который это с ним проделал. Таковы минусы... Плюсы ты уже успел ощутить... В твоем возрасте они почти не заметны - ты и так себя отлично чувствуешь. Если бы ты выпил вампирской крови лет в пятьдесят, ты тут же заметил бы разницу в ощущениях...    Теперь я поясню тебе расклад. Инри вляпался в очень неприятную историю. Он поссорился с одной дамой, из клана Малковиан... Надо быть сумасшедшим на всю голову, чтобы связываться с Малковианами! А тем более - с Безумной Джин!.. И уж тем более надо быть втройне сумасшедшим, чтобы убивать чужих гулей!.. В общем, Инри перешел все границы. Он связался с Безумной Джин, унизил ее, а потом скормил ее гуля новообращенному!..   - Мираму, что ли? - кажется, я был в курсе этой проделки.   - Я не знаю, наверное... Ну так вот. Джин попросила защиты у клана Треми, с князем которых была в свое время весьма близка... И князь, конечно же, не смог ей отказать! Клан Треми держит западную церковь с незапамятных времен, сказать "Треми" - то же самое, что сказать "Господи, помилуй"! - Зеро рассмеялся, блеснули клыки. - В итоге Ватикан направил сюда Инквизицию. Настоящую, со всеми прибамбасами... С рабочими крестами, с заговоренными пулями, с собачками, между прочим...   - Что значит " с рабочими крестами"? - не понял я.   - Понимаешь, в чем дело... Обычный крест против таких, как я, практически не действует. Это только в фильмах показывают, что вампиры бояться двух скрещенных палок... Тьфу!.. Крест считается "рабочим", если он освещен и заговорен по всем правилам, специально обученным монахом, соблюдающим все-все-все посты... Ватикан - довольно серьезная организация, она может себе это позволить - держать таких монахов... Настоящих монахов, Витрикс, а не переодетый сброд... А собаки! Чего стоят их собаки - даже не буду говорить! Этих собачек водят к святому причастию, в церковь водят, представляешь?.. Нет, ты не представляешь! Водить животных в церковь категорически запрещено! А для этих собак Римский Папа сделал специальное исключение! Еще в средние века, когда этот самый орден организовывал... Орден Святого Леопольда, ты ничего об этом не знаешь. И никто не знает... - он перевел дыхание, вынул из бардачка пачку жвачек и рванул ее зубами. - Будешь?       Я взял одну пластинку. Вкуса практически не почувствовал, настолько мне было интересно, что там дальше... Но Зеро отлично умел держать паузу. Он сбрасывал скорость перед заправкой. Я расслабился, решив, что не буду ничего говорить. Пусть рассказывает сам!.. Мы въехали на заправку и машина остановилась. Зеро вылез из салона и отправился на кассу оплачивать бензин. Я огляделся. Джип был настолько огромным, что впору вспомнить старину Фрейда... Моя рука сама собой потянулась к бардачку, я подцепил дверцу пальцем и мягко открыл. Там лежал пистолет. Примерно это я и ожидал увидеть. Мне ужасно захотелось его достать и рассмотреть, что я и сделал. Он удобно лег в мою ладонь. Он был довольно тяжелым. На матовом черном покрытии ствола были вытеснены цифры и буквы - "walher P88 compact". Я выщелкнул обойму, она была забита патронами под завязку. Великолепно... Мое внимание было поглощено целиком этой расчудесной игрушкой, и появление Зеро явилось полной неожиданностью.    Он молча забрал у меня ствол и небрежно кинул его обратно в бардачок. Кажется, я сделал что-то не то...   - Никогда больше не трогай мой пистолет, понял? - глухо проговорил он, заводя мотор.   - Извини, я не знал.   - Хорошо...    Машина плавно набирала скорость. За что я люблю хорошие машины - так это за то, что в них совершенно не чувствуется скорости. Нигде не трясет, не качает, все происходит мягко и ровно... И почему нельзя трогать этот пистолет? Впрочем, Интегре это, наверное, тоже бы не понравилось...   - Ты по гороскопу скорпион? - спросил я, заранее зная ответ.   - А что?   - Типичный скорпионий вопрос. Извини. Я больше никогда не буду трогать твой пистолет. Ты такой же, как она...   - Такой же, как кто?   - Не важно...       Но он, кажется, понял, о ком я. Его лицо потеплело.   - Она твоя сестра?   - Гораздо хуже. Она моя тетя.   - Сколько ей лет?   - Это военная тайна. Ее зовут Интегра, и это единственное, что я про нее знаю.   Зеро захохотал.   - Ну так вот, - сказал он, насмеявшись как следует. - Я хотел закончить свой рассказ... На чем я остановился?   - На том, что Римский Папа разрешил водить в церковь собак...   - Продолжаю. Охотники приехали позавчера. Один инквизитор, трое ловчих и три собаки. Инри попросил меня их встретить... Остальное ты, кажется, видел. Я чудом остался жив, кроме шуток. Я вернулся в замок, где едва коньки не отбросил... Инри оказался мне здорово должен, за то, что я прикрыл его задницу. Его, и всех этих девочек. А я очень хотел отказаться, ведь я предупреждал его еще тогда... А, - махнул он рукой. - В общем-то, я не удивлен, ведь Инри - самый настоящий Лассомбра, он делает все, что хочет, и на Маскарад ему по барабану. Знаешь, я ему здорово завидую. Я не могу себе такого позволить. Но, наверное, от этого я и не живу в готическом замке в окружении юных красоток... Я одиночка, Витрикс. И мне все по барабану...   - Это я уже понял.   - ... Это минусы. А плюсы в том, что я почти не совершаю зла, кроме самого необходимого. Злом я называю то, что Инри делает с ребятами на вроде тебя.   - Надеюсь, он не делает ничего... противоестественного? - вспомнил я старую шутку переводчика Гоблина.   - Инри обращает малолеток, - Зеро даже не улыбнулся. Может, он не смотрел "Властелин Колец"?.. - Он выбирает самых лучших детишек и обращает их. У него целая коллекция... И все бы ничего, но ему совершенно плевать, что будет с ними дальше. И он вписывает их в свои темные делишки, как разменные фигуры, как пешки, зная, что им никогда не стать ферзями. И эти девочки, и твой кореш Миран, или как там его, все они - одноразовые пешки. И ты был таким же. Твоей крови хватило бы на несколько раз. Гули долго не живут.   - Поэтому ты отказался пить мою кровь?   - Сначала я просто хотел поиграть, мне было интересно, насколько он ко мне привязан, ведь раньше мы были лучшими друзьями. Все меняется... А потом ты спросил про Нибиру, и я понял, что не смогу... Ты слишком редкий экземпляр, чтобы тебя пускать в расход, как консервную банку. Я надеюсь, ты понимаешь, о чем я, потому что я и так сказал достаточно...       Я понял все, кроме одного. Оставалась какая-то недосказанность. Я был одноразовой пешкой еще вчера, но разве сейчас что-то изменилось?..   - Кажется, ты чего-то не сказал, - я поймал его взгляд. Он усмехнулся. Это что, проверка на интеллект в тетином стиле?..   - Я не сказал самого главного, - подтвердил мои сомнения Зеро. - Инри здорово задолжал мне - их было четверо плюс три собаки, они изрешетили меня серебром, с головы до ног, ну ты видел, и я потребовал выкуп.    И этот выкуп - ты.   - Получается, ты теперь мой сир, или как это у вас называется?   - Не-а. Сир - это тот, кто обратил тебя. Ты пока еще не вампир, и я не хотел бы тебя обращать. Но и уйти от нас ты просто так не можешь, ты слишком много о нас знаешь. Я соблюдаю Маскарад, в отличии от некоторых, так что... Мы теперь напарники, Витрикс. К тому же, Инри может в любой момент кинуть тебе Зов, и ты явишься к нему, как если бы тебя тянуло канатом... Мы договорились, что он отпускает тебя, но я не знаю, сдержит ли он свое слово. Так что теперь я - твой "защитник". Как дух-демон у северных шаманов...   - Можешь не объяснять. Я живу с одним из этих шаманов уже полгода. Ом Ваджра Бхайрава Абхишека Хум, Зеро!   - И что это значит?   - Теперь у тебя будет масса времени, чтобы узнать это у нее лично...    Кажется, он смутился! Не может быть... Он что, успел втрескаться в мою тетю? Но ведь они едва обменялись парой слов...   - Знаешь... - задумчиво проговорил Зеро, - Я начинаю думать, что, кажется, выиграл приз.       Субботним вечером в Питер попасть гораздо проще, чем выехать из него. Мы гнали по Кольцевой, мимо серых заградительных щитов Вантусного Моста, приближаясь к южной окраине. Это особенно приятно - ехать с ветерком и обозревать гигантскую пробку на соседней полосе. Дачники... Пробка медленно ползла, клубясь выхлопными газами, небо над нами было грязно-серым, раскаленным от сгустившейся жары, не смотря на уверенный вечер. Я вспомнил прогноз погоды на ближайшую неделю - все то же адское пекло... Но говорят, что в Москве еще хуже. Интересно, куда это мы едем? Неужто, в центр?   - Я не был здесь с зимы, - вздохнул я.   - А почему? - тут же спросил Зеро. - Тебе не нравятся Питерские клубы?   - Нет.   - Забавно... Ты многого не знаешь про свой родной город.   - Я знаю о нем достаточно. Я не хочу в центр.   - Почему? - кажется, мне удалось его заинтриговать. - Не забывай, что ты едешь с могущественным вампиром, который может помочь тебе решить твои скромные проблемки... Эй, Витрикс! Ты чего?   - Это Литейный?   - Ну да...   - Поворачивай!   - Что? Куда?    Он не понимал... Он не знал, что набережная Невы - это табу, и мне туда нельзя... Но он что-то почувствовал.   - Здесь некуда сворачивать, - признался Зеро, но я и сам это видел - соседняя полоса была все еще забита. Вдоль узких тротуаров стояли припаркованные тачки. Мы могли ехать только вперед. Я откинулся на спинку и закрыл глаза. Здесь были Ее владения. Здесь все напоминало о Ней. Меня начинало трясти...      - Битвы с демонами смерти не проходят бесследно, - сказали мои губы без моего участия, - О них всегда остается память. Эта память жива, она может вернуться. Она может вернуться в любой момент... Знаешь, сегодня ночью звезды особенно яркие, и падают они на окраине города...   - Эй, ты чего?..   - ...Я читаю твой дневник, а мог бы смотаться за город и насобирать их целую коробку... Когда-то здесь жила одна девушка, я называл ее "Лунная Гейша". Я поклялся, что никогда не вернусь туда, где был однажды так счастлив... Зачем ты меня сюда привез?   - Извини, я не знал...   - Я поклялся никогда не трогать твой пистолет, поклянись теперь и ты, что больше никогда не... - я не смог договорить. Ужасы этой зимы были свежи не только в памяти моей Интегры...   - Я сделаю еще проще, - проворчал Зеро, отщелкивая дверцу бардачка. - На, держи! Он теперь твой! - И в моей ладони снова оказалась Beretta 92. - Знаешь, демонов нельзя победить, но с ними легко подружиться! Давай меняться! Я подарю тебе своих демонов, а ты мне - своих! Этот пистолет достался мне от лучшего друга, которого мне пришлось убить. Я дарю тебе своих демонов, Витрикс! Теперь они твои! Только так от них можно избавиться... Теперь твоя очередь! Где ты, говоришь, ее дом?..   - Что?..   - Где она живет, эта твоя Лунная Гейша?   - Возле Марсова поля...   - Поехали к ней! Поехали к ней сейчас же!         9 серия. Танцы с огнем          Я не сразу понял, о чем это он... Мы что, едем к Зое?.. Куда мы едем?!.   - Говори, куда ехать! - Зеро умел быть настойчивым, когда не надо. Но как я смогу... Как я сумею подняться на седьмой этаж, туда, в потерянный Рай?.. Это было слишком!   - Ни за что! - крикнул я, схватив подаренный пистолет, но это лишь рассмешило его.   - Вау, только не стреляй в меня! - веселился этот подлец. - Меняем демонов на демонов! Вперед!..   - Подожди!.. Я не хочу туда возвращаться!.. Зеро, послушай, я пытался забыть ее целых полгода, и у меня почти получилось, зачем ты это делаешь?!    Снова зачесались шрамы на запястьях, и он, конечно, это заметил!   - Ага, ты резал вены, я угадал?   - Это не смешно!..   - Я просто обязан во всем разобраться! - его глаза сияли, как два огромных фонаря. Развлекается за мой счет! Я ненавидел его все больше, но он был, похоже, этому рад.    Наша машина, выполняя немыслимые маневры, юлила и петляла, вертко вклинивалась между другими, почти впритирку, но Зеро это ничуть не беспокоило. Его намерение было безупречным, и я смирился с неизбежностью предначертанного мне узора. Я давно представлял себе эту нашу с ней встречу... Я начал представлять ее еще в психушке, где меня лечили от суицида, и делал это почти каждую ночь. Тетя права, я так и не сумел ее забыть! Зеро решил поставить меня перед этим фактом, лицом к лицу...       Но тут, внезапно, на меня снизошло успокоение. Ну, конечно! Сегодня суббота, и Зои нет дома. Она на даче, в Комарово, у своего любовника, у этого Сергея Михалыча... Дверь окажется закрытой, и мы просто уйдем. Что может быть проще?    Зеро припарковал машину на тротуаре, прямо перед ее подъездом.   - Ну что, ты готов? Оставь пистолет в машине!   Я аккуратно положил свой подарок обратно в бардачок, мои руки почти не дрожали.   - Теперь идем!   Я распахнул дверцу и нырнул в расплавленный питерский вечер. Сухое тепло нахлынуло со всех сторон, его излучал асфальт, его выделяли грубо обтесанные камни роскошных фасадов. Как же здесь все-таки было жарко, и даже воды Невы не несли своей обычной прохлады!.. Да, я не был здесь с зимы. Целых полгода... Интегра обычно вывозила меня на прогулки в Выборг, чтобы исключить любые воспоминания подобного рода. Знакомый подъезд... В Ее доме не было лифта, мы поднимались пешком. Зеро шел первым.       Вот и последний этаж... Ее дверь... Звонок... Он протянул руку и уверенно надавил на кнопку.   - Ее нет дома, - сказал я. А в следующую секунду послышались легкие шаги, и Зоин голос спросил:   - Ну, кто там еще?   Зеро толкнул меня локтем в бок, и я ответил:   - Это я, Витрикс!    Послышалось клацанье замка, и дверь открылась.    Она стояла прямо передо мной, такая, какой я вспоминал ее все это время. Стройная спортивная фигура, русые волосы, джинсовые шортики в обтяжку и черная маечка с белыми готическими буквами... Шелковистые локоны падали на эти буквы, не давая понять, что же там было написано. Серо-голубые глаза искрились весельем. От нее пахло ванильной карамелью. Татуировка на левом плече - латинская надпись прыгает перед глазами, в такт ударам моего сердца. Я так и не смог ее тогда прочитать, а потом было слишком поздно.   - Здравствуйте, Зоя.    Но она смотрела не на меня.      - Зоя, кто там? - послышался мурлыкающий голосок, и показалась подружка. Прелестное создание в легком пеньюаре, длинные светлые волосы, стройные ножки в серебристых туфельках...   - Лидочка, это ко мне, - какое же это наслаждение, слышать этот голос! Уверенный, чистый и ровный, с легкой хрипотцой - простудилась, наверное... Или они с Лидочкой снова распевали песни под гитару?..   - Ну, так и быть, проходите! - Зоя позволила нам войти, и я, преодолевая дрожь в коленях, шагнул в мой потерянный Рай.       Мы оказались в прихожей. Неуловимый запах старой питерской квартиры, легкий аромат ушедших веков... Здесь все дышало стариной, все казалось значимым и весомым. Старинная мебель, картины на стенах. На картинах в стиле ню - обнаженная красавица в скромных целомудренных позах. И все - Зоя, моя богиня!.. Я задохнулся, но Зеро оказался наготове - болезненный удар локтем вернул меня к действительности.   - Проходите, - ее улыбка стала еще обворожительнее, за то время, что я ее не видел.   - А мы тут варим клюквенный кисель и печем манный пирог, - сказала она. - Вот тапочки...    Пока я расшнуровывал ботинки, Зеро успел скинуть кроссовки и отправился изучать обстановку. Он не спешил, его вампирский взгляд фиксировал каждую деталь. Он задержался перед одной из картин и завертел головой, сравнивая образ с оригиналом. Девушки засмеялись.   - Витрикс, ты забыл представить своего друга, - с деланной строгостью в голосе произнесла Зоя.   - Это Зеро, знакомьтесь, - сказал я как можно более небрежно. - Это Зоя...   - Очень приятно, - он галантно поцеловал ее белоснежную руку.   - Лидочка, - представилась блондинка, кокетливо улыбаясь. И тоже протянула руку для поцелуя. Я справился с ботинками, надел предложенные тапки и отправился на кухню.       Там действительно кипел кисель и шипел пирог. Интересно, кого это они ждали? Вряд ли нас. На кухне было очень уютно, современная техника прекрасно смотрелась в дореволюционных стенах. Прочно и на века...   - Витрикс, вы где? - донесся из гостиной голос моей богини, и я поспешил туда.    Искусственный огонь заполнял электро-камин, старинные буфеты, картины, ковер на паркетном полу... Девушки сидели на диванчике, Зеро прохаживался своей львиной походкой, в его движениях сквозила мощь опасного хищника.   - Мы катались по ночному городу, - рассказывал Зеро, - и Витрикс предложил заехать к вам. Вы учитесь в школе?   - Я перешла в одиннадцатый класс, - Зоя провожала жадным взглядом каждое его движение. Я ощутил укол дикой ревности, у меня даже ладони вспотели. - А Лидочка работает в Институте Красоты...   - Я специалист по прическам, - улыбнулась та, и девочки снова захохотали. Я любовался ими, они были божественно прекрасны.   - По прическам? - оживился Зеро. - Я как раз хотел подстричься...   Их хохот перешел все мыслимые границы.   - Лидочка... при всем своем желании... не сможет сделать вам стрижку, - задыхаясь, проговорила Зоя, ее щеки алели, а в глазах плясали чертики. - Лидочка стрижет только девушек!..   - Это несправедливо! - возмутился Зеро.   - В жизни много несправедливости, - смеялась Зоя. - Вы не первый, кто на это жалуется!   - Может, наши гости хотят чего-нибудь выпить? - Лидочка встала, ее шелковый пеньюар затрепетал вокруг юного тела, и мой взгляд, против воли, запутался в его волнующих складочках. - Как вы относитесь к винам Италии?   - Я был недавно в Венеции, - шагнул Зеро по направлению к ней, пожирая своими тигриными глазами ее фигуру, ее вздымающиеся под шелком белоснежные грудки, - И к итальянским винам отношусь прекрасно! Вы позволите вам помочь принести бокалы?   - Masseto 1998 года вас устроит? - осведомилась Зоя и тоже встала.   - Вполне, - ответил я, но на меня сегодня никто не обращал внимания. Королем этой вечеринки был, без сомнения, Зеро.       Принесли бокалы, тонкий хрусталь которых тут же заискрился в таинственном свете белого Питерского вечера. Я стоял возле окна и наблюдал, как они живописной группкой располагаются вокруг журнального столика, сервированного высокой черной бутылкой вина и японской вазой с гроздьями винограда. Лидочка принесла подсвечник с горящими свечами, все было готово. Зеро открыл бутылку и торжественно разлил по бокалам вино.   - Я благодарю древних богов за эту невероятную встречу, - особенным голосом произнес он. Его взгляды ласкали обоих девушек, те просто таяли... Как Маори называла эту спец-способность? Доминирование? О да, это было именно оно!.. - Я пью за вашу бессмертную красоту, Лидочка, Зоя... Витрикс, ты к нам присоединишься?    Я отлепился от подоконника и направился к ним.       Бокал под моими пальцами оказался совсем тонким. Я знал, что если сожму их немного сильнее, осколки хрусталя вопьются в мою руку, и эта боль отвлечет меня от другой, гораздо более сильной... Мы соприкоснулись бокалами, послышался мелодичный звон. Вино показалось мне безвкусным. Я смотрел только на Нее, а Она смотрела только на Зеро...    Зачем, о Боже, зачем я участвую в этой пытке? И заметьте, я отправился в этот казимат совершенно добровольно!.. Добровольно?.. Зеро, где заканчиваются пределы этого твоего Доминирования?.. Когда Зоя пьет вино маленькими глоточками, ее жемчужная шея трепещет, и так хочется сжать ее пальцами. С каким бы упоением я сейчас задушил бы ее, лишь бы сделать муки ревности чуточку меньше!..       Несомненно, она догадывалась о чувствах, бушующих в моей груди. Демоны-суккубы питаются именно такой энергетикой...   - Лидочка, музыку! - воскликнула моя богиня, и та, кружась и подтанцовывая, направилась к музыкальному центру. О, божественный Джо Дассен!.. Его хриплый голос властно встряхнул Зеро, поднимая его, как галлоны живой человеческой крови пробуждают к жизни древнего спящего, бессмертный "Salut" заставил его схавтить пискнувшую от неожиданности Лидочку, и вот они заскользили в упоительном танце, соединившись в умопомрачительную пару... Он властно повел ее, они вальсировали и хохотали, волосы Лидочки разметались, челка Зеро упала им обоим на лица... Это было настолько притягательно, что я забыл смотреть на мою Зою. Их губы трепетали, едва касаясь друг друга, дыхание смешивалось. Он сжал ее немного сильнее, и я увидел, что Лидочка совсем обмякла, ее движения потеряли изначальную упругость. Но Зеро не спешил сорвать этот плод. Он играл с нею, растягивая удовольствие. Он так и не поцеловал ее, и когда песня закончилась, в глазах Лидочки сквозило явное разочарование. Зеро подвел ее за руку к дивану и со вздохом опустился к ее ногам.   - Я был недавно в Венеции, - сказал он, робко глядя снизу вверх, в сапфировые глаза своей избранницы, - и там меня научили одной интересной игре. Я могу вас развлечь, если пожелаете...   - Да! - всплеснула Лидочка руками, но строгий взгляд Зои несколько охладил ее пыл. Я попробовал прочитать мысли моей богини, и уловил в них легкое недовольство. Ну, конечно же, ведь Зеро уделял свое внимание совсем другому божеству!..      - Так вот, - продолжал Зеро, увлекая девушек к пропасти, я не сомневался, что это будет именно пропасть, что же еще?! - Для этой несложной игры нужна пустая бутылка...   - О-о, - протянула Зоя.   - Поэтому, дамы... - Зеро взял опустевшие бокалы и наполнил их до краев. В бутылке осталось чуть-чуть вина, он допил его из горлышка, не торопясь, давая им рассмотреть каждое свое движение. Потом отставил в сторону журнальный столик, освобождая место на ковре, и положил на него опустевшую бутылку.   - Я, кажется, знакома с правилами этой игры, - улыбнулась Зоя. - Мы так играли в детстве с моими двоюродными братьями...   - Нет, нет! - запротестовал Зеро - Правила немного другие...    Не знаю, что там подумала Лидочка, но ее взгляд сделался непостижимо томным, зовущим, манящим... Зеро мягко опустился на ковер, скрестив ноги по-турецки.   - Эта игра называется "Секретики", и правила такие: на кого укажет горлышко, тот открывает свой самый большой секрет! Мы играем?   - Что ж, - проговорила Зоя, ее взгляд сделался задумчивым. - Пожалуй, да. Но только, чур, играем честно! Все в круг!    Я занял свое место на ковре, рядом с Зеро. Вампир крутанул бутылку, она завертелась лихим черным водоворотом, потом начала останавливаться... и ее горлышко указало прямо на Зою.       - О, как нам повезло! - кажется, Зеро сказал это специально для меня. Я подобрался. Сейчас Зоя должна открыть нам всем свою самую сокровенную тайну, ведь она сама вызвалась играть по правилам! Она не спешила, видимо, выбирая, что нам такого поведать... И вдруг, улыбнувшись, шагнула к окну и откинула тяжелые шторы.   - Я увлекаюсь астрономией, - сказала она негромко. - Он знает об этом, и у него тоже есть телескоп. Мы знакомы, встречаемся во дворе, на автобусной остановке, в метро. Мило беседуем о всякой всячине. Он называет меня по имени, а я ему говорю - "Вы". Мы добрые соседи, живущие напротив. Но есть принципиальные отличия в некоторых вещах: мой телескоп направлен в небо на линию эклиптики, а его телескоп сканирует окна моих комнат. Я не подаю вида, что знаю об этом, а он не догадывается, что я об этом знаю. Теперь я не задёргиваю шторы окон, выходящих во двор, не выключаю яркий свет в просматриваемых комнатах и разыгрываю перед бдительным окуляром соседа стрип- спектакли. Судя по его радушию, его радости нет предела! Чего не сделаешь ради собственного развлечения! Вот вам моя тайна, делайте с ней, что хотите!   - Отлично! - воскликнул я. - Встречая вас на остановке, он говорит вам - сегодня я наблюдал лунное затмение, имея ввиду совсем другое явление, к астрономии имеющее лишь косвенное отношение, а вы ему говорите - и как вам затмение? И он рассказывает вам вроде про одно, а вроде и про другое... Это игры разума, я горжусь вами!   - Я тоже, - подхватил Зеро. - Это необычайно остроумно придумано!   -Зоя! - воскликнула неожиданно Лидочка. - Ну как ты могла!.. Ведь я столько раз переодевалась у тебя в комнате!..   - Да, - хищно оскалилась Зоя, не хуже любого вампира. - Ну, теперь ты будешь делать это в два раза чаще!.. - на этот раз она смеялась одна. - Астроном работает в компании "Спарк" - интернет из розетки. Наши телескопы присоединяются к ноутбуку.   Есть механический шаговый искатель кривизны эклиптики...   - Будьте осторожны с этим маньяком, - посоветовал я. - Хотя, вы боевой гимнастикой занимаетесь... Он наверняка не раз наблюдал, как вы по дворам в труселях бегали и в маечке короткой... Представляю, чем он в это время занимался!   - Он - вуайерист! - рассмеялась моя богиня. - Я бегаю летом не в трусиках, а в шортиках, в обтяжечку. Мне водители сигналят. Он онанирует свой член, глядя на то, как я сижу в   кресле, поджав коленочки к подбородку, в крохотных стрингах, врезающихся в киску... Это я точно знаю!   - Он, наверное, думает, что все про вас знает, а потом еще и фотографии смотрит, телескопом сделанные... - не унимался я. - А может, и в инете выкладывает их на порносайтах, с этими извращенцами ухо надо востро держать! А к вам он еще не заходил интернет продавать? Или только на остановке выжидает?   - Мы переписываемся в мэйле: астрономия, музыка, фотография. Он фотографировал меня много раз в городских интерьерах. Я у него даже дома была, но тогда телескопа в комнате не было...   - Успел спрятать в шкаф, - блеснул улыбкой Зеро. Лидочка, предприняв несколько незаметных маневров, оказалась рядом с ним, практически у него на коленях. Зоя делала вид, что это ей безразлично. Зеро мягко обнял Лидочку за талию и зарылся лицом в ее волосы...   - Однако, продолжаем игру! - сказал я, протягивая руку к бутылке. - Следующая тайна! - и крутанул ее как следует!       Горлышко остановилось напротив Зеро... Вернее, напротив их обеих, ведь Лидочка теперь сидела у него на коленях, ничего не стесняясь.   - Теперь ваша очередь, - жарко прошептал Зеро ей на ухо, - Теперь вы должны открыть следующий секрет!   - О, я готова! - Лидочка была действительно готова, готовее некуда! - Мой секрет будет не столь ошеломляюще откровенным... - И ее руки поползли по бедрам вверх, сминая шелк пеньюара, обнажая те самые прелести, о которых Зеро мечтал весь сегодняшний вечер...    Интересно, что Зоя нисколько не смутилась откровенным поведением подружки. Более того, она зашла к ней за спину и стала помогать... Я схватил бокал вина и опрокинул его в себя залпом, но это не помогло. Голова Лидочки запрокинулась к Зое на плечо, руки моей богини рванули тонкую ткань, и шелк заструился по их ногам... Лидочкины грудки были белее алебастра, маленькие твердые сосочки напряглись под тонкими пальчиками... Лидочка издала призывный стон, она больше не контролировала себя. Зеро сорвал с себя футболку, отшвырнул ее в камин, где она обвисла на мерцающих искусственных углях... И встал перед Лидочкой на колени. Подхватив трусики зубами, он одним движением сорвал их и выплюнул на ковер. А потом, заурчав, как хищный кот, прильнул губами к ее трепещущему лону...       Я занял опустевший диван, не отрываясь от этого непостижимого спектакля. Я был здесь единственным зрителем, а эта троица - актерами. Зоя крепко держала свою стонущую подружку, ее руки сомкнулись на белоснежных грудках, закрывая их целиком... Зеро вскинул Лидочкины ноги себе на плечи, и она закричала... Она больше не контролировала себя, полностью отдавшись во власть французского поцелуя. Зеро зарычал, вскидывая ее тело вверх, и она выгибалась дугой навстречу его языку, выдавая порции все новых и новых стонов. Они уложили ее на ковер, Зеро оказался сверху, и голос Лидочки перерос в неистовый крик наслаждения. Зеро ни в чем себе не отказывал, не скрывал ничего. Все, что он чувствовал, тут же открывалось нам - мне и Зое, и мы оба смотрели, как этот лев берет трепещущее девичье тело... Крупные капли пота, подобно жемчужинам, струились по его спине, они оба слились в едином порыве экстаза, перетекая друг в друга, становясь единым существом, все ускоряя и ускоряя неистовый танец любви, и вот наступила развязка. Эйфория, циклон, самум!.. Находясь на пике экстаза, они кричали, позабыв обо всем, о соседях, о нас с Зоей, о Джо Дассене, они вошли в крутое пике, и теперь падали, падали, падали, как на американских горках, и вот несколько мощных ударов завершили все. Да, это была прекрасная тайна!       Мы с Зоей глядели друг другу в глаза, наши зрачки были огромными от шока. Нас обоих трепала дрожь нерастраченных чувств... Но сегодня была ночь Зеро, сегодня имел право танцевать лишь он один. Оставив распростертое девичье тело лежать на персидском ковре, он поднялся, подошел к распахнутым занавескам... Я вспомнил про несчастного астронома. Интересно, этот парень все еще жив?..   - О, Боже, - простонала Лидочка, возвращаясь в наш мир. - О, ммм....    Зоя неожиданно встала и куда-то ушла. Зеро посмотрел на меня. Подмигнул.   - Уходим.   Я не протестовал. Спектакль был окончен, так чего же нам делать здесь, в этом доме?..    Мы ушли по-английски, забыв попрощаться, но так было лучше всего.       Наша машина стояла все там же, но какой-то шутник насыпал зерна на бампер, и стая питерских голубей, толкаясь и урча, пожирала это зерно. Мы посмотрели друг другу в глаза и расхохотались. Голуби взметнулись вверх, рассыпаясь черно-белыми хлопьями.    Белая ночь была на своем пике...         10 серия. Мы будем жить вечно         Когда мы ехали по Дворцовому мосту, Зеро включил магнитолу и выкрутил громкость на максимум. Наверное, это была его любимая песня. Слова там были такие:      ...Я загадаю на ветер   Три самых желанья заветных,   Я прошепчу твое имя,   Я не хочу тебя отпускать.   Я знаю все твои тайны,   Все твои секреты,   Меня ведет твой запах,   Я отправляюсь тебя искать!..      Зеро подпевал, голос у него был довольно приятный. Это я понял еще тогда, когда он спел мне про "сломанную розу", но сейчас он орал на всю катушку. Я уже заметил, что все, чтобы ни делал Зеро, он делал это на полную катушку...      ...Одержимость   Приходит волной!   Одержимость   Дружит с луной!   Одержимость плещется в венах,   Заглушая сердца запредельный ритм...   Я иду по следу!   Я иду за тобой!   Мне не нужна твоя кровь,   Лишь только самый чистый адреналин!..       Мне было все равно, куда ехать в шесть часов утра, поэтому я ничего не спрашивал, а он ничего не объяснял. Мы покидали Питер, оставляя в нем наших демонов, и путь наш лежал на северо-запад, в сторону Выборга. Кольцевая была абсолютно пуста, и я видел, как над асфальтом вдали дрожало марево миражей, напоминая о новом температурном рекорде, который вот-вот был готов обрушиться на спящий город. Окна нашего джипа были открыты настежь, я захлебывался ветром. Я чувствовал себя невероятно спокойно, Зеро действительно забрал себе моих демонов. Но что он оставил взамен? Я открыл бардачок и достал свой новый пистолет. Теперь я имел на это полное право. Мне хотелось узнать, какой будет цена моей свободы от Зоиных чар. Пистолет удобно лежал в руке и был абсолютно нейтрален. Наверное, он спал. Во всяком случае, я ничего не почувствовал, когда его рукоятка согрело мою ладонь...       Песня закончилась, и Зеро убавил громкость магнитолы.   - Ты умеешь стрелять? - поинтересовался он.   - Нет.   - Тетя не научила тебя?   - У нее ничего не вышло.   - Я научу тебя, это совсем просто. Самое главное, когда стреляешь из пистолета - это суметь перейти черту.   - Что? - не понял я, ожидая обычных для себя наставлений про "когда стреляешь, надо задерживать дыхание", или "мушка должна быть всегда чуть ниже уровня прицела".   - Техника тоже важна, как и скорость, с которой ты выхватываешь пистолет, но этому можно легко научиться. Делай упражнения по часу в день, и через месяц тебе позавидует любой полицейский. Главное вовсе не в этом. Главное - это суметь перейти черту.    Ты смог бы убить человека?   - Нет, - не задумываясь, ответил я.   - А бешеную собаку, всю в пене, отвратительную и мерзкую, с вонючей пастью, оскаленными кровавыми клыками...   - Да, да, да!..   - А вампира?   Я промолчал.   - Весь вопрос в том, где находится эта черта. Важно то, что ты готов убивать. Сначала - бешеную собаку, потом - опасного злобного вампира... Потом - человека... Но прежде, чем убить человека, тебе придется убить самого себя. С собакой и вампиром все гораздо проще, ведь ты не считаешь их равными. Они не люди, они животные, ты же убивал тараканов? И все убивали, все однажды уже заступили за эту черту... Ты просто снимаешь печати, одну за другой, как Носферату Алукард из... Господи, как же он называется?..   - Я смотрел, - сказал я, так же тщетно пытаясь вспомнить название своего любимого мультика про вампиров.   - "Ван Хельсинг", вспомнил! - хлопнул себя Зеро ладонями по коленям, и я тут же испытал невероятное облегчение. Ну, конечно же!   - Помню, конечно!.. "Я снимаю печати до второго уровня включительно!"..   - Да, и превращался в демоническую собаку с множеством глаз!   - А из рук у него вылетали собачьи пасти!..    Мы углубились в воспоминания о любимом персонаже.   - Но больше мне все-таки нравился Данте, - сказал Зеро, поблескивая клыками. - Я во многом срисовал собственный имидж именно с него...   - Да, Данте неподражаем, - согласился я. - Но в нем есть что-то пидороватое, ты меня, конечно, извини...    Зеро расхохотался.   - Это твой Алукард - педик еще тот, - заявил он.   - Ну уж нет! Алукард влюблен в Интергу!..   - Это ты влюблен в Интегру, а ему все это ставишь в зачет!.. - не унимался этот весельчак. - В НЛП есть такой термин - называется "перенос". Ты переносишь ключевые аспекты своего поведения на кого-то другого, с кем себя прочно ассоциируешь, в данном случае - на Носферату Алукарда!   - Во всяком случае, я не одеваюсь, как педик, - покосился я на Зеро. - И не крашу волосы...    Он чуть ли не взвыл от хохота.   - Я вижу, ты прочно ассоциируешь меня с этим Данте, - сказал он. - Я не педик. А ты втюрился в собственную тетушку!   - Я сейчас тебя убью, - пошутил я, направляя на него ствол.   - Давай, - с легкостью согласился он. - Только сначала я припаркую машину где-нибудь поблизости... - и начал сбрасывать скорость.       О том, что это никакая не шутка, я понял уже потом, когда мы съехали с шоссе на первый же отворот в сторону каких-то полей. Дорога была из мелкого гравия, машина плавно замедляла скорость, и вот мы остановились посреди цветущей лужайки. Здесь никого не было. Зеро заглушил мотор и посмотрел мне в глаза.   - Это будет проще, чем ты думаешь, - сказал он. - Вылезай.    У меня все похолодело внутри, когда я понял, что это не шутка. Я молча вылез из машины. Пистолет сделался неожиданно тяжелым, он оттягивал мою руку к земле. Зеро зашагал по направлению к шоссе, остановился и медленно повернулся ко мне лицом.   - Ну, давай! - и развел руки в стороны.    Он поднял лицо к небу и терпеливо ждал моего выстрела.    Я посмотрел на пистолет. Я прекрасно помнил, что Зеро - не-мертвый, и знал, что пули не причинят ему никакого вреда, но мой палец отказывался нажать на курок.    Я вытянул руку вперед и закусил губу. Зажмурил глаза...Задержал дыхание, вспомнив наставления тети... Нажать на курок, задержав дыхание... Мое сердце колотилось, как бешеное. Зеро стоял, не шевелясь. Я прицелился ему в плечо, и, сосчитав до трех, нажал на курок.       Пуля попала ему в грудь, его отшвырнуло выстрелом, и он обрушился навзничь. Все еще не веря в то, что у меня это получилось, я пошел к нему, ожидая каждую секунду, что он вскочит с громким хохотом. Этого так и не случилось, и когда я все же дошел до него, то увидел, что он бледен, а его глаза широко раскрыты.   - Эй! - я опустился рядом с ним на колени и дотронулся рукой до его груди. Под пальцами заскользило, я поглядел на них и увидел кровь.    Кровь была теплой и темно-вишневой, как, наверное, и положено...   - Зеро, - прошептал я. Первый удар отчаянья накрыл меня, когда я увидел его зрачки. Они были огромными, не смотря на утренний свет. Но ведь это невозможно!.. Его же нельзя убить!.. Ведь он же вампир!.. Или нет? Или все это были шутки, и я только что убил своего первого друга... И что мне теперь делать?       Я оглянулся. Вокруг никого не было. В стволе Береты лежало еще четырнадцать патронов, и все они ждали своей очереди. Так... А если он не умер? Если он просто проверяет меня? Ведь вампиру так просто прикинуться мертвым, даже не придется задерживать дыхание... Ну конечно, это проверка, что же еще?..    - Зеро! - заорал я, встряхивая его за плечи. - Посмотри на меня!.. Зеро!!!    Он не отвечал. Он был абсолютно мертв. По его лицу уже ползла какая-то муха... Я прогнал ее. Я вглядывался в черты его лица, и видел, как смерть все больше и больше накладывает на них свою бесчувственную длань... Я убил его!    Когда я понял это, из моего горла вырвался крик. Что мне делать?! Игры в вампиров оказались лишь играми, не более того. Сказка, в которую я почти поверил, растворилась в сиянии солнечных лучей... Тяжелая безнадежность сковала меня своей броней, гася последние искры жизни. Когда-то давно, полгода назад, я уже пытался это сделать... Это совсем не страшно. Жить с таким вот камнем на душе - гораздо страшнее. Даже если никто ничего не узнает, я не смогу так жить!    Я медленно приставил ствол к тому месту, где находилось мое сердце. В голову стрелять не хотелось... Закрыл глаза... Интегра, прости!.. Знаю, что это подло по отношению к тебе, но ты ведь сможешь понять, почему я так сделал? Только ты и сможешь это понять!    Палец никак не хотел нажимать курок, но это мы уже проходили... Я вспомнил одну из мантр, которую любила слушать моя Интегра... Это помогло. Курок сначала пошел немного туго, а потом - неожиданно легко, и в следующий момент сильный удар опрокинул меня на спину. Осколки синего неба завертелись перед глазами в диком водовороте, горячий всплеск крови залил грудь приятным теплом, и стало невероятно легко...       Ледяной озноб был первым ощущением, которое я сумел осознать. Меня трясло, судорога сводила все мышцы, заставляя выгибаться, и тогда я бился об землю всем телом, как оборотень-перевертыш. Неожиданно мне удалось открыть глаза, и я увидел над собой лицо Зеро, он что-то говорил мне, но что - я не понимал. Кровь хлестала из разрезанной вены на его руке, и держал он ее от чего-то прямо над моими губами. Я не хотел этого делать. Но, помимо собственной воли, впился зубами в холодную кожу. В мое горло хлынула кровь. С каждым глотком мир прояснялся, тьма и холод отступали, исчезая прочь... Я глотал его кровь, и никак не мог остановиться. Это было, как если бы я не дышал долгое время под водой, и в последний момент успел вырваться наверх, к воздуху, я пил ее, как кислород... А потом, когда его адреналин стал полностью моим, я неожиданно остановился. Посмотрел ему в глаза...   - Ну, парень, ты даешь, - восхищенно проговорил Зеро. - Ты редкостный псих!.. Я в тебе не ошибся!       О том, чтобы поехать ко мне домой, не могло быть и речи. Прежде всего, мне нужна была новая одежда, вместо этой, залитой нашей кровью. Я, не отрываясь, смотрел на дырку, напротив собственного сердца, и никак не мог поверить в то, что смог это сделать. Меня колотил озноб, но, скорее уже, по инерции. Боли не было, и вообще, я чувствовал себя удивительно хорошо. Может, это была травматика? Пластиковые пули? Но тогда на моей груди должен был остаться здоровенный синяк, а там, под окровавленной тканью футболки, белела чистая кожа... Не осталось ни шрама, ни синяка, ничего!.. И это было самым невероятным!..       "Может, это была краска?" - мелькнула неожиданно подлая мыслишка. - "Простая краска, для розыгрыша"... - я украдкой лизнул кончики пальцев. Нет, это была действительно кровь...   - Ты это сделал, можешь не сомневаться, - Зеро крутил руль, мы ехали, наглухо закрыв тонированные стекла. Если нас сейчас остановят гайцы, это будет полный провал!.. - Ты самый сумасшедший сукин сын на моей памяти, можешь этим гордиться!..    В его голосе сквозило ничем неприкрытое восхищение. Скорее всего, он действительно не врал.   - Куда мы едем? - спросил я.   - В замок, - ответил Зеро. - Куда же еще?.. Тебе потребуется много крови, так что приготовься. Я расскажу, что тебя ждет.   - И что же?   - Вообще-то, по канону, я должен был выпить твою кровь, а уже потом заменить ее своей. Но у меня не было на это времени - твоя рана была смертельной. Я успел в последнюю секунду... Ты сделал первый глоток в тот момент, когда твое сердце остановилось. Ты вытащил счастливый билетик, так что поздравляю тебя! У тебя был всего один шанс из ста, что ты останешься жив. Ты сумел меня удивить.    Ты сделал это трижды. Первый раз, когда сумел заставить себя выстрелить, второй раз - когда неожиданно решил покончить жизнь самоубийством... Ну и в третий - когда умудрился остаться жив. Так что теперь этот пистолет по праву твой, с чем тебя и поздравляю!    Он рассмеялся с самым довольным видом. Далеко впереди показался девичий силуэт, стройная фигурка в ярком топике и джинсовой мини-юбочке, и наша машина стала сбрасывать скорость.   - Что ты делаешь? - удивился я.   - Давай ее подбросим? На трассе жарко, а у нас в машине кондиционер...   - Это ведь проститутка!   - Витрикс, - укоризненно взглянул на меня Зеро. - Это девушка - автостопщица, а вовсе никакая не проститутка, - и он остановил машину, поравнявшись с этой самой автостопщицей.       Теперь я сумел разглядеть ее как следует. Девушка направилась к нам раскованной походкой. Немного впереди была припаркована незаметная девятка. Автостопщица...   - Открой ей заднюю дверцу, - попросил меня Зеро, что я и сделал, перегнувшись назад через спинку. Девушка открыла дверь и просунулась в машину по пояс.   - Ух, ну и жара! - сказала она немного прокуренным голосом. - Можно я у вас в машине охлажусь, а, мальчики?   - Разумеется, - улыбнулся ей Зеро. Ее глаза все еще не привыкли к полумраку, она не видела, на что мы похожи, оба в залитой кровью одежде... На Зеро это было особенно заметно - его футболка была когда-то зеленовато-лимонного цвета...    Она захлопнула дверцу, и сделалось удивительно тихо. Мы молчали, молчала и девушка. Лишь один вкрадчивый звук неожиданно нарушил эту тишину - Зеро заблокировал дверь. Потом он повернулся к автостопщице и заглянул ей в глаза.   - Ну так что, на двоих меня возьмете? - набравшись смелости, предложила нам девушка. Она все еще не замечала ничего подозрительного...   - Нет, на одного, - улыбнулся Зеро.   - Тогда полторы.   - Давай, - подмигнул мне он, и отвернулся. Я откинул спинку назад, чтобы было удобнее перелезать через сидение. Оказавшись рядом с проституткой, я неожиданно для себя взял ее одной рукой за шею и властно запрокинул ее голову на кожаную спинку широкого удобного диванчика. Я больше не сомневался ни минуты. Дикая жажда ударила меня наотмашь, расставив все по своим местам. Я хотел лишь одного - мне нужна была только кровь, и когда мои клыки вошли в ее сонную артерию, эта кровь захлестнула меня без остатка...       Я остановился, когда почувствовал, что жизнь оставила ее. Новые инстинкты властно приказали мне это сделать. Она была мертва, я только что убил человека... Когда я это осознал, ничего не случилось. Я не почувствовал ни укоров совести, ни ужаса, ни жалости, ни отчаянья - ничего этого не было. Я посмотрел Зеро в глаза, вернее, я попытался поймать его взгляд в зеркальце... И ничего не увидел. С маниакальным упорством я заглядывал в это зеркальце снова и снова, и дикий ужас начинал выворачивать меня наизнанку. Потому что я неожиданно начинал понимать, что произошло НА САМОМ ДЕЛЕ. Я не отражался, как и Зеро, мое сердце не стучало, мне не надо было дышать, я слышал, как в синей девятке сутенера играет радио, а по шоссе проносятся фуры... Неприятная тяжесть давила на мои глаза, это был солнечный свет. Я видел его, как потоки светящейся плазмы, они прожигали меня насквозь, и мне хотелось укрыться за спинку кресла. Что я и сделал. Тело проститутки лежало на моих руках мертвым грузом, служа дополнительным барьером против этих смертоносных лучей.   - Спокойно, парень, без паники... - негромко проговорил Зеро. Я заставил себя открыть глаза и посмотреть в окно. Из машины вышел сутенер, он направлялся прямо к нам, желая узнать, все ли в порядке с его девочкой...    Зеро пересел на соседнее сидение. Он ждал, когда здоровенный жлоб в темно-синей футболке подойдет к нашему джипу вплотную. Я закрыл глаза, не выдерживая дикого сияния. Мое лицо уткнулось в ее волосы, но мне было на это плевать.    Зеро приготовился. Сутенер рванул на себя переднюю дверцу, мой друг схватил его за шиворот и резко рванул на себя.       Его лоб с хрустом вошел в переносицу амбала. Тот потерял равновесие и был немедленно втянут в салон.   - Пей, пока он в отключке! - приказал мне Зеро. Я протянул руки, чтобы схватить его, но он был слишком далеко. Зеро помог мне, он держал его поперек живота, и голова сутенера пролезла в дыру между откинутой спинкой переднего сидения и головой мертвой проститутки, которой я прикрывался от солнечного света. Я не успел ничего даже подумать, как мои клыки пронзили его шею. И вновь я испытал откровение каждого глотка, когда жизнь этого человека перешла в мою плоть, становясь частью меня... Жажда начинала отступать, но все же чего-то не хватало. Зеро все понял.   - Остальное получишь в замке! - он резко повернул ключ зажигания, и машина рванула вперед. Я закрыл глаза и уткнулся лицом в кожаную поверхность дивана. Мне было все равно.       Мы добрались до территории господина Инри безо всяких происшествий и довольно быстро. Или просто время остановилось, когда я перестал быть?.. Я чувствовал себя очень странно. Мне было не жарко и не холодно, не больно, но и не хорошо... Мне было НИКАК. Я чувствовал себя вещью. Или не чувствовал себя вообще. Потом мы, наконец, приехали, и машина остановилась.   - Вылезай, - сказал Зеро. Я подчинился. Открыв дверцу с противоположной стороны, я с легкостью вылез из машины, минуя затор из трупов, и неожиданно для себя оказался под открытым небом. Тогда я в первый раз понял, что это такое - открытое небо. Это был самый настоящий ужас. Даже не смотря на то, что Зеро поставил машину в тени подъезда, я ощущал весь этот свет, сокрытый там, в бушующей бездне над моей головой.    Пригнувшись, я метнулся в открытую дверь, спеша укрыться под спасительными сводами из прохладного тяжелого камня... Мне повезло, я почти сразу же оказался в безопасности.       В холле было довольно темно. Зеро вошел следом за мной, взял меня за плечи и направил к дивану возле самой затемненной стены. Я не сопротивлялся. Так мы добрались до нужного места, и он заставил меня сесть.   - Как ты себя чувствуешь?   - Никак, - ответил я.   - Это нормально, - он подмигнул мне. - Все в порядке, так и должно быть! Ты выпил пока что только двоих, этого слишком мало. Сейчас я попрошу, чтобы тебе привезли еще... Эй, кто-нибудь!..    На его зов выбежала какая-то знакомая девушка, я узнал в ней Эррику. Она лишь всплеснула руками, сразу же догадавшись, в чем дело.   - Срочно нужна кровь, - сказал ей Зеро. - Чем скорее, тем лучше.   - Мамочки, - Эррика сложила руки, как перед молитвой. - Но как же... Ванесса! - неожиданно закричала она. - Скорее!.. Сюда!..    У меня в ушах зазвенели легкие колокольчики.   - Все хорошо, - сказал мне Зеро, я отчетливо слышал каждое его слово. - Теперь все будет хорошо. Это ничего, что сейчас день. Ты справишься. Смерть - это только начало. Черви - это свет. Мы будем жить вечно...               АДРЕНАЛИН, 2 сезон         ДЕМОНЫ ВОЗВРАЩАЮТСЯ!            1 серия. Новая кровь          Как только Солнце ушло за линию горизонта, стало гораздо легче. Ужасы этого дня все еще заставляли мое тело дрожать, но какая-то часть меня понимала, что все закончилось, и самое страшное уже позади... Не хочу вдаваться в подробности, сколько человек я выпил, чтобы утолить свою дикую жажду, мне до сих пор неприятно обо всем этом вспоминать. Скажу так - становление вампира - то еще переживание, особенно если оно случается днем, при свете Солнца.    Все закончилось хорошо, Солнце провалилось в Преисподнюю, тут же умолкли все птицы, кроме безумных соловьев, и на мир упала милосердная ночная тьма...    Я открыл глаза и огляделся. Было довольно темно. Лишь возле входа, в высоких канделябрах, горели свечи, да в дальнем от меня конце огромного холла лениво пылал камин. Вместе с солнечным светом ушло державшее меня напряжение, я с легкостью встал и сделал несколько шагов.       Под моими ногами запружинил толстый ковер. Я дошел до канделябров и посмотрел сквозь полупрозрачную дверь. Там, за темной тонировкой, бушевала белая ночь. Она мерцала, перетекая, заполняя собой все пространство запущенного сада. В ней тонули ветви китайской сирени с уже осыпавшимися цветами, тихонько покачиваясь на ветру... Справа раздался легкий шерох, и я обернулся. Это была Эррика, в черной элегантной кофточке и узких бриджах. Что мне больше всего в ней нравилось - держалась она скромно, не выставляя себя на показ. Я улыбнулся.   - Привет!   - Как ты? - она дотронулась до моей руки, обжигая прикосновением.   - Мне бы в душ, - я вопросительно поглядел на нее.   - Идем. Все уже готово.   - А ты побудешь со мной? Мне надо с кем-то поговорить...   - Я тебя понимаю, - сказала она и слегка улыбнулась. - Ты поговоришь с господином Инри. Когда ты приведешь себя в порядок, я отведу тебя к нему. Это приказ.       Мы оказались в помещении ванны, большой красивой комнате, выложенной бардовым мрамором. Здесь везде горели свечи, а сама ванна оказалась величиной с небольшой бассейн. Она была наполнена водой, чистая одежда ждала меня, сложенная аккуратной стопочкой на кафельном бортике.   - Как ты себя чувствуешь? - спросила девушка.   - Довольно странно... - я попробовал проанализировать собственные ощущения. - Сейчас, когда Солнце ушло, мне почти так же, как раньше, еще до...   - До Обращения, - подсказала Эррика. И почему-то вздохнула.   - Но меня просто бесит, что у меня больше нет отражения! - продолжал я. - Как я выгляжу?   - Прекрасно! - она смотрела, как я раздеваюсь. - Ты такой красивый... Ты и раньше был очаровашкой, но сейчас... У тебя матово-бледная кожа, черты лица стали более утонченными, волосы немного вьются...    Кажется, малышка была чем-то расстроена. Но чем? Ведь я не сделал ничего такого?...   - Слушай, Эррика, давай начистоту, - предложил я, залезая в бассейн. - Я совсем ничего не помню. Я чем-то тебя огорчил?    Она через силу улыбнулась.   - Для новообращенного вампира, ты вел себя обычно, - сказала она. - Девочки сбились с ног, поставляя тебе людей, одного за другим...   - Стоп! - оборвал я ее.- Я не хочу об этом ничего знать!   - Извини... Потом ты утолил Первую жажду и впал в торпор. И пролежал так весь день, до самого заката. Зеро сказал, что теперь, когда крови достаточно, с тобой все будет в полном порядке.   - Где он?   - Ушел по делам. - И Эррика снова вздохнула.   - Ты чего-то не договариваешь, - я подплыл к бортику и оперся подбородком об сложенные руки.   - Да! - крикнула она, и ее глаза отчаянно блеснули. - Ты хочешь знать всю правду? Ты ее сейчас узнаешь!    И, приблизившись ко мне, ее глаза оказались прямо напротив. Зрачки были огромными, в них дрожало пламя свечей.   - Я не вампир, - сказала она. - И Ванесса, и Маори, и Саэта... Все девочки господина Инри - гули. Ты тоже был гулем...   - А Мирам как же? - вспомнил я про обращение рыжего в башне.   - Я ничего о нем не знаю. Я видела его только один раз - когда вас поймали...       Она замолчала. Я тоже молчал. Кажется, все начинало выстраиваться в ровную схему. Девочки в ошейниках, они отражаются в зеркалах...   - Господин Инри пьет нашу кровь, - продолжала Эррика, полностью подтверждая мои догадки. - Мы нужны ему, чтобы не охотиться на людей и соблюдать Маскарад. Взамен он дает нам пить свою, и мы отлично себя чувствуем... Мы многое умеем, он все же немножко учит нас. Лучше всего мы умеем кидать чарму, охмуряя мужичин, чтобы заманивать их сюда, поскольку господину Инри постоянно нужны новые солдаты. Маори, наверное, уже сказала тебе, что ты оказался здесь случайно?..   - Да, было дело...   - Так вот, это правда. У Инри были виды только на Мирама, чемпиона Питера по дзю-до. Мирам должен был поехать на соревнования, но Инри все подстроил так, что его оставили здесь. Маскарад полностью соблюден... - она мрачно усмехнулась. Я ждал, что она скажет дальше.       - Самая неуправляемая и дикая из сестер - это Маори, - продолжала она свою исповедь. - Она и раньше употребляла наркотики. Господин Инри подобрал ее на какой-то наркоманской дискотеке. Она все так же продолжает нюхать кокос и глотать колеса, кровь Лассомбра лишь добавляет ей безумия. Она совсем не соблюдает Маскарад, но господину Инри это по фигу, он сам точно такой же. Иногда она садится на мотоцикл и куда-то уезжает... Она ни с кем не общается, даже с Саэтой.    Саэта - вторая сестричка, самая сильная из всех нас. Она - настоящий лидер, правая рука господина Инри. Она лично контролирует все его приказы, с ней особенно не попляшешь... Мы с Ванессой предпочитаем с ней лишний раз не связываться. Мы вообще здесь недавно, так что...    И она снова вздохнула.      - А Зеро? - задал я давно мучивший меня вопрос.   - А Зеро - палач клана Лассомбра, - сказала она, и я вздрогнул помимо воли. - Он самый лучший убийца, из всех, кого я знаю. С господином Инри он держится на равных. Иногда Зеро приезжает сюда погостить. Он очень добрый. Сначала я боялась, что он станет ко мне приставать... Я думала, что он такой же, как остальные друзья господина Инри...   - Но Зеро никогда не делал этого, - добавила она несколько минут спустя. - Зеро никогда не пил нашу кровь и не...   - Успокойся...   - Я спокойна, - всхлипнула девушка. - Я обязана ему жизнью. И Ванесса, и остальные, включая господина Инри.   - Расскажи.   - Тогда слушай. Господин Инри поссорился с одной дамой, вампиршей из клана Малковиан, бывшей любовницей князя из клана Треми. Он нанес ей смертельное оскорбление, отдав ее гуля новообращенному. Князь Треми обладает огромной властью. Ты можешь этого не знать, но Треми - один из основных вампирских кланов во всем мире. Так получилось, что они помогли католической церкви, давным-давно, еще в средние века, и с тех пор западная церковь без них не обходится. И вот, поддавшись на уговоры своей любовницы, Треми упросил Ватикан отправить сюда инквизиторскую группу, чтобы покончить с господином Инри и его домом. Ведь по нашим законом, провинившегося вампира убивают вместе со всеми его гулями. Помнишь, у Ванессы была истерика, когда мы везли тебя в машине?   - Такое забудешь, - буркнул я, но она не обратила внимания.   - Господин Инри собрал нас, - продолжала девушка, - И сказал, что мы обречены, если только Зеро не согласиться нам помочь. Зеро согласился и встретил охотников в аэропорту. И убил всю группу.    Убил всю группу... Я представил, как это происходило. Как инквизиторская кровь текла на землю. Кровь... В голове зашумело. Кажется, Эррика все поняла, но не испугалась.   - Тебе опасно пить мою кровь, - сказала она, глядя с бесконечным сочувствием. - Ты сейчас очень плохо себя контролируешь. Скорее всего, меня это убьет...   - Даже не думай об этом! - крикнул я, отворачиваясь. Она осторожно погладила меня по волосам.   - Нам пора, - напомнила она, подавая мне полотенце. Новая одежда пришлась в пору, я быстро оделся. Интересно, что мне скажет этот Инри? Что ему надо от меня теперь?.. После всего, что мне рассказала Эррика, я ненавидел его все больше и больше.       Широкая лестница уводила из холла наверх. Мы поднялись на второй этаж и остановились. Небольшая полукруглая зала продолжалась двумя коридорами и дверью прямо напротив. До этой двери было метров пять, несколько прямоугольных экранов темнели на стенах... Это были... Зеркала. Я вздрогнул и закрыл глаза. Так, ладно... Не смотреть туда...   - Где Зеро? - спросил я немного нервно.   - Я не знаю, - ответила Эррика. - Но в замке его нет.    Я почувствовал близость паники. Кажется, все мои чувства усилились в несколько раз с тех пор, как я стал вампиром...    Подошел к перилам, посмотрел вниз... В камине пылал ледяной огонь. За темным бронированным стеклом входной двери бушевала белая ночь. Мне некуда было идти. Я был здесь совершенно один, не считая этой девушки...    ...Этой девушки и кого-то еще.       - Привет, напарник! - услышал я голос Мирама, и в следующий миг он шагнул мне навстречу из темного угла. Я не поверил собственным глазам. Он что, был там все это время?!   - Нам надо поговорить, - сказал рыжий. Как же он изменился!.. От прежней веселой беззаботности не осталось и следа, он больше не выглядел тем безбашенным тинейджером-разгильдяем, которого я знал целых два года!   - Но... Господин Инри вызвал меня... - пробормотал я, не зная, как быть.    Неожиданно, его лицо исказилось такой дикой ненавистью, что мне, признаться, стало здорово не по себе.   - Именно об этом я и хотел поговорить. Как вампир с вампиром... - Мирам жестко усмехнулся. - Идем.   - Куда? - вмешалась Эррика. - Куда вы хотите пойти? Он услышит любое ваше слово, где бы вы ни были!..    "Да что здесь такое твориться?!" - подумал я, сдерживаясь из последних сил, чтобы не наорать на них обоих. Мои бедные нервы начинали сдавать, не выдерживая всех этих перегрузок.   - Ты хочешь узнать, что здесь твориться? - прошипел рыжий, и его глаза неожиданно вспыхнули синими искрами. - "Сейчас ты все узнаешь! Иди за мной!" - услышал я его голос у себя в голове.    И, не спрашивая меня больше ни о чем, схватил за руку и потянул за собой в тот самый угол, откуда материализовался пару минут назад.       Мы прошли сквозь стену... Сначала я не поверил в это, думая, что просто не разглядел потайной ход, и мы идем сейчас по самому обычному коридору. Мой разум пытался подстроить ощущения под обычную картину мира, но никак не мог - нестыковки были слишком заметны. Мы перемещались в пространстве, и делали это самым странным и невероятным образом, находясь совершенно в ином измерении. Нет, это был вовсе не потайной коридор, это был...   "Я называю это Дорогой Теней", - снова услышал я слова Мирама у себя в голове. - "Ты теперь обращен. Мы можем говорить на одном языке. Блин, чувак, как я рад!"   - Но куда мы...   - Заткнись!   "Говори мысленно! Эррика права. В замке полно следящей аппаратуры! И я не удивлюсь, если этот козел умудрился поставить ее даже здесь! Но наши мысли он не может подслушать." - Рыжий на секунду остановился, и для наибольшей наглядности прикоснулся пальцем сначала к своей голове, а потом - к моему лбу. - "Только так! Согласен?"    Я молча кивнул, с удивлением глядя на его лицо. Это что, истинный облик вампира?.. Его черты исказились, в них появилось что-то демоническое. Едва заметная темная дымка окружала дрожащим маревом его фигуру... Я посмотрел на свои ладони и увидел такую же клубящуюся тьму. Что это такое?..      "Давай, мы почти уже пришли!" - и Мирам потащил меня дальше. Я отчетливо запомнил обратный переход в Мир Людей, в тот миг, когда мы вышли из портала и оказались в темном помещении с высоким потолком и стрельчатым окошком в самом верху. У меня зазвенело в ушах, послышался легкий треск разрываемого пространства, и через мгновение все изменилось. Дорога Теней отпустила нас, мы были в реальности.    Я втянул прохладный сырой воздух, принюхиваясь. Пахло чем-то неприятным. Запах подвала?..   "Это запах страха", - прочитал мои мысли Мирам. - "Знаешь, что это за камера?"   "Нет..."   "А ты попробуй, блин, угадать! Вот это, по-твоему, что такое?" - он указал рукой на дыбу, застывшую около противоположной стены. Я прошелся по просторной комнате, разглядывая цепи, растущие из каменных стен и свисающие с потолка. На отдельном мраморном столике лежали плети, несколько штук. Кожаный передник, забрызганный засохшей кровью, висел на почетном месте. Гибкие длинные прутья торчали из деревянной кадушки с белесой соляной коркой по краям...   "Теперь ты понял? Все понял?!"   "Мирам?.."   "Знаешь, про такое, наверное, не говорят... Но я был здесь уже трижды. Этот козел думал, что я - такой же, как он!.. Что я тоже буду издеваться над девчонками.. по своей воле!"    Тень рыжего, едва заметная в тусклом свете, льющимся из узкого окна, неожиданно вздрогнула и поползла по стене вверх. Потемнело еще больше, но каким-то образом я мог теперь видеть в этой искусственной темноте. Что это? "Теневое" зрение?.. Как же мне не хватало Зеро, с его советами! Интересно, а Зеро знает про эту комнату?..   "Да, знает!" - крикнул рыжий, ударив кулаком об стену. - "Он прекрасно об этом знает, но ему пофигу на все!.. Кроме своей чертовой задницы! Они все здесь такие, и ты - точно такой же! Тебе тоже плевать!.. И я стану таким же! Не сейчас, твою мать, так потом! Я стану! Точно! Таким же!"   "Мирам..."   - Заткнись!!! - заорал он вслух, совершенно забывая о собственном предупреждении. - А если я не стану точно таким же, то меня сделают таким! Знаешь, как он это делает?.. Хочешь посмотреть?!   - Что?..   - Не прикидывайся дебилом! Риксанов, твою мать, приди в себя!!!       И рыжий, подойдя к какому-то высокому предмету, сорвал с него черное покрывало.    Это был крест. Настоящий. Деревянный. Такой, на котором когда-то висел Спаситель Мира Людей. Даже буквы, выжженные на перекладинах, были такими же, как на иконах. I.N.R.I. У подножья креста стоял неприметный столик с серебряными гвоздями...   - Дотронься до него! - Глаза Мирама потемнели настолько, что радужка закрыла белки, и теперь они стали абсолютно черными. Лишь там, где были когда-то зрачки, плясали синие сполохи.    Я осторожно протянул руку к кресту. Он был очень старым. Дерево потрескалось, оно казалось отполированным и вытертым, с многочисленными следами гвоздей и темными подтеками... Что это? Кровь?..    Мирам схватил мое запястье и приложил ладонью к кресту.    Дикая боль скрутила, бросила на колени, но рыжий был гораздо сильнее, даже сейчас, когда адреналин придал мне дополнительные силы. Он не отпускал мою руку, и я видел, как черная дымка с шипением поднимается вверх.   - Отпусти!.. - заорал я, изо всех сил стараясь отодвинуться от этого жуткого артефакта, но он держал меня, приговаривая:   - Ты чувствуешь?.. Ты чувстуешь ЭТО?! Запоминай!!! Запоминай, иначе как потом будешь рассказывать?!    Я орал на него матом, я бил его ногами, но моя сила перетекала в этот крест, ледяное оцепенение наваливалось со всех сторон, и вот я упал на колени, умоляя меня отпустить.   - Это унизительно, я знаю, - повторял мой палач, - Я сам прошел через это. Я висел на нем трижды, Риксанов. ТРИЖДЫ, твою мать!.. И я орал погромче тебя!.. И я тоже умолял меня отпустить!..       На последок, он впечатал меня в этот крест всем телом, и кожа лица зашипела, как от кислоты. Мой дикий крик перешел все допустимые пределы, но Мирам, наконец, сжалился надо мной и отшвырнул к противоположной стене. И я замер на холодном полу, наслаждаясь отсутствием боли...   - Знаешь, после чего он меня отпустил? - он поднял меня за шиворот, прислоняя спиной к стене. Я вытер лицо рукавом, ткань водолазки намокла от крови и слез.   - После того, как я согласился ему помогать, - улыбнулся Мирам, но это была совсем невеселая улыбка. Скорее, это был оскал волка, загнанного в ловушку. - Я согласился стать его соучастником, твою долбанную душу мать... Ты не представляешь, что мы делали с этими девочками...   - С какими... девочками?   - Ты еще не думал, почему они все бояться? Почему в этом замке все всего бояться? Так я тебе расскажу! Эррика, Ванесса, Маори - это лишь верхушка айсберга. Выжившая верхушка... Ты ведь уже убивал?   - Да.   - Нет, не во время Обращения. Ради удовольствия. Убивал?   - Нет!..   - Считай, что тебе повезло!       Мы замолчали. Я посмотрел на обожженную ладонь. Она заживала прямо на глазах. Дотронулся пальцами до лица, ощутив корку спекшегося мяса. Рана начинала чесаться. Как быстро...   - Идем отсюда, Риксанов, - устало проговорил рыжий. - Извини ,что я заставил тебя кое-что понять.    Мой взгляд снова остановился на кресте.   - А еще есть Святая вода, - Мирам вздернул меня в верх и поставил на ноги. - Они наливают ее в шприцы. Говорят, что одна инъекция смертельна...   - Но зачем они это делают?..   - Чтобы держать нас в подчинении. И для удовольствия тоже. Ты идешь?..    Он отвернулся от меня и шагнул в угол, где тень была наиболее густой.    Я остался.    Я никак не мог поверить в то, что все это - правда.       Я разглядывал жуткие предметы, угадывая их древность и предназначение. Вот серебряные кандалы... моя кожа шипит от соприкосновения с этим металлом, и значит, они - для вампиров. А вот этот испанский сапожок - для людей, я могу спокойно дотронуться до него. Какая-то тряпка с полуистлевшими церковными символами, но инстинкт самосохранения велит держаться от нее подальше... для вампиров! Странная штука, раскрывающаяся розочкой, если надавить на кнопку... это для людей!.. Я настолько увлекся, что пропустил момент, когда открылась дверь.   - О, тебе понравилось? - протянула Маори, заходя в пыточную камеру. - Знаешь, что это такое?   - Нет, - я отшатнулся от нее. Адская школьница в клетчатой юбке, покачивая бедрами, вошла в каземат.   - Это называется "груша". Хочешь посмотреть, куда ее вставляют?.. - она захихикала, прикрыв ладошкой рот.   - Скажи, Маори, а ты часто здесь бываешь? - я сделал еще один шаг назад. Она пугала меня даже больше, чем господин Инри. Она была противоестественной пародией на девушку, ее красота напоминала красоту ядерного взрыва.   - Чаще, чем ты думаешь. Но реже, чем хотелось бы! - взяв в руку "грушу", она поднесла ее к своей юбке и направила по бедру вверх. - О!.. - вырвалось у нее. - О, ммм... Подойди сюда... Нет, лучше - вот сюда!   - Что ты делаешь?   - Ты мне поможешь? - дойдя до металлического кресла с зажимами на подлокотниках, она уселась в него и поманила меня пальчиком.   - И что я должен сделать? - усмехнулся я. - Включить электрический ток?   - У тебя совершенно нет фантазии! - обвинила меня Маори. - Зачем же так сразу? Сначала ты должен будешь поиграть со мной...   - Попроси об этом своего Инри! - крикнул я ей в лицо.    Она расхохоталась. Не выдержав, я бросился к двери. Ее смех преследовал меня, пока я бежал по коридорам, карабкался по каменным лестницам, натыкался на стены... Он летел за мной, не отставая ни на секунду. Я понял, что заблудился. Я не знал, куда мне идти. Начисто забыв про "Дорогу Теней", я метался по уровням этого дьявольского замка, и из каждого угла, с каждой потолочной балки, до меня доносился дикий, разнузданный смех взбесившейся ведьмы...       - Витрикс! - прошелестело эхо. Остановившись, я сполз по стене вниз. Чьи-то шаги... Это Маори? Но нет, я бы почувствовал ее инфернальный фон... Кто здесь? Кто зовет меня?.. Чья это фигура движется в размытом от слез пространстве?..   - Витрикс... - она уже совсем близко, и я закрываю глаза, чтобы ее не видеть. Сейчас она дотронется до меня!   - Что с тобой? - ее прикосновения прохладны, но они утоляют жажду, как горячая кровь... Малышка Эррика, это ты?   - Это ты? - спросил я, обнимая ее колени. Мои плечи содрогнулись от рыданий, и она молча опустилась на пол рядом со мной.   - Я не хочу... быть вампиром, - говорил я, глотая слезы. - Я не хочу быть таким... как они...   - Ты никогда не станешь таким, как они, - утешала меня Эррика, гладя по волосам.   - Я не хочу висеть на заговоренном кресте... Я не хочу никого мучить... Я не хочу убивать!   - Я знаю...   - Эррика, скажи, ну почему это так?! Зачем... все это?..   - Просто так устроен наш мир.   - Но это несправедливо!   - Я знаю...   - Это неправильно, так не должно быть...   - Пожалуйста, успокойся. Они не должны видеть, как ты плачешь.   - Да. Ты права. Извини...   - Зеро никогда не допустит, чтобы тебе сделали больно, - прошептала она мне на ухо. - Зеро твой сир, он защитит тебя... от господина Инри.   - А тебя?   - А для меня все уже кончено, - вздохнула она. - Тссс... Это Саэта, я узнаю ее шаги!       Каменные плиты едва заметно завибрировали, в такт цоканью высоких каблуков. Эррика вытерла мое лицо рукавом своей кофточки. Улыбнулась.   - Ты должен быть сильным. Понимаешь?   Я кивнул. Саэта приближалась, затянутая в черную кожу с головы до ног. На ее лице застыла презрительная усмешка.   - Что вы здесь делаете? - резко спросила она, останавливаясь и разглядывая нас в упор.   - Госпожа Саэта, Витрикс заблудился в замке, а я...   - Я не у тебя спрашиваю, сучка! - крикнула она. - Я спрашиваю вот у него!    И это было последней каплей.    Я встал и, шагнув к рыжей ведьме, залепил ей звонкую пощечину.   - Придержи язык, когда разговариваешь с бессмертным! - в моем голосе прорезалась сталь приказа. - И не смей смотреть мне в глаза! Ты все поняла?   - Господин Инри ждет тебя в Ритуальном Зале, - ее зрачки расширились от ненависти, а в голосе прибавилось яда.   - Мне плевать, где он меня ждет, - теперь мы стояли с ней, лицом к лицу. - Я не собираюсь выполнять приказы твоего долбанного сира!   - О, как ты запел, петушок, - протянула Саэта, растягивая в улыбке чувственные губы. - Ты думаешь, что твой любовничек Зеро защитит тебя от всего на свете?.. Даже если и так... Кто тогда защитит вот ее?... - и она указала на Эррику, все еще сидящую на полу. Малышка закрыла лицо руками. Я растерялся.   - Вижу, ты начинаешь меня понимать, бессмертный, - приподняла ведьмочка правую бровь. - А теперь - бегом марш к господину Инри! Быстрее!    Я развернулся и сделал несколько шагов.   - Не туда! Лифт направо! - Саэта упивалась собственной властью. Я не обратил на ее слова никакого внимания. Я уже видел клубящийся портал, там, в темной нише, в пересечении двух теней... Перед тем, как шагнуть в иное пространство, я помахал Саэте рукой, и это стало моей маленькой местью.               2 серия. Московские гости             Господин Инри ждал меня в холле, около лестницы. Увидев, что я уже иду, он демонстративно поглядел на часы, висящие над камином. Я проследил направление его взгляда. Полвторого ночи...   - Мой замок не настолько велик, чтобы в нем можно было заблудиться, - прошелестел его вкрадчивый голос.   - Я был в пыточной камере, - признался я, подходя к нему вплотную. Я ненавидел его, и, кажется, это было взаимно.   - Тебе не понравилось?   - Ну почему же? - я сжал кулаки, и ногти вонзились в ладони. - Понравилось, конечно же! "Особенно крест", - добавил я про себя. - "Вы уже висели на нем?"   "И не один раз!" - захохотал его голос внутри моего черепа.   - Иди за мной, - добавил он вслух, презрительно скривив губы. И начал подниматься по лестнице на второй этаж.       Ритуальный Зал был огромен. Окна плотно закрывали малиновые гардины, на стенах висели картины на религиозные темы, вот только у ангелов, изображенных там, были черные крылья, а вино, льющееся из кубков, напоминало кровь. Черный пол из абсидиановых плит тускло отражал шипящие факела и свечи. Над алтарем, застеленным парчой, висел рогатый череп. Я осторожно дотронулся до парчи с вытканными церковными символами - и отдернул руку. Это были перевернутые кресты!       Но господин Инри так и не успел мне ничего сказать, а потом было уже слишком поздно. Дверь Зала с грохотом распахнулась, как если бы ее открыли ногой, и я увидел Зеро.   - Шесть, шесть, шесть, наш Князь здесь!!! - заорал он на всю катушку.   А следом за ним появились девушки, неся в руках горящие канделябры. Они поставили все это на стол в центре Зала, и отошли к стенам, замирая в абсолютной неподвижности. Господин Инри быстрым шагом направился к распахнутой двери.    - Беги, а то опоздаешь, - сказал ему Зеро. Вампир сверкнул в ответ глазами, но так ничего и не сказал. Когда он скрылся, я подошел к своему сиру.   - О чем вы говорили? - спросил меня Зеро.   - О том, есть ли у вампира душа, - улыбнулся я. - Что происходит?   - Приехал Князь, сейчас он будет вставлять Инри здоровенный пистон... Хочешь посмотреть?   - Еще бы!   - Тогда идем. Девушки, вас это тоже касается!    Мы вышли из Зала и остановились около перил, приготовившись как следует смотреть.       Прошло несколько резиновых секунд, и послышался резкий звук тормозов. По ту сторону затемненного стекла остановилась машина. Я видел лишь ее силуэт, но Зеро был гораздо лучше осведомлен о жизни московского Князя.   - Это Bmw X6M, темно-темно синего цвета, с оранжевым салоном, - негромко прокомментировал он. - За 4.7 секунды она разгоняется до 100 км в час... Князь без ума от скорости... Сейчас ты его увидишь.    Господин Инри был уже внизу. Князь и его свита быстрым шагом вошли в холл нашего замка. Дверь мягко захлопнулась у них за спиной. Князь окинул быстрым взглядом все помещение, скользнул по мне, словно прицелом, внимательными темными глазами, и сосредоточил все свое внимание на господине Инри.   - Князя зовут Альрик, - продолжал нашептывать Зеро, спеша поделиться информацией. - Вон тот здоровяк - Берси, его правая рука. Слева - Эймунд, довольно темная личность, лично я думаю, что он занимается самыми мрачными делами Московского региона. На самом деле, их зовут немного иначе, но тебе этого лучше пока что не знать...    Князь по имени Альрик надменно протянул левую руку, и господин Инри почтительно поцеловал ее.   - Целует перстень, - снова зазвучал шепот Зеро, уже возле другого уха. - Смотри, смотри...    Берси и Эймунд, видя это, тоже протянули левые руки. Господин Инри на секунду "завис", и это вызвало мимолетные улыбки на лицах всей Московской троицы.    А потом они стали подниматься по лестнице, и тут уж я рассмотрел их как следует.       Первым шел Князь. Он был одет довольно неформально, в отличие от своей свиты - высокие походные ботинки, черные джинсы с накладными карманами, темно-серая кофта, больше похожая на форму космодесантника. Его фигура была юношески стройной, а движения - невероятно хищны. Он поднимался легко, прыгая через ступеньку. Бледное лицо, черные вьющиеся волосы. Наверное, он был очень красив, я не знаю. Я в этом не разбираюсь, но я слышал, как девочки за моей спиной перестали дышать. Уж теперь-то я слышал даже это!..   Зеро толкнул меня незаметно локтем в бок, словно напоминая о неординарности происходящего события, и я снова посмотрел на свиту Московского Князя. Благо, они уже приблизились на достаточное расстояние, смотри, не хочу! Уж эти-то двое были в костюмах, по полной форме. Оба при галстуках, как и положено. Но вместо полагающихся к таким костюмам ботинок, на них были одеты армейские хаки. Наверное, чтобы было удобнее путешествовать...       Господин Инри догнал их, и Берси недовольно посмотрел на него. Князь даже не удостоил нашего господина ни единым взглядом, и вот они вошли под мрачноватые своды Ритуального Зала...   - Ну, началось! - выдохнул Зеро. - Пойдем, посмотрим!    И мы отправились следом за ними.    В Зале было темно, горели свечи. Теперь, сделавшись вампиром, я научился радоваться темноте. Мне было очень комфортно здесь, в мрачном просторном помещении, с бардовыми гардинами на окнах. Как в детской страшилке - в одном доме повесили малиновые занавески, ну а дальше вы сами знаете... Вот эти самые занавески там и висели, уж можете в этом не сомневаться!    В центре Ритуального Зала стоял большой овальный стол из полированного дерева. На нем весело полыхали три бронзовых канделябра.    Вся троица уселась на мягкие стулья и выжидающе глядела теперь на господина Инри, который стоял перед ними с видом провинившегося ученика. Высокие гости молчали, и тишина эта изматывала нервы, во всяком случае - у меня. Не знаю, что там испытывал провинившийся, не хочу себе даже этого представлять...       Прошло еще какое-то время, и грянул гром.   - И что ты думаешь теперь делать? - зловеще прошелестел голос Альрика, наполняя собой повисшую было пустоту. - Давай, говори!    Господин Инри молчал.   - Он не знает, что сказать, - подсказал Эймунд. - Он, наверное, пытается что-то придумать, но у него ничего не получается...   - Ага, - подхватил Берси. - Наверное, он сейчас думает - ну ничего, само собой все рассосется, они покричат на меня и уедут в свою долбанную Москву... И тогда опять все пойдет по-прежнему...   - Ты же понимаешь, что по-прежнему уже ничего не будет? - спросил Князь, глядя господину Инри в глаза. - Я хочу услышать, что именно ты собираешься делать!    И снова господин Инри промолчал.       - Ну, а что тут поделаешь? - продолжал озвучивать его мысли Эймунд, с циничной глумливой улыбочкой, явно наслаждаясь ситуацией, от начала и до конца. - Я вот, например, не знаю, что в таких случаях положено делать. А ты, толстый, случайно не знаешь?   - Конечно, знаю, - заявил Берси, привлекая к себе всеобщее внимание, и даже Князь ослабил аркан своего взгляда, позволяя господину Инри немного отдышаться.   - У Берси всегда есть план, - заметил Альрик. - Ну-ка, послушаем, что ты предлагаешь ему сделать?   - Ну, не совсем чтобы ему... - Глаза Берси были зелеными и абсолютно честными. Честными настолько, что я сразу понял - он собирается сказать какую-то ужасную гадость. - Помнишь, мы говорили недавно про самураев, про то, как они делают себе сеппуку, или как там это называется...   - В японском театре кибуцу, - неожиданно процитировал Эймунд, и неумолимо закончил двустишье самым похабным образом, выстроив одно за другим три слова, одно другого ругательнее. В общем, смысл стишка сводился к содомитскому акту во множественном числе, ну да вы наверняка и сами уже догадались... Князь и Берси негромко рассмеялись. Эймунд скромно потупил глаза.       - Так что ты там начал говорить? - спросил у толстяка Князь Лассомбра, и снова сгустилась невероятная тишина.   - Давайте разберем ситуацию по пунктам, - ответил здоровяк. Он говорил негромко, так что мне приходилось напрягать весь мой вампирский слух, чтобы поймать его падающие на пол слова. - Что мы имеем? Ультиматум от клана Треми. После того, что случилось с инквизиторской бригадой, они не успокоятся, пока не получат по всем счетам, да еще и с процентами. Это раз...    Кажется, Альрик вздохнул... Или мне показалось? Зачем вампиру дышать?..   - Это привычка, - прошептал Зеро. Ну точно, мысли читает! Интересно, а я потом так тоже смогу?.. - Князю приходится очень часто бывать на людях, и если он не будет все время дышать, это рано или поздно заметят. Поползут ненужные слухи... Многие кланы давно уже спят и видят себя в Москве, им достаточно самого ничтожного повода, чтобы нарушить создавшееся равновесие. Понимаешь теперь, какую кашу заварил наш драгоценный Инри, убив того чертова гуля? А я ведь его предупреждал! Ну да ладно, чего уж теперь об этом...       - Едем дальше, - продолжал Берси, загибая следующий палец. Густая челка падала ему на глаза, они мерцали синими искрами. Едва заметно, но мерцали. И выглядело это довольно жутенько. - Эта сучка, которая заварила всю эту кашу, Малковианская давалка, дешевка...   - Шалава, - подхватил Эймунд, с удовольствием выплескивая на предводительницу Питерских Малковиан потоки ужаснейшей брани. - Тварь, мразь, забыл, как там было ее гнусное имя...   - Не важно, - оборвал его Берси. - Князю не обязательно знать имена каких-то там шавок. Дело в другом. Леопольдисты спят и видят, как пылают инквизиторские костры, такое уже было...   - И не раз, - негромко проговорил Альрик. - Да уж... Положеньице, лучше не придумаешь!.. Ну так что ты там предлагал? Ты же сказал, что есть какой-то выход?..   - Да, есть. И похоже, что всего один...   - Давай, не томи уже. Что ты предлагаешь сделать?   На губах толстяка заиграла змеиная улыбочка. Он еще раз посмотрел на замершего посреди зала господина Инри и прошипел:   - Диаблери, что же еще?       Кажется, Зеро вздрогнул. Диаблери... Незнакомое слово неприятно поразило мой слух, как будро дохнуло могильным холодом. И название какое-то мерзкое... Диаблери... Тьфу, плюнуть хочется, но нельзя при Князе...   - А что, - подхватил Эймунд. - Это действительно выход! Мы откупимся от Треми, у нас в Питере освободится место Питерского Князька, и мы поставим на него...   - Тебя, - подсказал Берси. - Извини, брат, но больше по ходу некого.   - Меня-а? - протянул Эймунд. - А что, это тема! Поселюсь я в этом самом замке, заведу себе девочек... Кстати, я видел довольно хорошеньких.   - А Дашу куда денешь? - улыбнулся Берси своей фирменной улыбочкой.   - В Москве оставлю, а как же еще?..    Господин Инри стоял, ни жив, ни мертв, слушая, как они начинают делить между собой его частную собственность.   - А что, давай! - подливал здоровяк масла в инквизиторский костер. - Я буду к тебе в гости приезжать, ты будешь меня встречать по высшему разряду...   - Конечно, брат, а как же! Конечно, буду! В этом зале, правда, придется все переделать, поменяем интеръерчик, усилок сюда забабахаем, страбоскопчики повесим... А то здесь как-то мрачноватенько, света маловато... Разве ж так встречают Князя?..    И они снова рассмеялись. Они почти уже обо всем договорились. Оставалось за малым - это самое "диаблери" никак не давало мне покоя. Что же это такое? И Зеро, как на зло, все молчал...       - Он все понял, - неожиданно проговорил Берси, вставая из-за стола.   - Я на это надеюсь, - Альрик тоже поднялся.   - Точно, все понял? - усомнился Эймунд.   - Будем надеяться, что да, - подытожил Князь. - Ну, пошли отсюда. Скоро рассвет...    И направился к выходу. Господин Инри заспешил следом. Я отвел глаза, не желая на это смотреть. Все же я был о нем изначально лучшего мнения... Но, может, это самое "диаблери", которым так запугал его здоровяк, и правда - жуткая штука?..    А Зеро все молчал, и когда шаги затихли, медленно поднял на меня глаза.   - Все так плохо? - спросил я.   - Мы что-нибудь придумаем, - ответил мой сир, впрочем - без особой надежды в голосе.          ...Когда машина Князя уехала, резко набирая скорость, у господина Инри случилась истерика. Началось это внезапно. Мы с начала ничего не поняли, но вот он вошел в Ритуальный Зал, остановился в проходе, и тень вокруг него стала сгущаться. Она потекла по стенам, зашипела и заплевалась парафином свечей, брызнула из-под Малиновых Занавесок, обволакивая темным коконом его фигуру, а потом, неожиданно, рванулась в разные стороны. Свечи погасли, и Зал погрузился в кромешный мрак. Вернее, не совсем...    Каким-то образом я все равно видел смертельный танец Инри. Зеро осторожно взял меня за рукав и потащил за собой. Он вывел меня из опасной зоны, и когда я полностью пришел в себя, мы стояли на небольшой лесенке, покинув Зал через неприметный выход. Мы были здесь не одни, все девушки сумели спастись точно так же, и стояли теперь, испуганно прижимаясь друг к дружке... Вернее, прижимались друг к дружке Ванесса и Эррика, а Маори стояла довольно независимо. Она уже вооружилась зажигалкой, собираясь прикуривать.   - Чего уставился? - поинтересовалась она у Зеро, когда он строго взглянул на нее.   - Здесь нельзя курить, - сказал он.   - Ага, - она прикурила, дерзко щелкнув зажигалкой, и с наслаждением выдохнула дым через ноздри. Мне она все больше напоминала Мелори Нокс из "Прирожденных Убийц".   - Бедная Саэта, - сказала стерва в клетчатой юбке. И я сразу же понял, кого здесь не хватало.       Не хватало Саэты. Рыжей ведьмочки в черной коже, правой руки господина Инри... Но где же она? Следующие слова Маори подтвердили мои самые худшие опасения.   - Саэта осталась там специально, - задумчиво проговорила она. - Саэта любит Инри больше всех нас...   - Но зато сам он любит больше всех самого себя, - услышал я голос Ванессы.   - За такие слова ты можешь быть наказана, - улыбнулась Маори. - Думай в следующий раз, поняла, дурочка? Господин Инри любит всех нас. И даже тебя. Все, валите отсюда, чего вылупились? И ты тоже вали! - крикнула она мне в лицо.   - Пойдем, - сказал мне Зеро. - Она права. Нам есть о чем поговорить.   - Но как же Саэта?..   - С ней все будет в порядке. Пойдем.       Мы спустились на первый этаж. Здесь все было тихо, лишь пережевывал березовые сучья зеленоватый камин с чугунной решеткой.   - Тебе, наверное, интересно, что такое "диаблери", - сказал Зеро, поглядев на меня. - Я расскажу, что это такое. "Диаблери" - это смерть, полная и окончательная. Даже для людей есть небольшая отдушина, от слова "душа"... Совершить над вампиром "диаблери" означает выпить его душу. Понимаешь?   Теперь я все понял. Выпить душу... Это было немыслимо, разум отказывался в такое поверить.   - Я не знаю, что делать, - продолжал Зеро, заложив руки в карманы и глядя в холодный огонь. - Потому что Треми, кажется, всерьез закусили удила. И даже убийство Малковианского гуля здесь уже вроде бы и ни при чем. Ведь я убил всех этих Охотников - и Инквизитора, и трех Легатов, и трех собак... А Леопольдисты никогда не простят подобного, тут он совершенно прав...   - Должен существовать какой-то выход, обязательно должен, ведь так не бывает - чтобы совсем ничего нельзя было сделать, - разговаривал сир сам с собой. - Инри сейчас, наверное, ничего не соображает от ужаса, но так было бы с каждым. Ну, или почти с каждым. И именно я должен придумать, как спасти наши задницы! Опять! Опять все повторяется!.. И снова в это же время. Ох, уж это летнее Солнцестояние, вечно от него одни проблемы... В прошлом году было нечто похожее, только сейчас еще жара эта жуткая... Это все от жары!   - Должен быть какой-то выход, - повторял он, раз за разом. - Если бы я знал, кто - та самая ключевая фигура, кого я должен убить, чтобы разрубить этот узел!.. Все было бы просто. Но я не знаю совсем ничего!       Послышались шаги, и мы повернули головы к лестнице. Это спускался Инри. Он подошел к камину и рухнул в одно из кресел. Молча уставился на огонь.    - Что мы будем делать? - спросил у него Зеро, впрочем, без особой надежды.   - Я не знаю, - ответил господин Инри потерянным голосом.    Замок медленно погружался в пучину отчаяния. За окнами бушевала белая ночь. Близился рассвет. Мне пора было ехать домой, иначе я рисковал застрять здесь еще на одни сутки. Зеро все понял, как обычно, без лишних слов.   - Ты пока подумай, а мы, пожалуй, пойдем. Все-таки, я теперь сир!.. - Зеро улыбнулся было, но опять сделался серьезным.   - Инри, расслабься. Мы обязательно что-нибудь придумаем!..   Тот лишь слабо махнул рукой.   - Ладно, идем, - сказал мне Зеро, и мы направились к выходу.       Это было совсем непросто - сделать первый шаг туда, за открытую дверь. Ведь там бушевало небо! Наверное, те, кто совершает свой первый прыжок с парашютом, чувствуют то же самое. Зеро мягко подтолкнул меня в спину, помогая сделать самый первый шаг.   - Вон моя машина, - сказал он, указывая рукой на свой джип. - Сейчас мы залезем в нее, и я расскажу тебе, что ты будешь делать дальше.   - Когда дальше?   - Когда я отвезу тебя домой! Давай, шевели булками!    А потом, когда мы оказались внутри салона, за спасительными тонированными стеклами, продолжал:   - Итак, запоминай. Правила такие. Не подходить к зеркалам, это раз. Притворяться больным и оставаться все время в кровати - это два. Ничего не есть, человеческая еда больше тебе не подходит. Это три... Занавесь все окна. Впрочем, это я возьму на себя. Скоро начнется Рассвет, и тебе понадобятся все твои силы, чтобы дожить до Заката.       - Но почему ты сам можешь ходить днем, при свете Солнца? - вырвалось у меня. Это было несправедливо!..   - Ты тоже так потом сможешь, подожди, - успокоил меня он. - Ты - новообращенный. Моя кровь - довольно высокого поколения. Или довольно низкого, как посмотреть... Короче, чтобы тебя не путать, первого поколения была кровь Каина. Слышал о таком? Каин был первым вампиром, все началось именно с него. Каин и Лилит, семейная вампирская пара. Про них даже в человеческой Библии написано.    Второго поколения, соответственно, были первые обращенные этим самым Каином, ну и дальше по списку - третье поколение, четвертое, пятое... Фишечка в том, что у Инри кровь двенадцатого поколения, а у меня - четвертого. У тебя, соответственно, пятого...    Ты мой первый ученик, я никогда раньше не практиковал подобные вещи... Я и тебя не хотел обращать, и не стал бы, не выстрели ты тогда себе в сердце... В общем, как вампир, ты круче господина Инри раза в два, а то и побольше... Но только не задавайся - не смотря на все это, господину Инри уже двести с лишним лет. Он много чего повидал на своем веку, он гораздо хитрее тебя, и даже, пожалуй, меня... Короче, сиди на попе ровно, держи булки крепко сжатыми, и ничего не бойся. С твоей тетей я сам поговорю, если ты не против. Не беспокойся, я, как твой сир, позабочусь о тебе. Я не то, что некоторые...       Я снова подумал о господине Инри. Интересно, как он там?..    Но вот мы свернули с трассы, и вдали показались первые замки нашей долины. Скоро я увижу тетю, скоро я должен буду ей соврать, да так, чтобы она мне поверила. И что же мне ей такого сказать?.. Ох, ну и дела!   - Боишься? - подмигнул мне Зеро.   - Не то слово, - отозвался я.   - Ну, парень, держись за штаны! Скоро мы увидим твою тетю.   - Заткнись!   - И, кстати, не забудь мой подарок! - Зеро вытащил из бардачка пистолет и кинул мне его на колени.   - Куда я его, интересно, дену?   Зеро с хохотом посоветовал, куда.   - Не смешно, - я с трудом сдержал улыбку. И спрятал пистолет под бадлон, засунув его за ремень джинсов.   - Яйца себе не отстрели, герой, - усмехнулся Зеро.   - Ничего, новые вырастут, - отмахнулся я. Он захохотал. Так мы и подъехали к моему дому. Я достал из кармана брелок и нажал на кнопку. Умные створки ворот пискнули и начали открываться. Мы торжественно въехали на наши земли, и дорожка из золотистого гравия поглотила наши следы.       Странно, но дома никого не было.   - Тетя Интегра, - осторожно позвал я, заходя в прихожую. В доме оказалось неожиданно пустынно и темно. Не играли защитные мантры, не работала вентиляция. Тихо было вокруг, даже колокольчики тростниковых занавесок Нижней Гостиной висели, не шевелясь...   - Здесь никого нет, - сказал я Зеро.   - Знаю, - отозвался тот. - Это серьезно?   - Боюсь, что да...   - Дьявол! Где же она может быть?   - Я не знаю!.. - мой голос неожиданно сорвался.   - Спокойно!   - Ага, спокойно! У меня очень нехорошее предчувствие. С ней что-то случилось.   - Без паники. Она раньше не ночевала дома?   - Всего пару раз. И когда это случилось в последний из них, она вернулась с работы на простреленной машине...   - В каком смысле, простреленной?   - Да в самом прямом! На заднем стекле были отпечатки пулевой очереди... Стекла-то бронебойные!   - Слушай, если не секрет, а кем она у тебя работает? - прищурился Зеро.   - В том-то и дело, что я этого не знаю!.. - отозвался я. - Но у нее есть пистолет, даже целых два, я случайно видел, как она их чистила. И стреляет она так, что о-го-го!   - Это я уже понял, - он подошел к полукруглому диванчику и нашарил пульт игровой приставки. Нажал на кнопку. Гостиная озарилась знакомым синим светом. - Так... - он обрушился на диван и пощелкал кнопками пульта. - Будем ждать. До рассвета всего полчаса, мы все равно ничего не успеем сделать.    И мы принялись ждать.         3 серия. На исходе ночи          Раньше я всегда слышал, как она заходила в дом, лишь когда моя Интегра открывала входную дверь, но сегодня все было совсем иначе. Новым вампирским слухом я услышал, как к подъезду подъехала большая тяжелая машина, золотистый гравий защелкал под колесами. Как шарики из упаковки, которые так приятно лопать руками... И вот затихает урчание мотора. И кто-то выходит из машины, хлопает дверца. И вот этот кто-то идет сюда, в наш дом...    ...Краем глаза я покосился на Зеро. Интересно, что он сейчас сделает? Пистолет щекотал мне живот, просясь в руку. Я вытащил его из-под ремня, и уже довольно привычно сжал нагретую рукоятку. Нагретую?.. Но ведь мое тело больше не излучало тепла! И что же тогда получается? Пистолет-то комнатной температуры, а я ощущаю его, как теплый, нагретый предмет. И выходит, что сам я тоже комнатной температуры! А какая у нас сейчас комнатная температура? Солнце еще не встало, я бы это почувствовал... Где-то градусов двадцать восемь, вряд ли меньше. В Москве, говорят, по ночам плюс тридцать пять, и ничего, живут вроде как... Пока.    ...Тут, совсем уже некстати, я вспомнил книжку этого чертова Веллера, прочитанную мной накануне всех произошедших событий, про то, как в Москве начинается жуткая жара, и каждый день температура становится на несколько градусов выше... и выше... и выше. А потом город постепенно вымирает, и Москва превращается в пустыню. Все. Апокалипсис. Какая там Нибиру!.. Пока она еще до нас долетит, мы же все успеем десять тысяч раз умереть от этой дикой, невероятной, немыслимой жары! А еще эта долбанная скважина в Персидском заливе, кажется, ее всерьез собираются заваливать ядерным взрывом! Весь мир окончательно сошел с ума!    ...И тогда получается, что при плюс тридцати шести мое тело снова будет нормальной человеческой температуры, тетя ничего и не заметит... Тетя?.. Кто здесь?... Кто это идет, цепляясь рукой за стену дома? Как в ужасных фильмах про Фредди Крюгера? Но нет, не скоблятся об стену острые железные когти... Кто же это все-таки там такой? Или такое?.. После всех этих вампирских заморочек, уже не знаешь, что и думать!    ...Не важно, как бы там ни было, этот неведомый кто-то уже почти вошел в нашу гостиную. Я клацнул предохранителем, и совсем было приготовился стрелять... Но Зеро вовремя успел перехватить мою руку, опуская ствол дулом вниз. Я вздрогнул. Это была она.       Я едва успел добежать, чтобы подхватить ее на руки. Она тут же упала, практически без сознания. На ней была белая блузка, серые брюки от делового костюма. Пахло духами и почему-то расплавленным металлом. Интересно, почему она такая тяжелая?   - Надо снять с нее бронежилет, - голос Зеро все расставил по своим местам. Ну, конечно же!.. Я дотащил ее до дивана, ее голова мотнулась по темной плюшевой поверхности.   - Помогай, давай! - прошипел Зеро, разрывая на ней белую блузку. Все верно, под ней серебрились металлические пластины из бронебойного сплава. Пока мы переворачивали ее туда-сюда, освобождая от лишней одежды, на ее губах показалась красная пена. Это было слишком! Я глухо застонал. Зеро влепил мне подзатыльник.   - Не индульгируй!    Тоже мне, Дон Хуан нашелся! О, только бы она осталась жива! Только бы с ней все было хорошо...    Бронежилет был снят и теперь валялся на полу, загадочно подмигивая нам тремя вмятинами от пуль, в цепочку, одна за другой. Нет, наверное, я прошу Тебя слишком о многом... После такого, наверное, не живут.    ...Хотя, много ли я знаю о человеческих способностях? Зеро тысячу раз прав, не может быть, чтобы ничего нельзя было поделать! Он что-нибудь придумает, и все снова будет хорошо! Я осторожно уложил ее на диван. Ее глаза были закрыты, а под ними - будто приклеены темные тени от ресниц.   - У нас где-то была аптечка.   - Забудь об этом, - глаза Зеро, совершенно неожиданно, зажглись синими огоньками. - Придется с ней это сделать...   - Сделать что?! Ты решил обратить ее?!.   - Сколько, черт возьми, эмоций! Ты решил обратить ее!.. - передразнил меня Зеро. - О, ужас! Кошмар... Подними ей голову, вот так. Вообще, обними ее, она же твоя тетя! Давай, голову выше, она иначе захлебнется!   - Ты правда ее обратишь?!   - Нет, Витрикс. Не в этот раз. Но моя кровь поможет ей выжить. Завтра с утра она ничего и не вспомнит... Решит, что ей все просто приснилось. Это мы куда-нибудь спрячем, - кивнул он головой на бронежилет, - Если накачать ее снотворным, у нас будет пара дней, чтобы отремонтировать вашу машину. Никаких следов от пуль, ничего этого не было. Ты меня понял?   - Да, это будет лучше всего.   - Так мы и поступим. Открой ей губы. Вот так...    И он разорвал клыками вену у себя на руке.       Дальше все было, как обычно. Я уже видел это, и не один раз. Когда кровь вампира потекла в ее полуоткрытый рот, она стала неосознанно тянуться губами к темным каплям, стараясь не пропустить ни одной из них.   - Осталось самое простое, - Зеро практически шептал, но я отчетливо слышал каждое его слово. - Я должен узнать, кто это сделал. Но это уже спец-способность, так что извини, я узнаю это один...   Он наклонил голову, его лоб соприкоснулся со лбом моей Интергы. Что он собирается делать? Нырнуть в ее мысли? Прочитать в них образ наемного убийцы? Ведь кто-то же это сделал, кто-то стрелял в нее...   - Это автоматная очередь, кажется. - Зеро проследил направление моего взгляда. - Расстояние между пулями одинаковое, так ровно положить довольно сложно, если стреляешь с вытянутой руки.   - О, черт!.. - вырвалось у меня.    И в это время где-то снаружи дома зазвонил телефон.       - Принеси трубку! - приказал мне Зеро. Я выпустил тетино тело из объятий и отправился туда, ЗА ДВЕРЬ. Телефон валялся недалеко от машины, но... Первые рассветные лучи почти касались его стального цвета поверхности! Шаманский брелочек валялся тут же, неподалеку, шевеля своими черными перышками...   - Дай мне эту чертову трубку!!! - проревел Зеро из гостиной, и я нырнул в бешенство утреннего эфира.    Мне удалось схватить телефон с первого раза, мгновение - и я уже был обратно в прихожей. Кожа на моей левой руке неприятно шипела. Кажется, меня все же зацепило... солнечным светом? Интересно, насколько это может быть опасно?    Зеро выхватил трубку из моих рук и выщелкнул крышечку. Поднес ее к левому уху. Странно, но от чего-то все правши подносят телефонную трубку именно к левому уху. Я не в первый раз это замечаю, и за собой, и за окружающими...   - Я тебя найду, - сказал Зеро. - Я уже иду за тобой.    И сжал телефон в ладони, так, что с хрустом треснула серебристая крышка.    Разговор был окончен.       Рассвет они встречали вдвоем, я же заперся у себя в комнате на втором этаже и занавесил окно двумя видами занавесок. Этого мне показалось недостаточно, и сверху я укрепил добавочное толстое одеяло. И как это карниз такую тяжесть выдержал? Крепко приделали, наверное. Даже не знаю, чего мне тогда хотелось больше - спрятаться от солнечного света под кроватью, или посмотреть, что этот упырь делает там с моей тетей?.. Должно быть, эти желания взаимно исключили друг друга, и неожиданно я почувствовал, как на мое тело упала гигантская давящая тяжесть. Из-за горизонта вставало Солнце. Оно поднималось все выше и выше, и я ощущал весь его путь. Когда оно стояло в зените над нашей крышей, меня колотил ледяной озноб. О, как я мечтал о собственном гробе! О милом сосновом гробике с плотной крышечкой, которую можно закрыть и ни о чем не беспокоиться! А что, если карниз все же не выдержит? И занавески сейчас упадут? И тогда... О, Господи Боже, тогда-то все и закончится, раз и навсегда! Меня просто обольет солнечным светом, с головы до ног! И я вспыхну всеми цветами радуги... или просто вспыхну и развеюсь по ветру серым пеплом? Пора отсюда бежать. Какое там, под кровать!.. Немедленно вниз, в гостиную... Хотя, нет, нельзя, там тоже окна!.. Это скрипит карниз, или мне послышалось? Послышалось! Господи, ну и нервы... И долго мне еще так лежать? Сколько, интересно, сейчас времени?    Полдень? Час? Может быть, два?.. Я этого больше не выдержу!..       ...Я скрипнул зубами и встал. Прошелся по затемненной комнате, туда-сюда... Стоп. В Верхней Гостиной нет окон, там только стена, и вдоль нее стоят цветочные горшки. Откуда же тогда падает свет?.. Что, если я на секундочку приоткрою дверь, и просто посмотрю? Так я и сделал. Почему-то на цыпочках прокравшись к собственной двери, я осторожно повернул ручку. Дверь заскрипела... Я испугался так, будто Солнце могло все это услышать. Солнце услышит и меня за это накажет.. Это все нервы, Витрикс! Карнизы так не скрипят.    Не скрипят... Не скрипят... Но что же тогда так подленько поскрипывает? Что это? Занавески шевельнулись, или мне все это показалось?..    Я успел отскочить с линии огня в самый последний момент. Карниз с грохотом и треском упал, тяжелые шторы вместе с одеялом взметнули целое облако золотистой пыли... И ее тут же пронзили смертоносные лучи!    Мне повезло, я стоял близко от двери. Я успел захлопнуть ее с другой стороны. Прислонился к ней всей спиной, мои колени дрожали... Ну все, хватит, достаточно с меня этих острых ощущений! Под кровать! Или нет, лучше в ванну!       Эта мысль показалась мне просто спасительной! Ну конечно, в ванну, куда же еще! Закрыться, включить прохладную воду и залечь на самое дно. Конечно, там не такая глубина, как в бассейне господина Инри, но мне все равно этого хватит. Ведь дышать мне теперь не обязательно? И как я раньше об этом не догадался?.. Итак, в ванну! Но как до туда добраться? Источник прямых солнечных лучей, боковое окно, пересекает мой путь. Остается лишь тетина ванна на первом этаже... Я подошел к лестнице и свесился через перила.   - Зеро! - позвал я.   - Ну, чего? - донеслось из полумрака Нижней Гостиной.   - Посмотри, там темно?   - Где - там?   - У меня в комнате упал карниз, - мой голос почти не дрожал.    Кажется, он засмеялся. Хотя нет, мне просто показалось... Впрочем, от него можно ожидать всего, чего угодно!   - Расскажи, как именно это произошло, - попросил он голосом семейного психотерапевта.   - Я решил повесить на него одеяло...   - Дальше!   - Зеро, пожалуйста, давай без этих твоих шуточек! Там ТЕМНО?..   - Где - там? - нет, все-таки он смеялся. Вернее, сдерживал хохот, и похоже, что из последних сил! Слишком уж сдавленный был у него голос, такой бывает, лишь когда пытаешься удержать в себе по-настоящему крупное хи-хи, это я точно знаю...   - Там - это по дороге в ванную! Зеро, не тупи!   - А ты попробуй угадать? - предложил он. - Давай, я сейчас дойду до ванны и открою дверь, а ты просто верь и беги! Там нет ни одного окна, честное вампирское слово!..   - Как там моя тетя?..   Он наконец-то взвыл, разражаясь истерическим смехом.   - Ты как там сам, в порядке? - уточнил он на всякий случай. - Знаешь, мне тоже от чего-то не спиться, давай сюда к нам? Спускайся, здесь нет никаких окон, ни открытых, ни закрытых. Свет идет с веранды, но до ванны вдоль коридора тянется сплошная тень. Главное, это суметь грамотно пройти лестницу... Там несколько очагов света!    Но это я видел и так. Если накинуть на голову одеяло, я смогу добежать до ванны. Я уверен, что у меня все получится...   - Тебе помочь сосчитать до трех? - спросил он самым невинным голосом.   - Где тебе, - усомнился я. - Ты до двух хотя бы сосчитай! - И, неожиданно для себя самого, метнулся по лестнице вниз.       Зеро смеялся надо мной так, что по его щекам катились крупные слезы. И даже Интегра улыбалась во сне. Она лежала все там же, на диване, закутанная в целую кучу одеял. Ее щеки порозовели, а дыхание сделалось ровным и спокойным.    Но не значит ли все это, что теперь моя тетя превратилась в гуля? Я присмотрелся к ним более внимательно. Так и есть, они оба лежали под одним из одеял, и похоже, что его руки... Кстати, он одел на нее кофточку обратно? Какое там, вон она, валяется на полу!   - Знаешь, что, Зеро, - сказал я ему.   - Да, Витрикс?   - Я конечно понимаю, что завтра она ничего не будет помнить... но все же это не означает, что ты... можешь вот так вот...   - Какой же ты еще ребенок, - вздохнул Зеро. - Как же просто тебя поймать в ловушку! Эх, учить тебя еще и учить, как завещал Великий и Ужасный дедушка Ленин! - И он одним движением сбросил с себя одеяло.    И я увидел своими собственными глазами, что моя Интегрочка завернута в пушистый плед, самым заботливым образом! А Зеро лежит рядом, но полностью одетый.   - Все, а теперь шагом марш в ванну! - приказал мне Зеро. - Нам всем надо как следует отдохнуть.         4 серия. Чаепитие в Зазеркалье          И вот, Оно ушло. Я сразу это понял, потому что огромная тяжесть, давившая на всего меня, неожиданно исчезла, и я сумел открыть глаза. Я лежал внутри тетиной ванны. Было темно. Дверь оказалась плотно закрытой, ни единой щелочки, ни одной полоски света... Я включил бра рядом с зеркалом, по привычке посмотрел на свое отражение, и так же по привычке ничего не увидел. Это больше не производило на меня того гнетущего впечатления, что раньше - кажется, я привык. Но я все равно взял свою зубную щетку и принялся чистить клыки. Да, именно клыки - аккуратные, совсем небольшие, мою вампирскую гордость... Все мосты между мной и человеком по имени Виталий Риксанов были сожжены. Отныне и навсегда...    Я отправился в гостиную, чтобы посмотреть, как там моя Интегра. Интересно, она уже проснулась, полностью невредимая, как и обещал Зеро?.. Гостиная оказалась пуста. Здесь никого не было. Может, он отнес ее в спальню?.. Быстрым решительным шагом я подошел к тетиной спальне и распахнул дверь. И здесь никого... Наверное, они на веранде...    И точно! Они сидели в креслах и беседовали, как старые добрые друзья. На столе дымился фарфоровый чайник, рядышком стояли две пиалы...   - Добрый вечер, - улыбнулась Интегра, немного смущенно.   - Всем привет, - ответил я.   - Ты принесешь себе с кухни стул?   - Извини, я, наверное, занял твое место? - взглянул на меня Зеро. О, какие у него были честные глаза... Почти как у толстяка Берси... И такие же зеленые.   - Ничего, все в порядке...       Я сходил за стулом и принес его на веранду. Заодно захватил себе пиалу. Интересно, я смогу выпить хоть глоток чая?.. Как раньше?.. Стул я поставил по центру, справа от меня оказалась Интегра, слева - Зеро. Я протянул руку к чайнику и налил себе ароматной, благоухающей жидкости. Это был жасминовый зеленый чай, мой самый любимый. Я пил его уже несколько лет, и каждая пиала была для меня самым настоящим наслаждением...    Зеро внимательно проследил за моими движениями.   - Как вы себя чувствуете, тетя? - спросил я.   - Вы что, сговорились? - всплеснула она руками. - Ну да, я вчера немного перебрала на фуршете, доехала домой на автопилоте...   - Главное, что вы ни во что не врезались по дороге, - сказал на это я. - Ведь машина цела?   - Да, с машиной все в порядке, - беззаботно отозвалась она.    На столе лежала книга, с очкастым мальчиком на обложке. "Гарри Поттер и Дары Смерти"... Веселенькое названьице! Детская книжка манила мрачными тайнами, так и хотелось ее открыть... Я протянул руку и взял ее, она обожгла мне пальцы... Наверное, лежала весь день на Солнце... Я с опаской посмотрел на свой чай. Нет, пожалуй, что в другой раз... Кажется, Зеро удовлетворительно хмыкнул... Или показалось?..   - Интересная книжка? - спросил я у тети.   - Еще не читала, - ответила она.   - А ты когда собираешься ее начинать? - спросил Зеро. Надо же, они на ты!.. Кто бы мог подумать, как быстро!..   - Даже не знаю... - Интегра задумчиво повертела в руках свою пиалу, сделала глоток. Пар скользнул по ее челке, по мраморному лбу... Кровь Лассомбра сделала ее настолько прекрасной, что я лишь с невероятным трудом сумел отвести взгляд от ее лица... Но, похоже, она об этом совершенно не догадывалась.   - Можно, я возьму ее? - попросил Зеро. Он смотрел на мою Интегру... Мне даже трудно это описать. Но она, похоже, не замечала и этого.   - Конечно, возьми...    Кажется, ее мысли снова были далеко, там, на ее опасной работе, откуда приезжают в простреленных бронежилетах... Пришло время задать какой-нибудь вопрос из моего Арсенала Дурацких Вопросов. Про что бы такое спросить, чтобы вырвать ее оттуда, из омута мрачных мыслей?.. Это должно быть что-то яркое, ошарашивающее своей новизной...   - Тетя, а вы верите в Климатическую Пушку?    Она закашлялась, подавившись чаем, и даже Зеро посмотрел на меня с изумлением.       Наверное, им обоим требовались объяснения. Я обвел их тяжелым взглядом, соответствующим важности того, что я собирался перед ними открыть, и начал свой доклад.   - Аномальная жара в России не может быть просто так, - заявил я, ничего не стесняясь. Этим бредом кишел весь интернет, так что мне было по фигу! - Это результат применения против нашей страны секретных военных разработок США. На базе ВВС США в штате Нью-Мексико расположена лаборатория по изучению полярного сияния. Эта научно-исследовательская станция принадлежит военным и является источником мощного излучения. Между прочим, если вам интересно, все глобальные катаклизмы в России и мире начались после 1997 года, когда проект HAARP был запущен...       О да, им действительно было интересно! Примерно так же, как в цирке! Их взгляды давали понять, что мне не хватает клоунского колпака с бубенцами...Мне удалось удивить их по полной программе!    - Президент Венесуэлы Уго Чавес, - продолжал я, желая закрепить свой успех, - назвал эту самую лабораторию новейшим тектоническим оружием, виновным в разрушительных землетрясениях. А бывший военный синоптик Николай Караваев перечислил несколько важных причин, которые указывают на использование климатической "пушки" против России. В их числе - аномально жаркая по сравнению с другими европейскими столицами погода в Москве, а также виновный в многонедельном зное гигантский циклон, зависший над российской территорией. Вам все еще интересно?   - Продолжай! - приказал Зеро.   - Циклон стоит над центральной частью России и только набирает силу, слышите, вы?.. Он никуда не уходит, он только знай себе засасывает воздух азиатской пустыни к нам, сюда... А теперь представьте, что может произойти зимой, когда они переключат режимы, и Пушка начнет накачивать к нам воздух из Антарктики? На Москву обрушатся мегатонны снега, и на Питер тоже, и даже на Нижний Новгород! Огромные сугробы, километровые сосульки, шестидесятиградусные морозы, лопнувшие трубы, прорванная канализация и скользкие лестницы... Вымершие от холода города... Пингвины на улицах... Все, я закончил! Аплодисменты!..          Зеро встал, чтобы похлопать, Интегра осталась внутри своего кресла... И даже высохший желтый лист из нашего сада, ведомый нитью ветра, опустился прямо на обложку детской книжки... Привет от прогноза погоды! Я, от чего-то, все смотрел на него и никак не мог насмотреться. Он высох раньше времени. Может, где-то это считалось нормальным, но только не здесь, не в Северной Пальмире! Тут я вспомнил еще и про Апокалипсис в Мексиканском Заливе, про все эти миллионы баррелей черного золота, растекшиеся по поверхности тропического залива, и хотел приплести и это тоже, да только пришлось оставить на следующий раз. Потому что тетин городской телефон уже звонил, привлекая к себе внимание из полутемной прихожей.    - Извините, я сейчас, - сказала Интегра и скрылась внутри дома. Мы остались за столом. Сухой лист подрагивал своими выгнутыми невесомыми краями, но лететь никуда не собирался. Ему было удобно лежать на нарисованном мальчике.       - А теперь послушай, что мне удалось узнать, - негромко проговорил Зеро, и я взглянул на него. У моего друга было какое-то напряженное лицо. Что-то случилось...   - Пока она спала, я уничтожил все улики. Заднее стекло у вашей машины теперь новое, без этих вмятин. Твоя тетя абсолютно здорова и чувствует себя великолепно, как ты успел заметить...   - Успел.   - ...Но я сумел все выяснить, пока она была под гипнозом. И из ноутбука, найденного в ее машине. Я вскрыл его, - заговорщицким шепотом подтвердил Зеро мои опасения. - За десять минут, между прочим! За твоей тетей, похоже, гоняется ФСБ. Потому что к ней попали копии документов... вернее, Документов, с самой большой буквы! И в этих бумагах написано про готовящийся государственный переворот. Государственный Переворот, Витрикс! Нормально меня расслышал?..   - Нормальнее некуда!..    Открылась дверь дома, и тетя вернулась за стол. Она была немного бледнее, чем за минуту до этого, я отлично различал теперь все оттенки и цвета.   - Все в порядке? - спросил я у нее, заранее зная, что она ничего не скажет.   - Да, звонили с работы. Утром надо будет туда заехать. Тоже интересовались, как я себя чувствую... А я почти ничего не помню. И чем я так вчера напилась?.. Помню, было шампанское, потом какое-то вино... Ладно, будет мне наука - надо закусывать!   - Самокритично, - похвалил Зеро. А я подумал, что тот, кто ей сейчас звонил, наверное, в курсе всего произошедшего. Иначе не интересовался бы тетиным самочувствием после ненастоящего фуршета... Ну, дела! Только государственного переворота нам сейчас и не хватало!..       Да, это было безумное чаепитие. Как в новом фильме про Алису. В роле Безумного Шляпника - Зеро. В роли Алисы - Интегра. И я, в роли... Мартовского Кролика? Пожалуй, что да! Назревала буря, и время, похожее на янтарный тягучий мед, вот-вот должно было понестись вскачь, как взбесившаяся от жары лошадь... Зеро протянул руку к сухому листу и сказал так:   - Мы можем сознательно открывать наши карты, и не все ходы приходится делать к собственному удовольствию...    Я не понял, к чему это он, но он взял с книжки этот листок и бережно покрутил в своих пальцах.   - Начинается новый узор, - объявил он. Порыв ночного ветра ударил в стекла веранды, сорвал листу с тополей и погнал ее сплошным фронтом перед собой, наращивая обороты.       Время пошло... В кармане Зеро тоже зазвонил телефон, зазвучала мелодия Дарта Вейдера, когда он впервые прилетел на Звезду Смерти.   - Я слушаю, - сказал сир. - Да, скоро буду. Хорошо, не беспокойся...   - Звонил господин Инри, - пояснил он, убирая трубку обратно в карман. - Мне придется съездить по делам. Это не займет много времени. Вы меня дождетесь?    Вопрос адресовался, в основном, Интегре.   - Мне надо будет часов в семь утра съездить в одно место...   - Я составлю тебе кампанию, если ты не против...    Она была не против.   - Решено, - подытожил Зеро, беря со стола книжку про Дары Смерти, и открывая ее на середине. Положил туда сухой листочек. Захлопнул страницы...   - Я пошел.       Его машина стояла совсем рядом, снова занимая собой всю площадку перед домом. Мы проводили его, открыв с пульта ворота крепости, и черный джип покинул нашу территорию, уносясь в юную белую ночь...   - Принеси еще, пожалуйста, чая, - попросила меня тетя. Должно быть, хотела привести мысли в порядок, чтобы я этого не видел. Она все еще смотрела в том направлении, куда скрылся Безумный Шляпник. Я взял чайник и отправился на кухню. Государственный переворот... Да, дела. Вот и попили чайку в Зазеркалье!       Тетя молча сжимала тонкими пальцами дымящуюся пиалу, а я смотрел в белое небо и размышлял. В воздухе сгущалась тревога. Или это была ночная гроза?.. Эти грозы все больше напоминали тропические ливни, и шли они, точно так же, в ночное время суток. Днем палящий зной, ночью бури и грозы. Этак скоро и до смерчей дойдет! И как же мне хочется есть!.. В смысле, хочется крови. Может, сходить не на долго на охоту? Хм... Нет, пожалуй, Зеро этого не одобрит. Скажет, что нарушаю Маскарад. И куда они только девают все эти тела?.. Тех несчастных, которые были тогда на трассе, проститутки и сутенера, и еще того парня, которого привезли Маори и Саэта... и многих, многих других. Не иначе, как у них есть своя фабрика по переработке трупов. Фабрика трупов... Жуть какая!       Я посмотрел на тетю. Даже сейчас, став вампиром, я подозревал ее в умении чтения мыслей. Но даже если она и умела это делать, то явно не собиралась заниматься этим прямо сейчас, я смело мог думать даже о миллионе трупов, наваленных в подвалах замка господина Инри. И о сотнях тысяч младенцев, закопанных позади замка, на задней лужайке. Я мог думать и про Нибиру, и про ядерную войну, и про Апокалипсис в Мексиканском Заливе, и даже представлять, что все это происходит по моей вине, и чувствовать эту самую вину сколько угодно, потому что у моей Интегры было романтически-задумчивое лицо. Ей было не до меня. Я раньше никогда такого не видел. Без всяких сомнений, она думала сейчас о моем сире.       Я решил узнать это наверняка.   - Вы, похоже, ему нравитесь, - сказал я негромко. Она едва заметно вздрогнула, будь я человеком, то не обратил бы внимания.   - Ты про Зеро?   - А про кого же еще?   - И как же ты определил, что я ему нравлюсь? - недоверчиво хмыкнула она.   - Я видел, как он на вас смотрит.   - На меня все так смотрят, - улыбнулась Интегра. Так я вам и поверил, тетя!   - Так, да не так! На вас обычно с опаской смотрят... А Зеро первый, кто вас не боится. И вы прекрасно это знаете.    Ее щеки вспыхнули, она потупила глаза. Надо же, мне удалось это сделать! Невероятно!..   - Зачем ты мне все это говоришь?   - Не знаю...   - Тогда достаточно об этом... Что это?       Ключ от ворот замка, сделанный в виде брелока, завибрировал на столе, зазвенела фарфоровая пиала. Кто-то пришел. Или это вернулся Зеро?.. Или это приехала группа захвата?.. Либо наши друзья, либо наши враги, как в том фильме про трех мушкетеров. Еще есть время, чтобы бежать через заднюю калитку, и Констанция совсем не отравлена, даже наоборот... Что же делать?!. Похоже, что Интегру одолевали похожие мысли. Должно быть, там, в глубине своего тренированного подсознания, она все помнила. Мы переглянулись. Тетя взяла со стола брелок и нажала на кнопку. Створки ворот разъехались в разные стороны. На наши земли въехала знакомая до боли, до зубовной дрожи, до нервного тика, серебристая Мазда Ванессы. О, Боже! Что все это означает? Машина прошуршала по золотистому гравию и остановилась перед верандой. Из нее вышла Эррика. Снова с темными волосами. И зачем она надевает на улицу этот парик? Может, от кого-то скрывается? Ведь у нее такой чудесный цвет волос!.. Ладно, спрошу об этом после.   - Здравствуй, Эррика, - улыбнулась ей тетя. - Проходи, садись. Чай будешь?   - Нет, благодарю вас. Вообще-то, я на секундочку.   - Ты за Витриксом?   - Да... Мне поручено отвезти его в замок.   - В замок? Как интересно!.. Виталий, может, ты расскажешь, кто там живет?   - Там живут симпатичные девушки, тетя.   - Одни? Без родителей?   - Нет, с добрым дядюшкой, который за ними присматривает, - ее ирония может взбесить кого угодно!   - Все интереснее и интереснее... А я могу побывать в этом чудесном замке?   - Нет, не можете!   - Ну, пожалуйста, - протянула она голосом маленькой девочки. - Ну, Витрикс...   - Для вас я Виталий, если вы не возражаете.   - Эррика, ваш добрый дядюшка не спустит меня с лестницы, если я тоже приеду?   Девушка на секунду растерялась.   - Н-нет, наверное... Он даже будет рад...   - Тетя, я вам запрещаю!.. - вырвалось у меня.   - Решено, - улыбнулась Интегра. - Я пойду переоденусь. Ведь вы меня подождете?   - Да, - сказала Эррика.   - Нет! - буркнул я, мысленно ругая себя последними словами.   - Виталий, напои девушку чаем, - распорядилась Интегра и ушла в дом. Мы остались на веранде одни.          - А у тебя мило, - заметила Эррика, оглядываясь по сторонам. - Ты вместе с тетей живешь?   - Да.   - А где твои родители?   - Слушай, я давно хотел тебя спросить... Зачем ты носишь парик? Ведь у тебя роскошные волосы, да еще такого редкого цвета... пепельная блондинка. Для чего ты это делаешь?    Тетя всегда говорила, что лучшая защита - нападение. Нет, с моими родителями все было в порядке, просто я не любил вспоминать об обстоятельствах, заставивших меня сюда переехать. Это случилось прошедшей зимой, из-за всей этой истории с Зоей, моей несчастной любовью и залетом в психушку. И с тех пор я ни разу об этом не пожалел. Мне здесь нравилось гораздо больше, чем в Питерской квартире, здесь было просторно и тихо. Но не рассказывать же все это постороннему человеку?..       - Я ношу парик, чтобы спрятаться, - тихо проронила Эррика, и я тут же пожалел о своем вопросе.   - Но от кого?!   - Это неважно...   - Извини.   - Это мои проблемы, я должна их решать сама.   - Понял. Слушай, а зачем меня вызывает твой сир?   - Как зачем? Разве ты не голоден?..    Вот оно что!.. Интересно, Инри сам до этого додумался, или это Зеро его попросил накормить меня обедом? У меня зачесались клыки, и я снова посмотрел на шею Эррики, закрытую кольчужным ошейником.   - Для чего вы носите эти ошейники?   - Это знак принадлежности к клану Лассомбра. Мы - гули господина Инри, и никакой посторонний вампир не имеет право пить нашу кровь. Даже ты, Витрикс. Только с разрешения господина Инри, таковы правила. Гуль принадлежит лишь своему господину, и больше никому.    Тут появилась Интегра, в своем обычном светло-сером костюме, сшитом явно на заказ - он смотрелся на ней просто идеально! Некоторым женщинам брючные костюмы идут гораздо больше, чем платья, и Интегра из их числа.   - Я готова, - улыбнулась она. - Все, мы можем идти.       Эррика отлично водила машину. Спокойно, неторопливо. Именно так, как надо. Я сидел рядом с ней, тетя - на заднем сидении. Мы слушали легкую музыку и молчали. Глядя в окно, я больше не чувствовал того дикого страха перед открытым небом, что еще вчера. Я постепенно привыкал быть вампиром. Вот только странно, от чего это я не чувствую хваленой вампирской жажды?.. И на Интегру смотрю спокойно, хоть она и человек. Да и шея Эррики не вызывает у меня вампирского вожделения... Ладно, выясним и это!    Мы доехали до замка минут за двадцать, и вот охранник в затемненной будке поднял перед нами тяжелый шлагбаум. Машина довезла нас до парадного входа и остановилась. Мы вышли из нее. Интегра посмотрела вверх, на готические башенки.   - Занятно...   - Идите за мной, - обронила Эррика и направилась вперед.       Мы остановились в холле. Тетя с интересом оглядывалась. Этот замок не шел ни в какое сравнение с нашим скромным жилищем, здесь было на что посмотреть! Но по лестнице к нам спускался сам господин Инри, собственной персоной, и Интегра переключила свое внимание на него. Она незаметно подобралась, как если бы почувствовала какую-то опасность.   - Добрый вечер, - раздался бархатный голос Инри. - Добро пожаловать в мой замок! Вы, должно быть, та самая тетя Витрикса?    Тут он подошел к нам вплотную и поцеловал тетину руку. Вообще-то, она у меня этого не любит, но по ее лицу, как всегда, ничего не было заметно.   - Меня зовут Инри.   - Интегра.   - Я хотел бы поговорить с вами наедине, если вы не против.   - От чего же?   - Тогда пойдемте, прошу, - и он указал на лестницу. - Витрикс, - его глаза посмотрели на меня, и я с удивлением понял, что он надел контактные линзы. У него были обычные человеческие глаза, с радужкой и белками.   - Ты, наверное, голоден? Маори проводит тебя.   - Да, спасибо.    Что-то было не так, но Маори уже приближалась ко мне своей плавной походкой. Она была все в том же костюме старшеклассницы японской школы, этакая Сейлор Мун, ее черные туфельки отчетливо цокали каблучками по толстым коврам, юбочка покачивалась в такт шагам.   - Здравствуй, - сказала она. - Иди за мной.    И я отправился следом за ней.       Маори привела меня к лифту. Открылись двери. Зеркала отразили красивую девушку, и только ее одну. Она нажала на кнопку минус третьего этажа, и лифт отправился в путь. Когда кабина мягко остановилась, мы вышли из нее в коридор. Здесь царил полумрак. Факела трещали на стенах, живой огонь наполнял пространство оранжевым теплом.   - Нам сюда.    Она пошла по коридору. Я ничего не спрашивал, просто следовал за ней. Так мы оказались в самой настоящей пещере средних размеров, с водопадом, хрустальными сталактитами и подсвеченным бассейном, а так же - с барной стойкой в небольшой уютной нише, и с тремя круглыми столиками. Играла негромкая музыка, журчала вода. Маори дошла до одного из кресел и, манерно оправив юбочку, присела на самый краешек.    Завораживающе медленным жестом сняла с себя ошейник и запрокинула голову, приглашая меня припасть к своему горлу. Я сжал ее в своих объятиях. Нам не нужно было никаких слов, мои клыки впились в ее артерию, а она доверчиво прижалась ко мне, как младшая сестренка. И я пил из нее жизнь, стоя в этой полутемной пещере. Жуткое чудовище из ужасных сказок про деревенских упырей...       ...В одной деревне завелись упыри, и каждую ночь выжирали по одному дому. Сначала люди ничего не замечали, но потом одна девочка пошла ночью гулять на кладбище, светила полная луна... Я остановился в самый последний момент. Ее бледное лицо было невероятно спокойным, кажется, она спала. Я положил ее на диванчик около барной стойки, подошел к водопаду и умылся подсвеченной проточной водой. Что-то было неуловимо не так. Я пока еще не понимал, что именно, но мое тело обо всем уже догадалось. Мне захотелось прилечь рядом с Маори. Плюшевый диванчик манил меня своей округлой мягкость. Я откинулся на удобную спинку. Закрыл глаза... Неожиданный рвотный позыв заставил меня схватиться за живот. Меня вырвало прямо на каменные плиты пола, стало немного легче. Что со мной?.. Почему мне так плохо, и в то же время так хорошо?..       Маори с легким стоном повернула ко мне заострившиеся бледное личико.   - Спасибо, - проговорила она. - Кажется, тебе это удалось.   - Удалось что? - спросил я, внутренне холодея, хотя не понимаю, как это было возможно.   - Ты высушил меня... Я сижу на наркоте уже второй год, я больше так не могу... Моя личность давно уже мертва, я почти ничего не помню. Но моя новая жизнь мне не нравится. Понимаешь?..    Похоже, что она плакала, но я не мог ничего сделать.   - Я несколько раз пыталась убить себя... - шептала она, и крупные слезы, как жемчужины, скользили по ее белоснежным щекам. - Я принимала снотворное, резала вены, врезалась на мотоцикле в машины... ничего не помогает... Я гуль клана Лассомбра, я пью кровь моего господина, и это дает мне силы... чтобы жить, не смотря ни на что... Я накачана героином, поэтому тебя так размазало. Надеюсь, что тебе сейчас хорошо...       Где-то наверху раздался глухой выстрел. Потом - еще и еще. Я попробовал пошевелиться, но у меня ничего не получилось. Еще один рвотный позыв... Меня рвало кровью, выпитой незадолго до этого. Я со стоном упал обратно на диванчик. В коридоре послышались шаги. Шли несколько человек, кажется, мужчины... Они шагали практически в ногу, и шли они именно сюда. Я беспомощно ждал, когда же они появятся в дверях... и дождался. На них была странная черная форма, наглухо закрытые шлемы. В руках - электрошокеры. Они совсем не хотели меня убивать. Они пришли сюда, чтобы взять меня живым. Их руки схватили меня и бросили на пол, в черный пластиковый мешок для переноски трупов. Потом молния поехала вверх и сомкнулась над моим лицом. Меня куда-то понесли. Снова лифт... Поднимается вверх... Холл замка...       - Можете его забирать, - произнес голос господина Инри где-то там, за пределами мешка. - И ее тоже. Зеро придет к вам сам.   - Вы в этом уверены?   - О да, можете в этом не сомневаться.   - Уберите руки! - ледяным тоном приказала Интегра.   - Хм, действительно, - усмехнулся Инри. - Не трогайте ее. Она пойдет сама, как послушная девочка. Так мы обо всем договорились? - снова поинтересовался он. И снова я услышал негромкий хрипловатый голос его неведомого собеседника.   - Этим вопросом будет заниматься Инквизиционный Трибунал.   - Но, Ваше Преосвященство...   - Успокойтесь. Никуда не уезжайте. Мы известим вас о нашем решении. Всего доброго, господин Инри.   - До свидания, Ваше Преосвященство...    Пластиковый мешок со мною внутри снова подняли с пола, и несколько пар подкованных армейских сапог дружно ударили в мягкие коврики. Из дверей замка меня выносили ногами вперед, но это было совсем не смешно.         5 серия. Гарри Поттер и Святая Инквизиция          В пластиковом мешке было темно, машину трясло на ухабах. Под моей спиной подрагивало жесткое днище кузова, пахло бензином. Судя по ощущениям, мы ехали очень быстро. Спустя несколько часов, дорожное покрытие стало гораздо ровнее, грузовичок перестало подбрасывать. Пару раз мы останавливались, и я слышал, как наши похитители о чем-то говорили... С кем? Может, их остановила полиция, и сейчас нас обнаружат?.. Если бы я мог закричать, я сделал бы это, но мой рот оказался заклеен скотчем... Короткая летняя ночь подходила к концу. Я полностью пришел в себя и чувствовал голод. Запах людей, находившихся где-то рядом, будоражил мои оголенные нервы. Если бы я мог выпить хотя бы глоток!.. Я ощущал присутствие Интегры, и еще - нескольких вооруженных людей. Тех самых солдат в черной форме, от них пахло металлом оружия, порохом и потом. В кузове становилось жарко - начинался Рассвет.       Когда Солнце поднялось достаточно высоко, чтобы меня скрутил очередной приступ ужаса перед его смертоносным светом, машина остановилась, и дверцы кузова открылись. Эти ребята совсем не церемонились с такими, как я. Пластиковый мешок сбросили вниз, и я вскрикнул от неожиданного удара спиной об каменные плиты. Солдаты засмеялись, и меня пнули ногами еще несколько раз.   - Отставить! - приказал невидимый благодетель. И что-то добавил на незнакомом языке.    Меня опять куда-то понесли, их шаги выбивали единый ритм, которому вторило эхо коридора. И вот, молния мешка открылась, и в мое лицо уткнулось дуло автомата.   - Только дернись, кровосос! - предупредил один из солдат с прибалтийским акценом. Его лицо закрывал щиток гермошлема, и голос звучал глухо. Пока он держал меня на прицеле, двое остальных приковали мои руки к стене, после чего солдаты ушли. Я осторожно огляделся. Интегра сидела у противоположной стены, подтянув колени к груди, прикованная в том же положении, что и я. Увидев, что я в полном сознании, она подмигнула. Я ответил тем же.      В камере было темно и сыро, как в подвале. Ни одного окна, единственным источником света служили чадящие факела на стенах. Может, оно и к лучшему... В дальнем углу возились крысы, я слышал их отвратительный писк. Голод ощущался все сильнее, но пока я мог его контролировать. Я смотрел на Интегру, но по ее лицу, как обычно, было ничего не понять. О чем она думает, что чувствует - я не знал, но, наверное, ее мысли были такими же, как у меня. А мне... мне было жутко. Я не знал, что с нами сделают, и за какое преступление мы сюда попали. И где мы вообще?.. Кто нас похитил? Что еще за Инквизиционный Трибунал?.. Ведь это все осталось там, в мрачном средневековье... или я ошибаюсь?    В общем, мне было довольно муторно. И еще этот Рассвет... он выматывал меня, не смотря на то, что День еще только начался. Доживем ли мы до Заката? Ох, не знаю...       В коридоре послышались шаги, и меня снова обдало волной ужаса. Я беспомощно поглядел на тетю, по привычке ища у нее поддержки. Эти шаги означали одно - о нас вспомнили, и сейчас все должно было решиться. Я внутренне сосредоточился. Нет, им ни за что не увидеть страха на моем лице!.. Дверь со скрежетом открылась, и я увидел двух солдат.    Они были в гермошлемах. Скорее всего, это было сделано специально для того, чтобы обращаться с такими, как мы, принимая все меры предосторожности. Попробуй, укуси!    Меня отстегнули от стены, поставили на ноги, и мы отправились в путь. Впереди я, следом - эти ребята. Они были существенно выше и шире в плечах, но я и не думал от них убегать. Коридор казался мне бесконечным. Его каменные стены неожиданно изогнулись, и я увидел окно.       Оно оказалось прямо напротив двери, куда, кажется, меня и вели. Нет, прямых солнечных лучей не было. Но все равно, дрожь ужаса ударила меня под колени, заставив задохнуться. Я бросился вперед, вышиб дверь руками и инстинктивно забился в самый темный угол.   - Оставьте его, - послышался знакомый голос, негромкий, но властный.    Я посмотрел туда, откуда он раздался, и увидел крупного массивного мужчину лет пятидесяти. У него было довольно благодушное для Инквизитора лицо, красная мантия подчеркивала мощь его фигуры. А рядом с ним стоял второй...    Я сразу понял, что это вампир. Но почему меня объял такой необъяснимый ужас, когда я стал его разглядывать? Он был высоким и тощим, черная ряса лишь подчеркивала его немыслимую худобу. Комплекцией тела он напоминал священные мощи. Костистое лицо, обтянутое кожей, острые клыки - этот вампир глядел на меня с улыбкой, но его улыбка не предвещала мне ничего хорошего.       Декорации были под стать главным персонажам. Ни единого окна, каменные стены, несколько факелов трещат в специально оборудованных для этого нишах. Полное и безоговорочное средневековье... Стол застелен бардовым сукном, на нем горят два канделябра. И тишина...   - Виталий Риксанов, если я не ошибаюсь, - сказал Инквизитор. И я понял, что допрос начался. - Меня зовут епископ Бозли. А это - Родвелл Треми, он прибыл из Ватикана специально для того, чтобы решить это непростое дельце. Ну-с, приступим. Вы находитесь здесь по предписанию Особой Комиссии, и мне поручено провести это расследование.   - Я узнаю, если ты солжешь, - водянистые глаза Родвелла пригвоздили меня к стене. Я сглотнул.   - Кто обратил вас? - спросил Бозли.   - Кто твой сир, юноша? - перевел вампир.   - Зеро, - ответил я. Мой голос раздался под этими мрачными сводами, как, должно быть, раздавались здесь голоса тысяч приговоренных к смерти вампиров...   - Зеро, - вспыхнули водянистые глаза. - Заметьте, Ваше Преосвященство, он признался в этом сам и совершенно добровольно!    Епископ слегка поморщился, как если бы этот Родвелл был ему чем-то неприятен.   - Как давно это произошло? - спросил он.   - Около недели назад...    Или больше? Понятие о времени стерлось, я совершенно не помнил, когда меня обратили.   - Почему же он это сделал?   - Он спасал мне жизнь.   - Как интересно! - скользкая улыбочка озарила мрачное лицо Родвелла Треми.   - У него не было другого выхода, - добавил я.   - Нет, был, - ответил на это Инквизитор.    И я вздрогнул, догадавшись, что именно он имел ввиду...       - Следующий вопрос... - епископ перевернул какие-то бумаги. Пламя свечей озаряло его лицо, высокий благородный лоб, седую аккуратную бородку... Он не казался мне опасным. Скорее, он напоминал врача. Скоро он меня вылечит, подумал я, вылечит от вампиризма, раз и навсегда.   - Скольких людей ты убил, вампир? - опередил епископа Родвелл Треми, и я снова вздрогнул.   - Шесть человек, во время Становления. Проститутку, сутенера, двух наркоманов...   "Зачем вы спрашиваете меня об этом?" - я знал, что он сумеет прочитать мои мысли. - "Ведь вы тоже вампир, и тоже убивали людей... Что вы от нас хотите?"    В моей голове раздался его зловещий смех.   "Ты уже в курсе, что по нашим законам провинившийся вампир умирает вместе со своим домом? Со всеми учениками, гулями, домочадцами, слугами, родными и близкими - словом, со всеми теми, в ком есть хоть капля его крови?"   "Значит, вы меня убьете?"   - Говорите, пожалуйста, вслух, - попросил нас епископ.   - Юноша интересуется, почему он должен умереть, если все вампиры убивают людей? Что бы вы ответили ему, Ваше Преосвященство?   - Что бы я ему ответил? - переспросил Бозли. - Прежде всего, убивают людей обычно Шабашисты. Те же, кто живет по законам Маскарада, оставляют их в живых. Но это сейчас не важно. Ваш сир по имени Зеро, обративший вас неделю назад, совершил преступление. Он убил четырех наших сотрудников. Один из них был в чине Инквизитора Священного Трибунала, если вам это что-нибудь говорит.   - Но ведь Зеро обратил меня уже после того, как... это произошло.   - Это не имеет значения.   - Подождите, Ваше Высоко... Ваше...   - Можно просто "епископ", мы не в церкви.   - Но при чем здесь Интегра? Я понимаю, что я виноват... - мысли понеслись вскачь, я говорил не то, что думал, но делал это из страха, что ей причинят зло. - Я убивал людей, пусть даже наркоманов и сутенеров, кто я такой, чтобы судить их... Я согласен, Ваше... Вы совершенно правы. Но Интегра?..   - Она гуль, - пожал плечами Бозли. - Зеро - ее сир...   - Ее господин, - поправил его Треми. - Сир - это...   - Мне все равно, как это называется! - жестко выговорил ему епископ, и вампир прикусил язык.   - Но, Ваше... Преосвященство... Какого черта?! - неожиданно заорал я, - Почему вы не понимаете?! Она никогда не делала ничего плохого!.. Она умерла бы, не напои он ее своей кровью!.. Это я, я убивал этих долбанных людей!.. Убейте меня, распните на вашем освященном кресте!.. Но она здесь не причем!.. Отпустите ее... Пожалуйста, я готов понести любую кару, только отпустите ее!       Мне показалось, или что-то дрогнуло в его лице? И можно ли растопить лед инквизиторского сердца пустыми словами? Ведь он не знал, кто она такая, не знал, что она ради этих самых простых людей, ради этого чертова быдла, готова на все, даже на смерть?.. Ведь он не знал ее, иначе он ни за что не приказал бы ее убить!..   - Достаточно, - вздохнул Инквизитор. Кажется, ему было меня жаль, да только поделать он ничего не мог.   - Виталий Риксанов, - он торжественно встал, и мне тоже пришлось это сделать, не смотря на дрожащие колени. - Вы приговариваетесь к смерти. Над вами будет совершено "диаблери", в присутствии Священного Трибунала. Казнь назначена на сегодняшнюю ночь, так что у вас есть время, чтобы исповедаться перед смертью...   - Благодарю вас, Ваше Святейшество, но это лишнее, - улыбнулся я. Когда все прояснилось окончательно, на меня снизошла отрешенность. А еще я подумал про Зеро. Он обязательно придет и спасет нас!..   - Да, он придет, - прочитал мои мысли Родвелл. - И мы приготовим ему отличную встречу!   - Уведите его, - приказал Инквизитор. Те же самые солдаты шагнули ко мне, и я отправился к двери.   - Попили вы нашей кровушки, хватит! - услышал я его голос, но не стал оборачиваться.             Когда меня привели обратно в каземат, там никого не было. Подземелье оказалось пустым, и я почувствовал удар отчаянья. Наверное, ее сейчас допрашивают... только бы они не стали ее пытать! Солдаты ушли, приковав меня к стене, на прежнее место. Я не сопротивлялся. Мне было все равно. Только бы с ней все было в порядке, - думал я, - Только бы она пришла... пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пусть она вернется живой и невредимой...    Медленно ползли минуты, и каждая из них обдирала меня, словно наждаком. Я подтянул колени к животу и уткнулся в них лицом. Закрыл глаза. Все внутри меня кричало от жуткого страха, но я не мог ничего поделать. Защитные мантры исчезли из моей памяти, и вместо них я повторял, раз за разом - "пусть она придет, пусть с ней ничего не случится, Господи, пожалуйста, пусть она будет жива..."    И человеческий Бог услышал мои молитвы.       Снова послышались шаги. Я узнал ее походку, и у меня отхлынуло от сердца. Я улыбнулся потолку. Она была жива, и шла сама. Ее не пытали, с ней все было в порядке!    Открылась дверь. Моя Интегра была бледна, но совершенно невредима. Ее усадили на прежнее место, пристегнули тонкие запястья к стене и оставили нас наедине. Я поймал ее взгляд...   - С вами все в порядке?   - Да, Виталий. Со мной все хорошо...   - Тетя, не томите! Что они вам сказали?   - Даже не знаю, как об этом... - она улыбнулась. - Они сказали, что я гуль. Что Зеро давал мне пить свою кровь... Они думают, что он вампир, представляешь?    Да, я представлял. Более того, я знал это наверняка...   - Ночью меня сожгут на костре, - добавила Интегра с печальной улыбкой.   - На костре?.. Но ведь это... противозаконно...   - Я сама в шоке... Знаешь, это похоже на какой-то дурацкий розыгрыш. Весь этот средневековый замок, эти инквизиторы... Тебе не кажется, что это - шутка?   - Боюсь, что уже нет.   - Виталий, это не логично. Какие вампиры?.. Какая кровь?.. Знаешь, я бы запомнила, если бы Зеро... - она замолчала, о чем-то напряженно вспоминая. Я закрыл глаза, чувствуя себя, как двоечник, который топит в унитазе вырванные листки дневника успеваемости...   - Что происходит? - теперь ее голос был совершенно другим. В нем прорезались властные нотки.   - Я не знаю, тетя. Но я надеюсь, что вы правы, и это - всего лишь розыгрыш. Шутка господина Инри...   - Ты лжешь.   - Откуда вы знаете?   - Я знаю тебя достаточно давно. Ты все знаешь, но не хочешь меня раньше времени пугать. Значит, все это правда...   - Я надеюсь лишь на одно, тетя. На самом деле, им нужен Зеро, а мы - всего лишь приманка. Но если он не придет за нами, наверное, мы умрем.    И мы замолчали.       Итак, пришло время Дурацких Вопросов. Я попытался сосредоточиться и придумать, о чем же мне таком спросить ее, чтобы заглушить на время тоскливую боль ожидания мучительной смерти. И вспомнил про Апокалипсис в Мексиканском заливе.   - Тетя, скажите, а вы всерьез верите в то, что нефтяную скважину будут заваливать ядерным взрывом?    Она совсем не удивилась.   - Ты про Мексиканский залив?    Я кивнул.   - Нет, я в это не верю. - Она почесала щеку об плечо. Ее руки были прикованы к стене высоко над головой, крайне неудобное положение... - Просто в мире что-то происходит, и надо отвлечь от этого внимание.   - И что же происходит в мире?   - В Америке кризис власти. Есть прогноз, что скоро там произойдет революция. Катастрофа в заливе - всего лишь ширма, за которой можно спрятать все, что угодно...    Я вспомнил про Государственный Переворот и ноутбук с Документами... Да уж, скважину прорвало весьма удачно, а главное - во время!    Мы снова замолчали. И молчали, пока не наступила ночь.       А ночью за нами пришел Зеро.    Вышло это так.    Солнце скрылось за горизонтом, и мои силы тут же вернулись ко мне. Будто щелкнул переключатель у меня в голове, раз! - и я снова сделался живым! И сразу почувствовал, что больше мы не одни. Тень в противоположном углу стала клубиться, расплескалась по полу и стенам черными волнами. Тетя вскрикнула от удивления - еще бы, такое увидеть! Тень сгустилась, принимая очертание знакомой фигуры... Да, это был мой сир, собственной персоной! Он стряхнул с себя тьму и сделал шаг вперед. Его куртка снова дымилась. Черты лица заострились, в глазах полыхала дикая ярость. Он шагнул к Интегре, рванул ее цепи, освобождая от оков. И молча обнял ее, беря на руки, как ребенка.   - Все хорошо, - услышал я его шепот. - Я здесь, с тобой... Я никому тебя не отдам. Все закончилось... Эй, Витрикс! Ты в порядке?   - Иначе не скажешь! - все-таки, я был чертовски рад его видеть! Да я и не сомневался, что он за нами придет. Зеро нехотя отпустил Интегру, и она схватилась за стену, чтобы не упасть. Сир подошел ко мне и разорвал мои кандалы. Я потер руки, как если бы они затекли.   - Защитные заклинания Церковников здесь сильны даже для меня, - сказал Зеро, и я понял, от чего дымилась его куртка.   - Мне все равно, как ты это делаешь, - прошептала Интегра, сжимая пальцами виски. Ее колотила нервная дрожь. Я прекрасно понимал, в чем дело - еще пять минут назад она жила совершенно в другом мире, где не ходят сквозь стены, не превращаются в тень и не пьют галлонами человеческую кровь. Сир снова оказался рядом с ней, и она прижалась к нему всем телом. Я закрыл глаза, чтобы этого не видеть.       - Слушайте меня внимательно, - проговорил Зеро. - Сейчас сюда придет легионер. Вы уйдете отсюда вместе с ним, оставив меня здесь. Не беспокойтесь, со мной ничего не случиться. Этот парень будет одержан... Витрикс, ты сможешь о ней позаботиться?   - Да, - пообещал я.   - Тогда все вопросы потом. Идите за солдатом, он приведет вас к машине. Садитесь и уезжайте, я догоню вас позже. Вит, ты все понял?.. Я потом тебе все объясню, - пообещал он Интегре. Она лишь кивнула в ответ. Да, объяснить придется многое... Зеро сел на пол и привалился спиной к стене. И отключился. Его голова склонилась на плечо, как если бы он находился в глубоком трансе. Я сжал тетину руку.   - Скажи, что мне это снится, - попросила она.       В коридоре раздались чьи-то шаги, и я насторожился. Когда дверь со скрипом открылась, мы увидели солдата в черной форме и глухом затемненном гермошлеме. Он двигался, как марионетка. Он был одержан полностью, с ног до головы. Мы вышли в коридор, он запер дверь и отдал мне ключ. И мы отправились следом за ним.    Нас ждали прямо на выходе из башни. Сначала залаяли собаки. Здоровенные, мохнатые и белые, с плюшевыми мордами, похожие на огромных болонок, они рвались со своих поводков. Их держали солдаты. Их, и еще карабины, нацеленные прямо в нас. Я успел заслонить собой Интегру в последний момент. Я забыл, что являюсь бессмертным вампиром, просто я не хотел, чтобы ей было больно...    Меня едва не опрокинуло ударом в плечо, в грудь, в живот, меня почти разорвало на части... Крик Интегры, лай собак, жуткая боль... еще и еще, я едва стоял на ногах. Одержанный сиром солдат вскинул автомат и начал стрелять в ответ, прикрывая наше отступление. Мы побежали по направлению к армейской машине, стоявшей неподалеку. Я с трудом переставлял ноги, двигаясь, словно в бреду. Боль накатывала волнами, и эти волны смывали меня вниз, на каменные плиты двора... Но дверца джипа была уже открыта, и я толкнул Интегру туда, в темный салон автомобиля. И нырнул следом за ней.       Дальше я потерял сознание, а очнулся уже за пределами Инквизиторской Цитадели. За нами была погоня, и солдат за рулем крутил баранку изо всех сил, стремясь от нее оторваться. Мы неслись сквозь белую ночь. Сверху раздавался стрекот вертолета. За нами мчались несколько таких же точно армейских джипов, метрах в пятидесяти позади. Я почти ничего не видел - перед глазами полыхали яркие пятна. Жуткая боль заставляла меня кричать, забыв обо всем на свете. Я чувствовал, как ледяной холод поднимается по моему телу, все выше и выше, захватывая меня целиком в свои смертельные объятья... И прекрасно знал, как оборвать эти мучения. Мне нужна была кровь. Живая, человеческая кровь, и источник этой самой крови сидел прямо передо мной, с затемненным гермошлемом на башке. Боль становилась все сильнее, я чувствовал, что еще немного, и я полностью сдамся. И тогда у меня останется лишь один выход... Я посмотрел на тетю. Она сидела рядом, откинув голову назад, ее горло приглашающее белело, такое беззащитное... Без сознания она, что ли? Но в тот момент я совершенно не был способен к анализу ситуации. Я захлебывался собственным криком... А потом, когда я почти утратил последние остатки человечности, солдат за рулем неожиданно обмяк, словно его выключили, и машина стала уходить с шоссе влево.       Я успел зафиксировать его руки на руле. Рывок - и шлем полетел в сторону, открывая доступ к человеческой шее. Я укусил его, вонзая клыки глубоко в его плоть... И тогда все закончилась. Осталось лишь наслаждение, с каждым глотком заполнявшее мое тело. Оно проникало в каждую клеточку, убирая остатки холода. Живое тепло... Оно перетекало в меня, и вот парень за рулем отключился, его жизнь стала теперь моей. Целиком и полностью... Я осторожно перехватил руль и повернул в самый последний момент. Мы едва не вылетели с трассы. Мы смогли удержаться на этой зыбкой грани, отделявшей жизнь от смерти. Чуть позже я сумел перебраться на водительское место, и мое внимание целиком переключилось на отрыв от погони.       Я погасил фары. Они больше не были мне нужны. Я водил машину так, как мог об этом лишь мечтать, пока оставался человеком... Но вертолет следовал за нами, как приклеенный, и похоже, что у нас по-прежнему не было ни единого шанса.    Не было до тех пор, пока стальная стрекоза неожиданно не клюнула носом, и не стала резко снижаться. Я свернул на какую-то лесную дорогу, удерживая машину из последних сил. Вертолет упал и взорвался, яркая плазменная вспышка озарила северную ночь, и растворилась в сияющем эфире. Теперь мы были почти спасены.    Дорога вывела к лесному озеру. Интересно, где это мы находимся? Где-то на Карельском перешейке? Неожиданно я вспомнил, что разделительная полоса на шоссе была желтого цвета...    Да мы же в Финляндии! Невероятно!..    Это многое объясняло - например, наличие средневековой цитадели, в которой нас мурыжила Инквизиция... В Ленобласти таких крепостей нет, я объездил все ее "рыцарские" достопримечательности, и знал об этом наверняка. К тому же, ехать в Финку от замка господина Инри совсем не долго - каких-нибудь три или четыре часа... Да, мы находились за границей, в этом не было никаких сомнений! Когда я это понял, то почувствовал себя гораздо свободнее, как если бы моральные табу запрещали мне пожирать граждан Российской Федерации, а на иностранцев это правило не распространялось!      Я сбросил скорость. Теперь это было можно. Остановил машину... и ничуть не удивился, когда Зеро вышел к нам прямо из леса. Он подошел к джипу, открыл заднюю дверцу и упал рядом с Интегрой, совершенно без сил. Он был в полном ауте, иначе не скажешь. Все его тело дымилось тьмой.    - Поезжай, - попросил он, с трудом выговаривая слова. - Мне нужна кровь....    Я повернул ключи зажигания, и машина поехала вперед. На той стороне озера темнели какие-то домики. Мы доехали до них, и Зеро вышел. Я обернулся к Интегре. Она по-прежнему не шевелилась, откинув голову назад.   - Тетя, - позвал ее я. Ни единого звука. Мне стало страшно. Я прислушался. Она почти не дышала.   - Интегра! - я хотел было перелезть туда, к ней, но она открыла глаза и слабо улыбнулась.   - Все хорошо... - услышал я ее шепот. Что с ней? Стресс? Наверняка. Ведь она - всего лишь слабая женщина, даже не смотря на свою сверхсекретную работу. Я вздохнул с некоторым облегчением.    Еще через пару минут распахнулась дверь ближайшего к нам коттеджа, и появился мой сир, вытирающий губы рукавом. Он был в полном порядке. Он быстро подошел и снова открыл дверцу рядом с ней.   - Там, за домом, стоит машина... - Зеро взял тетю на руки и вытащил наружу. Ее тело бессильно обвисло, и я увидел, что глаза моей Интегры полуоткрыты.   - Спрячь джип вон в том сарае! - приказал Зеро. - Быстрее! Времени почти не осталось!                  6 серия. Первая ссора          До Рассвета оставалось примерно полтора часа. Я вел машину, Зеро и тетя затихли на заднем сидении. Я никак не мог поверить в то, что мы все еще живы. Если, конечно, нас можно так назвать... Но нас не развесили по заговоренным крестам, не сожгли на костре, не совершили над нами "диаблери", не расстреляли серебряными пулями и не развеяли наш пепел по ветру... Под палящими солнечными лучами... Да, мы были определенно живы. Подумав об этом, я повеселел. Все остальное перестало казаться мне проблемой. Я нашарил выключатель магнитолы. Отрегулировал громкость и поймал какую-то радиостанцию. Говорили по-фински. Потом полилась веселая мелодия. То, что надо...   Дорога выглядела довольно необжитой - с обеих сторон подступали остатки раздавленных ледниками гор - высокие нагромождения камней, которые можно увидеть и по нашу стороны границы. Местами, они были прикрыты зеленоватой сеткой, наверное, чтобы уберечь диких животных от выхода на трассу. Иногда виднелись сложенные штабелями засохшие деревья. Сбоку от шоссе стояли светящиеся указатели скорости. Домики финнов были непривычно маленькие - одноэтажные, крошечные и очень скромные. Около входа торчали вечнозеленые туи. Зачастую домики стояли вдали от дороги - с той стороны небольших аккуратных полей, серебрившихся овсом или иными злаками. То здесь, то там, лежали круглые стога. Я узнавал местность - кажется, мы были совсем недалеко от границы.       Я решил остановить машину где-нибудь на обочине и привести себя в порядок, но Зеро не позволил мне этого сделать.   - Едем дальше, - негромко сказал он, причем, таким тоном, что у меня пропало всякое желание переспрашивать. Вот мы и ехали по направлению к Российской границе, в полтретьего утра, по дороге с желтой разделительной полосой... На угнанной, между прочим, машине... И, похоже, это были не единственные наши проблемы.       Мне давно уже не нравилось то, что происходило на заднем сидении, но в зеркальце, понятное дело, было ничего не разглядеть. Зеро вел себя довольно подозрительно. Он что-то негромко ей говорил, но я не слышал, чтобы она ему отвечала. Гипнотизирует он ее, что ли?.. Все разъяснилось, когда колеса машины случайно наехали на свежую беличью тушку, и нас слегка встряхнуло. Зеро это привело в ярость. Я даже почувствовал, как воздух неожиданно сгустился, и где-то за пределами моего подсознания отчетливо прозвенели тревожные колокольчики инстинкта самосохранения.   - Что случилось? - спросил я напрямик.   - Даже не спрашивай... - отозвался Зеро.   - Что-то с Интегрой?.. Она жива?..   - Этого я и боялся... Что ты опять устроишь истерику.   - Она жива?!   - Пока что да... Мне придется сделать это еще раз.       Когда я понял, о чем он говорит, меня охватило холодное бешенство. Он второй раз собирался напоить ее своей кровью!.. А может, все не так уж и плохо? И он хочет сделать это из иных соображений? Что, если он решил подчинить ее себе, как господин Инри подчинил этих девочек?.. Нет, Зеро не такой! Он не стал бы так делать, не будь на это действительно серьезной причины...   - С ней действительно что-то... серьезное?   - Заткнись и веди машину!   Я снова посмотрел на дорогу. Аккуратные домики небольших городишек больше не казались мне веселыми. Без паники, главное - это сохранять полное спокойствие. Сейчас Зеро что-нибудь придумает. Открытое небо начинало клубиться Рассветом, нам оставалось совсем немного времени, чтобы найти себе надежное укрытие...       - Сворачивай, - скомандовал Зеро, и я послушно повернул на проселочную дорогу. Она петляла по лесу, и довольно скоро между деревьями блеснуло озерцо. Кажется, мы приехали, но вот только куда? Я сбросил скорость, справа и слева потянулись сельскохозяйственные угодья, какие-то грядки, укрытые черным полиэтиленом... А вот и дом. Стоит на берегу озера, клубится туман... Тишина... То, что надо!    Я остановил машину около крыльца. Коттедж был довольно большим, двухэтажным, с дровяным сараем и бревенчатой избушкой баньки на самом берегу. Длинный пирс уходил в туман. Было тихо и тепло. Зеро выскочил из машины, вытащил оттуда Интегру.   - Ломай дверь, - по его лицу было видно, что времени почти не осталось. Я высадил дверь ногой, и мы оказались внутри дома.       Все-таки хлипкие у иностранцев замки, да и стены коттеджика были так себе, довольно тонкие. С замком господина Инри не сравнить! Но обставлен этот дом был весьма неплохо. Довольно большая гостиная с камином, плазменной панелью и охотничьими трофеями на стенах, искусственная шкура медведя на полу, удобный диванчик и два больших кресла. Зеро открыл ногой дверь еще одной комнаты, это оказалась спальня. Планировка дома чем-то напоминала тетин. Вот только туда нам сейчас, пожалуй, нельзя, так что придется временно поселиться здесь. Это я прекрасно понимал. И страха от того, что вернуться здешние хозяева, у меня абсолютно не было. Что ж... Мы решим и эту проблему. Теперь, когда я был на грани, я знал, что смогу это сделать. Да и подкрепиться было бы сейчас совершенно не лишним...       Зеро положил ее на кровать и посмотрел на меня.   - Спрячь машину за сараем, чтобы ее не было видно. Занавесь все окна. Разожги камин. И жди меня в гостиной. Ты все понял?.. Извини, что я так разговариваю с тобой, но, пожалуйста, сделай все это, договорились?   - Да, сир, - ответил я, отправляясь выполнять его задания. Не удержался и хлопнул дверью.    Первым делом я спрятал джип. На всякий случай прикрыл его какой-то тканью, кажется, это был лодочный чехол... Лодочный чехол лежит здесь, а где же, в таком случае, лодочка? Как интересно... Надо будет сказать об этом Зеро... Хотя, нет, а я на что тогда нужен? Какая от меня вообще польза? Я пока еще не принял ни одного самостоятельного решения, я во всем полагаюсь на Зеро. Но ведь у меня высокая кровь... Пятое поколение, между прочим! А что я могу? Никакой властью над тенью! Никакого чтения мыслей!.. Но, с другой стороны, где мне было все это испытать? Ведь новое оружие всегда принято испытывать, чтобы быть уверенным в его характеристиках...    Я пригляделся и увидел вокруг сарая человечьи следы. Сапоги сорок третьего размера оставили эти следы, и были они все повернуты носком в сторону озера. Я отбросил последние сомнения и отправился туда, выслеживать рыбака. Я шел на охоту, и делал это первый раз в жизни. Мои клыки чесались и зудели, я то и дело трогал их языком. Меня захлестывали волны азарта... а я и не думал, что способен на такие эмоции! Надо же, все-таки в каждом из нас живет зверь, надо лишь суметь разбудить его. Я раздвинул руками прибрежные кусты и увидел одинокую лодку...       ...Осторожно скользнув в воду, я быстро поплыл. Я и раньше неплохо плавал, а теперь, когда мне больше не надо было дышать, это получалось гораздо быстрее. Лишь несколько раз я поднимал голову над поверхностью воды и сверял направление. Вот и лодочка... Узкая тень мелькает над спокойной водой, обрывки тумана не могут спрятать ее от моих вампирских глаз... Осторожно скользнуть под днище, и резко перевернуть! И вот, сонный рыбак в одно мгновение превращается в беспомощного, испуганного, ничего не понимающего человека...       ...Я обхватил его руками и потянул за собой на дно. И пока мы медленно опускались все ниже и ниже, я пил его кровь. Я знаю, что не потерял ни единой капли, а потом, когда он окончательно затих, я разжал пальцы, и его тело стало уходить в зеленоватую тьму озерного дна. Я проводил его взглядом, пока он не скрылся в этой пучине, и начал всплывать. Я был сыт, теперь предстояло заняться делами и поважнее.       Возле дома я отжал свою одежду, выкрутив из нее излишек воды. Надо повесить посушить все это, ведь на мне вещи больше не сохнут... Я быстро разжег камин и развесил на стульях джинсы и бадлон. Ботинки я предусмотрительно снял перед тем, как залезть в воду, так что они остались сухими. Эх, надо было всю одежду с себя снимать... Хотя, пожалуй, все-таки нет. Тогда бы получилось, что на рыбака напал голый мужик! Нет, лучше делать такие вещи все же в одежде...    Весело потрескивал огонь, и мои вещи начинали клубиться паром. Как куртка Зеро, той ночью в замке господина Инри... И если он даст моей Интегре свою кровь, не означает ли это, что сила уйдет от него?.. Жаль, что рыбак был всего один, а другие дома далеко, до Рассвета я никак не успею этого сделать...       Уже не успел! Вот Оно вышло из-за горизонта и стало карабкаться по небу, все выше и выше... И снова давящая тяжесть обрушилась на меня. Так, должно быть, смыкаются над водолазом мегатонны воды, давя на него своим весом, и постепенно расплющивая до состояния электрического ската. Но я решил не сдаваться и не прятаться под кроватью. К тому же, единственная ванна находилась, похоже, в том самом конце дома, куда мне было нельзя. Одевшись, я подкрался к двери спальни. Тишина... Я осторожно постучал. Никакого ответа. Тогда я открыл эту дверь.   Кровать была пуста, но зато из-за дверей ванны доносились приглушенные голоса. Вздохнув, я отправился туда.       Они действительно были в ванной. Интегра сидела внутри, вся в мыльной пене, а Зеро примостился рядом на стуле. Они о чем-то в полголоса беседовали, но взгляды говорили красноречивее всяких слов. Их притяжение было настолько невероятным, что было не понятно, как этот аркан до сих пор не затащил Зеро туда, к ней, в облако жемчужной пены, мерцающее в свете свечей...    Я постоял и тихонечко вышел. Они даже не заметили, что я заходил. Мне захотелось... мне очень захотелось кого-нибудь убить! Кого-то большого и сильного. Но никого поблизости не было. Тогда я забился в самый темный угол и закрыл лицо руками.    Она его любит! Она никогда на меня так не смотрела, я был для нее всего лишь племянником, маленьким мальчиком, которого надо постоянно опекать, чтобы он не наделал очередных глупостей... Но постойте! Она же пила его кровь ДВАЖДЫ!!! И это значит, что она и должна на него так смотреть!!! Она - его гуль. Он теперь ее господин... господин Зеро. И если он прикажет ей за него умереть, она это сделает. Или нет, это случиться только после ТРЕТЬЕГО раза?.. У кого бы узнать? Мои милые девочки-вампирочки остались где-то там, далеко, как и господин Инри, и агенты ФСБ, и таинственный ноутбук с украденными Документами...    Это надо же додуматься - украсть подобные Документы! Вот вы бы их взяли, окажись на ее месте? Я уверен, что нет. Потому что я сам их ни за что не стал бы трогать. А отпечатки пальцев стер бы тряпочкой. И пусть бы он себе лежал, где лежал, этот ноутбук! Зачем было хватать его и тащить с собой? Вряд ли он орал "Пожалуйста, возьми меня!!! Открой меня, чего ты ждешь?!! Скорее, прочитай эти Документы!!!" Прыгай в огонь, мартышка... Или, как там было у переводчика Гоблина, в его бессмертном шедевре про приключения хоббитов в мордовии?.. "Прыгай в огонь, Федор Сумкин! Прыгай, чего ты ждешь?!". И правда, зачем чего-то ждать, если можно схватить чемоданчик и стать объектом охоты самой мрачной спец-службы этого мира... Ох, тетя, тетя... И что же мне с вами теперь делать?..       А потом мы собрались в гостиной. Был вечер, первая половина. Солнечный свет постепенно терял свою силу, его лучи больше не казались мне столь смертоносными. Я спокойно глядел в окно, сквозь узкую щель неплотно закрытых ставней. Летний лес был полон солнечных зайчиков, щебетали птицы. Интересно, какое сегодня число? Лето было в самом разгаре, и здесь, в Финляндии, оно было похоже на обычное лето гораздо больше, чем в той же Москве... Вот где я ни за что не хотел бы сейчас оказаться! И как же здесь, все-таки, хорошо!..    Я и не заметил, как они вошли.   - Привет, - сказал мне Зеро, и я вздрогнул от неожиданности. Повернулся и первым делом уставился на тетю.       Интересно, она уже видела себя в зеркало? Светлые волосы волнами ниспадали на ее плечи и руки, укутывая нежным шелком. Ее кожа была матово-белой, будто светящейся изнутри. Ленивый взгляд с поволокой... Она была невероятно прекрасна, и это все принадлежало лишь ему одному. Она казалась такой женственной, в просторной мужской рубашке... Тяжелый вздох вырвался у меня из груди. Да, мы не дышим, и у нас больше не бьется сердце, но это совсем не значит, что мы ничего не чувствуем.    Моя утраченная душа рвалась на части. Я понимал, что потерял ее навсегда. Как же мне смириться с этим? Ведь у меня нет никого ближе, чем они, мои родичи - Интегра и сир. Да что там, у меня просто никого больше нет, они моя единственная семья... И что мне теперь делать?       - Все в порядке? - спросил у меня Зеро.   - В полном, - соврал я.   - Нам всем необходимо поговорить.   - Давай поговорим.   - Тогда слушай. И ты тоже слушай, - он присел перед Интегрой на корточки. Она уже заняла одно из кресел, то, что стояло поближе к камину. Он развернул ее вместе с креслом к пылающему огню. Ее лицо было слишком задумчивым, и по привычке я начал выбирать очередной идиотский вопрос...    Но было слишком поздно.    - Ты прав, Зеро, нам давно пора поговорить, - сказала она, и я неожиданно понял, что она все знает. Должно быть, ей все объяснили еще там, в Леопольдистском Ските... Зеро замер, как на тонком льду, когда он начинает трещать под весом тела в самый первый раз. Он заглянул ей в глаза, пытаясь узнать, что она имела в виду. И я неожиданно понял, что он безумно боится. Но только чего?..   - Скажи мне честно... Ты вампир? - спросила она.   - Да, я вампир, - ответил он.   - Хорошо... - она выдохнула воздух, снова глубоко вдохнула. Она пыталась успокоиться.   - Интегра, - прошептал мой сир.   - Твоя кровь, - сглотнула она. - Я, правда, ее пила?   - Да.   - Дважды?   - Да.    Она закрыла глаза. Зеро посмотрел на меня, словно ища поддержки. А что я мог сделать, если она уже обо всем догадалась?..       - Скажи мне... только правду... - она задержала дыхание, как перед прыжком в бездну. О тетя, прошу вас, остановитесь! Зачем она вам нужна, эта правда?! Вот и Зеро думает точно так же! Он похож на обреченного, которому приговор уже вынесен, оставалось всего лишь его огласить...   - Зеро...   - Что?! - заорал он. - Что ты сделаешь, если это, действительно, правда?!. А я ведь знал, с самого начала я все это знал!.. Я почувствовал это сразу, еще тогда, когда пришел к вам домой в первый раз!.. Я видел знаки, что так будет!.. Только не уходи...   - Все, что я сейчас чувствую, все это... искусственное? - все-таки она спросила об этом.   - Нет! - крикнул он.   - Не трогай меня!..- она вскочила, отбросила его руки и забилась, как я совсем недавно, в тот же самый угол. Это привело меня в ужас - я никогда раньше не видел ее в таком состоянии.   - Ты меня выслушаешь, - пообещал он с угрозой в голосе. И начал медленно подходить... - Интегра, посмотри на меня... Сначала я расскажу тебе всю правду, а уже потом мы станем разбираться в наших отношениях... Ты согласна?   - Д-да, - кивнула она.   - Хорошо... Итак, ты украла ноутбук с секретными файлами. В них сказано, что готовится Государственный Переворот. Смена правящего кабинета. Кто-то стрелял в тебя из автомата, ты пришла домой едва живая, и я напоил тебя своей кровью в первый раз... Дальше. Кто-то звонил тебе по телефону, на моей памяти это было дважды. Первый раз - тем же утром, я не стал его слушать, сказал просто, что найду его... - Зеро говорил все быстрее, будто торопясь успеть все сказать до того, как она вынесет окончательное решение. Я посмотрел на Интегру, ее колотила крупная дрожь.   - Потом мы с Витриксом решили сделать так, чтобы ты обо всем забыла. Пока ты спала, мы заменили заднее стекло с отпечатками пуль, спрятали твой бронник и этот чертов ноутбук. Вечером ты проснулась. Ты ничего не помнила, я сказал тебе, что ты, должно быть, перебрала на фуршете. Кто-то звонил тебе второй раз и говорил с тобой, тогда, утром, ты помнишь? Интегра, что он тебе сказал? Ты уходила разговаривать в дом...       - Он сказал... - она сжала виски руками, пытаясь сосредоточиться. - Он сказал, что я должна буду приехать к семи утра в Пулково 2 и привезти туда ноутбук... Я тогда еще не поняла, о чем это он... Он сказал, что если я это сделаю, все будет хорошо...   - Кто это был?   - Ох, Зеро, лучше тебе этого не знать... Я совсем запуталась. Что мне делать?    Он все же обнял ее, сгреб в охапку и отнес на диван.   - Если бы ты туда поехала, - прошептал он, - тебя бы просто убили и забрали ноутбук. Ну почему ты у меня такая глупенькая?..    Его дыхание обжигало ее лицо, и она начинала терять над собой контроль. Я видел, как ее глаза застилает пелена эмоционального шока - и знал, что она идет сейчас по шкале запредельных ощущений, все дальше и дальше, подбираясь к призовому уровню... И Зеро позволял ей делать это! Я почувствовал себя третьим лишним. Пусть разбираются, как хотят! Если бы я мог, я ушел бы отсюда, но сейчас был еще только вечер, ближе ко второй своей половине. Я отправился на второй этаж. Там оказалась гардеробная, с раздвижными дверцами, и в ней я нашел все, что было нужно, чтобы с комфортом устроиться и немного отдохнуть. Спальный мешок, несколько туристических пенок, боксерские перчатки вместо подушки... Я отлично устроился в этом шкафу, закрыл дверцы, и погрузился в абсолютную тишину замкнутого темного пространства.    Все. Не беспокоить! С меня хватит!         7 серия. Дорога в Ад             Мы провели в этом гостеприимном доме три Ночи и три Дня. Никто так и не потревожил наш покой. День сменялся вечером, Солнце скользило по небу, блестело сонное озеро... Я уходил на охоту, и моей добычей становились автомобилисты. Я трезво рассудил, что окрестные дома лучше не трогать. Уж лучше охотиться на путников, это гораздо спокойнее и безопаснее, с точки зрения того же Маскарада... Я возвращался домой лишь к утру и шел прятаться в свой шкаф. Они были слишком заняты друг другом, а мне не хотелось о себе лишний раз напоминать. На третий вечер я спустился по лестнице на первый этаж и увидел Зеро, сидящего в гостиной. Тети нигде не было. Я по привычке хотел было отправиться дальше, но Зеро привлек мое внимание. Я повернулся и посмотрел на него.   - Витрикс, можно тебя на пару слов? - попросил он. Я подошел и сел напротив него. Мы немного помолчали, приводя мысли в порядок. И Зеро сказал:   - Мы едем в Москву.       Я не ослышался? В Москву?..   - А почему не в Ад?   - В Москве безопаснее.    Кажется, он не расслышал моей иронии. А может, просто не обратил внимания...   - Ты все поймешь, чуть позже. Я должен спрятать ее. Он ее не получит!   - "Он" это кто?   - Палач Треми. Однажды он забрал у меня все...    Зеро отвернулся к окну. Его лицо было совершенно спокойным.   - Палач Треми?..   - Да, Родвелл Треми, ты видел его. Он тебя допрашивал, там, в Цитадели. Они бродят по близости, я чувствую это. Скоро они найдут нас, если мы останемся здесь. Так что нам пора уезжать.   - Но почему они отвезли нас именно в Финляндию?   - Так исторически сложилось, что орден Святого Леопольда имеет здесь одну из своих баз. У нас в стране деятельность этого ордена, к счастью, запрещена, поэтому Инквизиторы и вывезли вас за границу. Честно говоря, я ничего подобного от Инри не ожидал... Я не думал, что он сдаст вас Леопольдистам. Ну да что теперь об этом...    По его лицу я видел, что он все решил для себя, и участь господина Инри оставляла желать лучшего...   - Скажи, Зеро, - попросил его я. - Я все думаю вот о чем... Бозли и правда убил бы нас с Интегрой, если бы ты не пришел за нами?   - Хороший вопрос, - сир на секунду задумался. - Бозли не похож на других Инквизиторов. Он никогда не смешивает личное и служебное, хотя имеет на это полное право. Обычно Леопольдисты мстят за своих, не щадя никого, им по фигу, виноват ты на самом деле или нет. А Бозли совсем другой. Он был единственным на моей памяти Инквизитором, пощадившим нескольких вампиров, оказавшихся в его власти. Думаю, он решил преподать вам с Интегрой урок и сделать "козу"... чтобы ты думал, прежде, чем убивать людей, а она - поменьше якшалась с кровососами!..    К тому же, он не в курсе наших с Треми разногласий, - с мрачной усмешкой добавил он. - И видя, как важно для Треми отправить вас с Интегрой на тот свет, он вполне мог бы ему помешать, просто из вредности... От Бозли можно всего ожидать!       - А эти собаки, белые "болонки" - продолжал расспрашивать я. - Они и есть те самые чудовища, про которых ты говорил? Знаешь, они не выглядят опасными...   - Хм... - невесело усмехнулся он. - Комондоры - забавные и смешные. Они обожают людей и ненавидят таких, как мы. Так вышло, что лишь эта порода не испытывает страха перед вампирами. Ты уже обратил внимание, как на тебя реагируют животные?   - Еще нет.   - Подожди, у тебя будет время во всем разобраться. Животные приходят в ужас, когда мы оказываемся рядом с ними - все, кроме этих чертовых собак!   - Это их водят в церковь к причастию?   - Да, начиная с тринадцатого века, когда был основан орден Святого Леопольда. По скорости движения, комондоры сравнимы лишь с вампирами из клана Бруджа. Чтобы ты понял, о чем речь - они представляют угрозу даже для меня, Лассомбры четвертого поколения!   - Все это как-то не вяжется...   - Внешность бывает обманчива.   - Как Интегра? - спросил я без всякого перехода. - Вы уже помирились?    Он покачал головой.   - Мне было сложно. Но она смогла меня простить.   - За то, что ты вампир?!   - За то, что я солгал ей. То, что я вампир - для нее мелочи... Тссс, она идет.   - Скажи, только честно... Ты хотя бы любишь ее?   - Что значит "хотя бы"? - вздохнул мой сир. И снова отвернулся к закрытому ставнями окну, как если бы за ним было хоть что-нибудь видно.       Она вошла в гостиную, и я забыл обо всем на свете. На ней была одежда, найденная в этом доме - клетчатая мужская рубашка, полинявшие джинсы, подвернутые до колен. Длинные светлые волосы обтекали ее плечи, мягко спускаясь до поясницы. Как же быстро они отросли!   - Добрый вечер, - улыбнулась она, глядя на меня.   - Здравствуйте, тетя.   - Мы едем в Москву, - сказал ей Зеро, вставая со своего кресла. Он пожирал ее глазами, иначе не скажешь. Он просто раздевал ее взглядом! Как будто ему было мало этих трех дней и ночей! Он обнял ее и усадил к себе на колени, что-то зашептал на ухо... Да, он безумно ее любил, теперь я прекрасно это видел. Как если бы это она была вампиром, а он пил ее кровь дважды... Я решил остаться в этой комнате, не смотря ни на что. Но они снова меня не замечали.       - Пожалуйста, дай мне слово, - попросила она.   - Какое?   - Никогда, ни при каких обстоятельствах, даже если от этого будет зависеть моя жизнь... Ты никогда не сделаешь этого! Ты больше не дашь мне пить своей крови!   - Нет! - покачал он головой. - Я не дам тебе такого слова.   - Тогда... - она попыталась встать, но Зеро не пускал ее.   - Я не хочу умирать, - он говорил совсем тихо, но я прекрасно слышал каждое слово. - Я слишком сильно люблю жизнь! Я - могучий вампир, у меня есть все на свете. Все, что только можно пожелать - сила, молодость, бессмертие, власть, деньги... А ты просишь, чтобы я от всего этого отказался? Да ни за что!   - Я всего лишь прошу не давать мне больше твоей крови!   - А я о чем? - он погладил ее по волосам, как маленькую непослушную девочку. - Мы будем вместе всегда. Приготовься к этому, я никуда тебя не отпущу. Ты никогда не умрешь. Обещаю...   - Нет, Зеро. Все не так просто...   - Я знаю. И это меня устраивает.   - ...Я не хочу быть вампиром. И гулем быть тоже не хочу! Они мне все рассказали...   - Они - это Леопольдисты?   - Кто?   - Инквизиторы из Ордена Святого Леопольда. Они существуют, чтобы убивать таких, как мы. Они сказали тебе, что человек, трижды выпивший кровь вампира, становится его полным и безоговорочным рабом?   - Да...   - Это действительно так. Но я не понимаю, какое это имеет отношения к нам с тобой...    Она медленно покачала головой.   - Нет, Зеро. Так не пойдет. Или ты дашь мне это слово, или я ухожу. Ты не сможешь меня удержать...       Он встал вместе с ней, усадил Интегру обратно в кресло, и подошел к закрытому ставнем окну.   - Нет. Ни за что! Я вообще-то думал обратить тебя...   Она рассмеялась.   - Я отказываюсь быть вампиршей! Я не хочу убивать невинных людей. Это мое окончательное решение. Если ты дашь мне своей крови еще раз, или если ты обратишь меня - ты потеряешь меня навсегда!    Он повернулся, сжал кулаки несколько раз подряд... А потом, пинком ноги перевернув второе кресло, направился к двери. И ушел, прямо туда, в солнечный вечер...    Интегра посмотрела на меня.   - Витрикс, - сказала она.   - Да, тетя?   - И ты тоже... вампир?   - Да, тетя.   - О, Господи... Ну и угораздило же меня...    Она обхватила себя руками за коленки и уткнулась в них лицом. Я подошел к ней. Я безумно хотел обнять ее, вот только больше не имел на это права. Я сел на пол, к ее ногам, и положил голову на сидение кресла. Ее рука коснулась моих волос... Так мы и встретили эту Ночь, вдвоем в чужом доме... Хозяин которого плавал сейчас в озере, недалеко от перевернутой лодки.       Итак, мы ехали в Москву. Интегра и сир по-прежнему не разговаривали друг с другом. Зеро вел машину, я сидел рядом с ним. Тетя уютно расположилась на заднем сидении, устроившись там, как на диване. Кажется, она спала.    И все-таки в Финляндии отличные дороги! Ровные, удобные, не то, что у нас... Скорость практически не ощущается. Просто сказка! Мы долетели до границы за полтора часа.    На КПП Зеро еще раз явил нам свои спец-способности. Получилось, как в четвертом эпизоде Звездных Войн, где Обе Ван говорил патрульному: "Нет, вы ищете не этих роботов", а тот, знай, повторял за ним, как попугай: "Мы ищем не этих роботов"... Вот и на Русско-Финской границе вышло точно так же! Ведь у нас с собой не было никаких документов... даже на угнанную нами машину.    Зеро заговорил с ними по-фински. Он вообще был похож на скандинава - светловолосый, зеленоглазый, под два метра ростом. Этакий викинг, гроза окрестных фьордов. Пограничники пропустили нас, ни о чем не спрашивая. И то же самое повторилось через сто метров, уже на нашей территории.    Так что не прошло и двух часов, как мы оказались в Выборге, моем самом любимом городе в мире! Мы ехали по спящему городу, мимо крепости, мимо залива... Интересно, где мы переждем надвигающийся День? Ведь до Рассвета осталось всего ничего!   - Спрячемся поблизости, - прочитал мои мысли Зеро. - Здесь есть одно укромное местечко, там мы будем в полной безопасности. Все будет хорошо...       Не стану описывать все подробности нашего путешествия в Москву. Скажу лишь, что оно заняло у нас две короткие июньские Ночи. Мы почти не разговаривали друг с другом. Я никогда не видел сира таким мрачным, а тетю - расстроенной. Это была та еще поездочка! Мне хотелось выть от тоски. В первую Ночь мы одолели расстояние от Выборга до Бологого, и там, прямо перед Рассветом, я устроил безобразную драку с местными хулиганами. Я даже не стал никого из них пить, просто мне было необходимо выпустить лишний пар. Я убежал от наряда милиции и долго путал следы, поэтому Солнце едва не прихватило меня на узких зеленых улочках. Когда я вернулся в заброшенный дом, где мы прятались от людей, никто даже не побеспокоился, все ли со мной в порядке.    Днем Интегра, не говоря ни слова, куда-то ушла, и Зеро тайком отправился за ней. Вернулись они ближе к вечеру и тоже порознь. Глаза сира мерцали знакомыми синими искрами, как было всегда, когда у него зашкаливало адреналин. Но он так и не рассказал, что именно произошло. А я не стал ничего спрашивать.       И вот мы въезжали в Адский город, клубящийся в мареве такого же Адского зноя. Даже сейчас, в четыре утра, было жарко. Тонкий запах гари висел в воздухе - где-то горела сухая трава. Мне нравился этот аромат, слегка горьковатый, похожий на дымок от костра... До того, как начался новый Рассвет, мы оказались на Тульской. И там, в уютных двориках Загородного шоссе, нас ждала двухкомнатная конспиративная квартира, находящаяся на первом этаже брежневской многоэтажки. Я занял проходную комнату, на всякий случай отгородив желтый плюшевый диван от окна книжным шкафом. Окна мы занавесили плотными гардинами, но могли особенно не стараться - здесь было довольно темно из-за разросшихся кустов сирени. Иногда из ванной доносилось очень странное урчание, и тогда затхлый подвальный запах заметно усиливался. Тетя, по-прежнему не говоря ни слова, закрылась во второй комнате. Зеро расположился на кухне. Я лег на диван, но так и не смог расслабиться, только зря проворочался несколько часов. Потом плюнул на все и отправился на кухню. Мне надо было поговорить с моим сиром. Кажется, время пришло.       - Что мы будем делать дальше? - спросил я у него. Он развалился в кресле, закинув ноги на стол, и сидел с самым мрачным видом.   - Я спрячу вас обоих у моего старого друга, там вы будете в полной безопасности. А сам попытаюсь все уладить, - кажется, слова давались ему с огромным трудом.   - Ты уже знаешь, что будешь делать?   - Нет.   - Расскажи мне про этого твоего друга, - настаивал я. - Он тоже вампир?   - Да, и довольно могущественный...   - Он из нашего клана?   - Нет. Он... Я не знаю, что мне делать, Витрикс, - неожиданно прошептал Зеро. - Она нужна мне. Ты ведь хорошо ее знаешь?   - Довольно неплохо.   - Как мне ее уговорить?   - Стать вампиршей?    Он поморщился.   - Мне не нравится слово "вампирша". Оно к ней совершенно не подходит.   - Она никогда на это не согласиться. Она... другая. Она не сможет причинять людям зло, она даже ноутбук украла ради этих самых людей, которых даже не знает...    Мы замолчали. Должно быть, это был просто еще один Плохой День. Такие дни иногда случаются, и с этим ничего не поделать.       Ночью мы отправились к другу Зеро.    Ночи в Москве на удивление темные, особенно если сравнивать с Санкт-Петербургом. И звездные. Полнолуние недавно закончилось, и теперь Луна убывала. Ее таинственный свет посеребрил зеленые дворы, было жарко. Мы ехали по Москве, по ее широким проспектам, залитым неоновыми огнями. Все-таки это потрясающе красивый город, не смотря на свою инфернальную ауру. В Москве есть что-то Адское, особенно - в старом центре. Окраины по ощущениям другие - там чудесно, много зелени, уютные дворики... Но центр Москвы - это классический Ад. Особенно Красная площадь с ацтекской пирамидой в центре. И Кремлевские звезды... Не знаю от чего, но у меня всегда по спине пробегает мороз, когда я их вижу. И книга "Метро 2033" здесь совершенно не причем.       Друг Зеро жил в историческом центре, на набережной Москвы-реки. В сталинском доме, построенном специально для партийной номенклатуры. Это был очень красивый дом в стиле ампир, с большими балконами, колоннами и барельефами в виде колосьев и пентаграмм. В Москве, вообще, очень много пентаграмм. Я не знаю ни одного города в мире, где их было бы столько!..    Мы поднялись по лестнице на четвертый этаж и позвонили в звонок. Друг моего сира открыл нам дверь и отступил назад, желая нас как следует рассмотреть. Я тоже смотрел на него во все глаза. Он был совершенно не похож на вампира!   - Здравствуй, Николай, - сказал Зеро, проходя в коридор. И они пожали друг другу руки.       Больше всего в этой квартире меня поразил балкон. Он был гигантский, на нем можно было спокойно играть в футбол. Мы расположились вокруг столика, дикий виноград вился по каменным стенам, а напротив, через реку, замерли спящие аттракционы.    Когда Николай ненадолго вышел, Зеро сказал:   - Мой друг принадлежит к клану Бруджа. Это самый мощный вампирский клан в нашей стране. Бруджа совершили революцию в 1917 году, и с тех пор они находятся у власти. Дедушка нашего Николая имел к этому всему самое непосредственное отношение. Он старый номенклатурщик, поэтому и живет в этом доме...    Если честно, я удивился. Николай совершенно не походил на "человека сверху"! В нем не было ни грамма высокомерия, присущего партийной элите. Он держался просто, и в то же время - с достоинством, но это достоинство не унижало и не оскорбляло его собеседников. От него веяло особым спокойствием, присущим лишь мужчинам, бесконечно уверенным в собственных силах. Я уже успел обратить внимание, что у вампиров все было заведено иначе, чем у людей. Чем выше было поколение вампирской крови, тем проще и естественней он держался с окружающими. И наоборот, вспомнить, хотя бы, господина Инри, с его запредельными понтами!..   - Это зависит не от поколения крови, - кивнул головой Зеро, прочитав мои мысли. - А от воспитания. И от чувства собственной значимости, - он покосился на Интегру. - У некоторых оно неоправданно большое, и это мешает им адекватно воспринимать реальность!   - Я не люблю, когда меня обсуждают за моей спиной! - бросила она ему в лицо, догадавшись о нашей мысленной беседе.   - Но тетя, мы обсуждали вовсе не вас! - попытался я предотвратить очередной виток холодной войны, да только без толку.   - Ну почему же, - издевательски улыбнулся Зеро. - Лично я обсуждал именно ее! Ведь твоя тетя тоже имеет отношение к партийной элите, причем - самое непосредственное!    Глаза Интегры вспыхнули от переполнявшего ее яда, который она собиралась излить на моего сира. Нашла коса на камень... Я вновь почувствовал себя, как в банке со скорпионами.   - Николай, в отличии от твой тети, не страдает от избытка самомнения и не закатывает истерик на пустом месте...    Я заткнул уши руками, давая понять, как меня все это достало!    Тут вернулся его друг, и Зеро замолчал.   - Ну, рассказывай, - сказал Николай. - Во что ты там ввязался?    И Зеро принялся рассказывать.          Он начал с истории про убийство Малковианского гуля, которого господин Инри отдал моему напарнику по дзю-до, той незабываемой ночью в замке. Потом поведал про то, как Инри попросил его о помощи, забыв сообщить о том, что против Зеро будет сразу четверо Леопольдистов и три обученные собаки...    При упоминании о собаках Николай посмотрел на моего сира с некоторым удивлением. А я вспомнил огромных белых комондоров, там, во дворе Цитадели. Хм... Признаться, Инквизиторов я опасался гораздо больше. Но Зеро продолжал свой рассказ, он говорил, не упуская ни одной подробности. Кажется, я понял, для кого он так старался. Интегра по-прежнему не смотрела на него, но зато как она его слушала!..    Когда речь зашла об украденном ноутбуке, она попыталась протестовать, и это стало последней каплей. Зеро побледнел еще сильнее, его тень неожиданно качнулась и поползла вверх по стене. Черты лица исказились от сумасшедшей ярости. Несколько долгих секунд он испепелял ее взглядом, потом неожиданно оперся рукой об каменные перила балкона и прыгнул вниз. Интегра вскрикнула и закрыла лицо руками.    Прошел час, потом еще один... Зеро не появлялся. Мы по-прежнему сидели на балконе. Интегра куталась в плед и пила горячий чай, негромко играла музыка... Кажется, это была группа "Пикник".   - Я хотел бы услышать продолжение истории, - сказал Николай, глядя на меня. И тогда я неожиданно понял, что Зеро сегодня не придет.       Интегра тоже это поняла. Она извинилась и сказала, что у нее был трудный день, и ей хотелось бы немного поспать. Николай проводил ее в комнату, потом вернулся. Некоторое время мы молчали.   - Зеро твой сир, - сказал он с немного вопросительной интонацией. Я кивнул головой.   - Тебе повезло... Зеро отличный друг, - у Николая Бруджа был хорошо поставленный голос. Черные вьющиеся волосы и смуглая кожа делали его похожим на испанца, и я даже подумал, что он, должно быть, недавно вернулся с курорта... Хотя, какой там курорт! Ведь вампиру нельзя загорать на пляже...   - Рассказывай дальше, - вздохнул он. - И ничего не скрывай. Что за ноутбук украла твоя тетя? У кого? Что вы еще натворили?    Я тоже вздохнул. Этот чертов ноутбук не давал мне покоя. Он беспокоил меня даже больше, чем Святая Инквизиция, анти-вампирские собаки и высушенная мумия по имени Родвелл Треми.   - Тетю чуть не убили из-за этих Документов, - сказал я. - Зеро пришлось напоить ее своей кровью...    Николай кивнул.   - Это я уже заметил.   - Что она - его гуль?   - Нет. То, как он смотрел на нее. Продолжай.       Я продолжал. Я поведал про грядущий Государственный Переворот, и о том, как нас предал господин Инри, отдав прямо в руки епископа Бозли. И как Зеро пришел нас спасать. И как ему пришлось напоить Интегру своей кровью еще раз...   - Так они поссорились из-за этого? - догадался Бруджа.   - Да. Она не хочет становиться одной из нас.   - Она имеет на это полное право. Кто вас допрашивал в Цитадели? Только Бозли?   - Нет, не только. Там был еще один, кажется, вампир...   - Его имя?   - Родвелл Треми.    Николай с силой хлопнул рукой по столу и резко встал. Плетеный стул опрокинулся на каменный пол. Упала тетина чашка, мне на ногу плеснуло остывшим чаем, но боль была такой, как если бы я ошпарился кипятком.       - Теперь мне все стало ясно, - проговорил Бруджа некоторое время спустя. Небо начинало светлеть, новый День катился к нам на всех парах, обещая очередную порцию зноя. Чисто вымытый асфальт источал едва заметную дымку - это испарялась вода, распрысканная поливальной машиной. Еще немного, и взойдет Солнце...   - Я расскажу тебе сказку, - продолжал Николай, подходя к парапету и становясь рядом со мной. - Однажды, давным-давно, жил-был один юноша. Он был хорош собой, и его полюбила женщина из клана Лассомбра. Через некоторое время она обратила его. Ее звали Тариана, а его...   - Зеро, - догадался я.   - Нет, - возразил Николай. - Тогда его звали иначе. Они любили друг друга так, что в мире не было силы, способной их разлучить. Не было до тех пор, пока Тариана не попалась на глаза Родвеллу Треми. Он пожелал сделать ее своей любовницей. Она ему отказала. Тогда он поклялся, что убьет их обоих. И сдержал свое обещание... Заключив сделку с Инквизицией, Треми заманил их в ловушку и совершил над ней "диаблери". Ты ведь уже знаешь, что это такое?   - Мне ли это не знать! - улыбнулся я с некоторой гордостью. - Меня приговорили к этому специальным указом Ватикана!   - Молодец, - Николай похлопал меня по плечу. - Так вот, Зеро все это видел. Треми не стал его убивать, просто прибил к заговоренному кресту и оставил висеть в подземелье... Тогда мы еще не были знакомы, но у Зеро нашлись друзья, которые стали его искать. Они освободили его, сняли с креста и отпоили человеческой кровью. И Зеро начал мстить...    Да, это была эпоха великих межклановых войн. Клан Треми заключил союз с Церковью, принимая правила Маскарада. Кланы Лассомбра и Дзимицу тоже заключили между собой соглашение, объединившись под знаменами Шабаша. Их называют "Отступники", и многие вампиры-одиночки из кланов Маскарада примкнули к их организации. Шабашисты мстили Церковникам, Святая Инквизиция искала их и сжигала на кострах...   - Когда все это было? - вырвалось у меня.   - Безумно давно, - ответил Бруджа. - Зеро не говорил, сколько ему лет?   - Нет...   - Ты все равно бы ему не поверил... Но двести лет назад их пути с Родвеллом снова пересеклись. Зеро отомстил ему по полной программе. Он убил всех, кто был дорог Треми. Всех, кого Родвелл любил...   - Разве он способен любить? - крикнул я.   - О, не сомневайся! Все чувства вампира гораздо глубже и ярче, чем чувства обычного человека. Да, Родвелл способен любить, ненавидеть, бояться, мстить... Он двести лет провел в торпоре...   - Где?    Николай рассмеялся негромким хрипловатым смехом.   - Торпор. Пограничное состояние. Вампир может провести в этом анабиозе хоть двести, хоть двести тысяч лет, не умирая, не двигаясь, осознавая все вокруг, но не в силах пошевелиться... Это страшное наказание. И из торпора может вывести лишь одно...   - Человеческая кровь?   - Да. Человеческая кровь. Орден Святого Леопольда разыскал старые записи, Инквизиторы отыскали склеп, где был заточен Родвелл, и подняли его, призвав себе на службу в качестве палача.   - Так вот почему он похож на мумию!   - Он похож на мумию? - неожиданно оживился Николай. - Ха! Забавно! Я встречался с ним когда-то, он был симпатягой...    Я хохотал так, что едва не свалился с балкона, и две классные девчонки в мини-юбках, гулявшие вдоль набережной, помахали нам ладошками. Симпатяга Треми! Обалдеть...       - Как ты понимаешь, никто из них ничего не забыл, ни Зеро, ни Родвелл, - Николай вернулся за столик, я последовал его примеру. - Теперь настало время свести старые счеты. Знаешь, ведь Зеро с тех пор так никого и не смог полюбить...   - Кажется, смог, - мрачно проговорил я.   - Я к этому и веду, - согласился со мной Николай. - Интегра - первая женщина, сумевшая околдовать его. Поэтому она сейчас находится в смертельной опасности. Родвелл, наверняка, все уже понял. Он не успокоится, пока не убьет ее в присутствии Зеро.    Я вздрогнул.   - Поэтому твой сир и привел вас сюда, - договорил Николай. - Здесь вы под протекцией моего клана, и даже Церковники не посмеют что-либо вякнуть. Ты ведь уже знаешь весь расклад? Я имею в виду - про отношения между кланами, определяющие государственную политику?   - Подожди, подожди... Ты хочешь сказать...   - Да, Витрикс. Мы, Бруджа, находимся у власти в этой стране. С 1917 года, между прочим. И никуда не собираемся уходить. Теперь ты понимаешь, как для нас важно заполучить тот ноутбук, украденный твоей тетей?   - Но я действительно не знаю, где он спрятан!   - Да, об этом знает лишь Зеро... Ох уж мне эти тайны Мадридского двора... Но без них было бы совсем скучно... А теперь тебе пора немного отдохнуть. Пойдем, я провожу тебя в спальню для гостей. Завтра предстоит многое сделать, так что постарайся быть в форме.       Он привел меня в темную комнату, в которой не было никакой мебели, кроме четырех саркофагов из зеленоватого мрамора. Я лег в один из них, и Бруджа задвинул каменную крышку. Это был тот самый гроб, о котором я столько времени мечтал, и на меня снизошло необыкновенное спокойствие. Я сложил руки на груди и закрыл глаза. Мне было хорошо, в первый раз за все это время.         8 серия. Дисциплины          Как же все-таки здорово лежать в собственном гробу! Вам, людям, этого никогда не понять. Я отлично отдохнул. Нет, я не спал - вампиры никогда не спят. Я грезил наяву. Я видел снег, огромные пушистые сугробы, укутавшие город до третьих этажей. Видел узкие тропинки, проложенные пешеходами, и снегоуборочную технику, вступившую со снежным покровом в безжалостный и безнадежный бой. Я ходил по самым верхушкам сугробов, как эльф Леголас из фильма "Властелин Колец", и мои ноги не оставляли следов. Мне больше не было холодно, я наслаждался чистотой снега, который все падал и падал, крупными белоснежными хлопьями...    Когда Оно ушло за горизонт, я с легкостью отодвинул мраморную крышку и одним движением перепрыгнул через борт моего ковчега. И почему я не делал этого раньше? Нет, ванна никогда не заменит гроб, внутри нее совсем иная энергетика...    Интересно, Интегра уже проснулась?       Я отправился бродить по квартире, и нашел ее на балконе. Она задумчиво вертела в тонких пальцах какую-то штуковину... Да ведь это - жучок!    - Тетя, что вы делаете? - спросил я строгим тоном. Она подняла на меня свои волшебные глаза и вздохнула.   - Николай вчера сказал, что Зеро родился на заре средневековья.   - Вздор! Он сказал, что... - я замолчал, неожиданно вспомнив почти дословно, что межклановые войны начались именно тогда, в средние века, и по спине пробежал холодок.   - И это значит, что он любил ее... восемьсот лет. Или девятьсот? - голос Интегры едва заметно дрожал.   - А подслушивать нечестно! - я едва сдержался, чтобы не заорать на нее. Ну как я мог забыть, что она просто набита всей этой следящей аппаратурой?! Невероятно!..    Интегра опустила голову, и светлые волосы упали ей на лицо.   - Ох, тетя, тетя, - мне стало ее жаль. Я видел, как она страдала, но не знал, как этому можно помочь. Ведь Зеро действительно любил Тариану все эти годы...   - Хотите чаю?   - Нет.   - Можно подумать, что вы сами никогда не любили!   - Это другое, Виталий...    И она вздохнула еще раз.       Я решительно направился на кухню. У меня не было ни малейших сомнений, что у вампира из клана Бруджа имеется запас человеческой еды. И не ошибся. Блестящий пакет с молочным зеленым чаем я отыскал в кухонном шкафчике, заварной чайничек и чашки стояли на столе. Маскарад, одним словом!    Я заранее поставил чайник на поднос, осторожно плеснул в него крутого кипятка и отнес на балкон.    Тетя сидела все в той же позе, обхватив колени руками.   - Вам налить?   - Нет.   - Если зеленый чай передержать дольше сорока пяти секунд, он становится горьким, - сказал я, наливая ей полную чашку. - Как будто вы сами этого не знаете! Теперь представьте, что Зеро вас бросил и исчез навсегда, а впереди у вас целая вечность... -    Знаю, это жестоко, но это была жестокость полевого хирурга, удалявшего осколки без наркоза. - И вот проходит десять лет... двадцать, пятьдесят, триста пятьдесят... Пятьсот...   - Замолчи...   - ... Чувства, они постепенно тускнеют. Я, например, уже и не вспоминаю про Зою.   - А если бы она умерла у тебя на глазах? Если бы вы друг друга любили?   - Я попытался бы покончить жизнь самоубийством, - честно ответил я. - Ну так я и пытался, помните? Но если бы я остался жив, и прошло двести лет, я сохранил бы в памяти ее образ...   - Вот и я о том же, - мрачно проронила она.   - ... А еще через двести лет этот образ стал бы просто частью моего прошлого.    Теперь она поглядела на меня в упор, после чего ее рука потянулась за чашкой.   Мы замолчали.       С той стороны парапета доносились веселые голоса. Жители Москвы праздновали наступление Ночи, как в какой-нибудь Аргентине. Они гуляли вдоль набережной, шумели, смеялись и распивали спиртные напитки. Я посмотрел на термометр, висящий на каменной стене в окружении виноградных листьев. Плюс тридцать три... Красота!   - Интересно, я похожа на нее?.. На эту Тариану? - размышляла вслух моя тетя. - Хотя, наверное, нет... ведь я - всего лишь человек! Я думала об этом весь день, Виталий. Мне просто рвет крышу... И я не понимаю, от чего это происходит. Возможно, от того, что я уже два раза пила его кровь... От того, что я больше не человек, а... гуль? Я правильно говорю это слово?!.    Я ее не узнавал. Интегра, обычно такая сдержанная, была готова заплакать у меня на глазах!   - Я не верю, что он меня любит, - продолжала она, делая волевое усилие, чтобы голос перестал дрожать. - Я - всего лишь одна из многих тысяч женщин, которых он встретил на своем пути. Не более того!..   - И что бы вас убедило в обратном? - поинтересовался я.   - Его клятва. Если бы он поклялся никогда не давать мне своей крови, и никогда не обращать меня в вампира.    Я перестал ее понимать... Ну что, скажите, сможет доказать такая клятва? Кажется, я так у нее и спросил. Она посмотрела на меня с усмешкой, как на ребенка.   - Ох, Виталий, тебе этого не понять...   - Если это - запредельная женская логика, то да, мне не понять. Но если вы объясните подробнее...   - Ты издеваешься?..   - Нет.   - ... Ну что здесь непонятного?! Он хочет обратить меня лишь для того, чтобы я превратилась в ее копию! Ему не интересны обычные женщины, они не достойны его!.. Они - всего лишь пища для бессмертного вампира! Но я - это я! И не собираюсь становиться чьей-то там копией!.. И я не хочу, чтобы благодаря моим чувствам, он пытался кого-то там забыть!..       Опять она об этом! Ну, тетя, держитесь! Вам необходима шоковая терапия, и сейчас вы у меня ее получите!   - Вы слышали весь разговор? - пошел я в атаку.   - Не сомневайся, - она улыбнулась краешком губ.   - Тогда обоснуйте, почему вы отказываетесь стать вампиром?   - Что?.. - кажется, мне удалось ее удивить. - Разве того, что я уже сказала, не достаточно?..   - Эта причина придумана вами только сегодня. В вас говорит ревность, тетя, вы придумываете полный бред, и верите в него. Это ваше право, тут я бессилен чем-либо помочь... Но я хотел бы услышать истинную причину, почему вы отказываетесь стать одной из нас. По пунктам, пожалуйста.   - Хорошо. - она задумалась на пару секунд, собираясь с мыслями. - Я не хочу причинять людям зло. Я не хочу никого убивать. Ведь вампиру приходится много убивать, Виталий...   - Я знаю.   - ... Я - государственный служащий, я защищаю простых людей. Я - Т-киллер системы...   - Согласен. А теперь вопрос. Кому именно вы служите?   - Я же сказала!   - Нет! Вы сказали чушь! "Я защищаю простых людей!" - передразнил я ее. - "Я Т-киллер системы!"...   - Виталий!..   - Тетя, вы ведь все слышали! Вы служите клану Бруджа, который сейчас находится у власти! И я полностью согласен с вами лишь в одном - клан Лассомбра не для вас! Если кто-то и вправе обратить вас, так это только Николай! Николай Бруджа, и никто больше!       За моей спиной раздались аплодисменты.   - Браво, Витрикс! - донесся голос друга моего сира, и Николай подошел к столику. Длинный бордовый халат выгодно подчеркивал его мощную фигуру. Он напоминал монолит. Или гранитный утес. В нем совсем не было утонченности Лассомбра - лишь откровенная, ничем не прикрытая сила.   - Я приглашаю вас совершить небольшую прогулку, - предложил он. - Сначала мы посетим несколько магазинов одежды, а потом поедем в ночной клуб. Вы ведь не против приключений?   - Я - за! - решительно сказала Итрегра, поднимаясь со своего кресла.   - Тогда вперед!   - Николай, а вы так и пойдете в этом халате? - удивился я.   - Я могу себе это позволить, - улыбнулся Бруджа, обнажая острые клыки.       Бутик назывался "Hermes" и располагался в помещении легендарного ГУМа. Из его сияющих окон можно было созерцать ацтекскую пирамиду в эпицентре Красной Площади, чем я и занимался, пока Николай и Интегра выбирали вещи. Я - не большой охотник ходить по магазинам, в фирменных брендах не разбираюсь вообще. Весь мой гардероб - а именно, водолазки, футболки и джинсы мрачных расцветок - обычно покупает Интегра. Я никогда не участвую в шоппингах. А этот долбанный "Hermes", похоже, был королем бутиков, со всеми регалиями и атрибутами, и вообще, напоминал дворец... Взять, к примеру, искусственное дерево, растущее прямо в зале! Кто был здесь хотя бы раз, тот поймет, о чем я. По сравнению с ним, белое древо Нуменора покажется корявой сибирской березой! Золото, мрамор, сияющий свет... К этой роскоши надо суметь привыкнуть, иначе она чересчур подавляет...       - Я могу вам что-нибудь посоветовать? - раздался мелодичный голосок, и я выплыл из глубин внутреннего диалога. Девушка-ангел смотрела на меня неземными глазами, в пышных ресницах блестели стразы.   - Да, - ответил я. - Дело в том, что у меня абсолютно нет вкуса, а вечер сегодня - совершенно особенный... Вы меня понимаете?    Она кивнула.   - Пойдемте со мной. У вас сорок шестой размер, верно?    Сначала я отправился следом за ней, но потом неожиданно вспомнил, что больше не отражаюсь в зеркалах, и сказал:   - Да, у меня сорок шестой. Мой дядя заплатит карточкой. Я из деревни и ничего не понимаю в моде. Я подожду в примерочной, принесите мне джинсы и футболку на ваш вкус... Только без стразов, если можно!   - Хорошо, - она ничем не выдала своего удивления. Все-таки я был для нее симпатичным парнем, хоть и замкадовской деревенщиной...   "Точно такой же, как и она сама", - язвительно и уверенно подсказал мой внутренний голос...       Не буду утомлять вас излишними подробностями, скажу лишь, что закончили мы около двенадцати ночи. Наш облик не особенно изменился. Я сменил черные джинсы и зеленую водолазку на серые брюки и красную футболку с длинными рукавами. Мою шею украшал эксклюзивный платок металлического цвета. Тетя выбрала обычную для себя белую блузку и классические бриджи. Николай посмотрел на Интегру, потом - на короткие "коктейльные" платья и вздохнул, как мне показалось, с легким разочарованием. Я прекрасно его понимал. Я никогда не видел ее "при всем параде".   - Теперь в ювелирный? - поинтересовался он, пока мы стояли на кассе и ждали его кредитку.   - Нет, - отрезала Интегра. - Я не ношу украшения.   - Сделайте исключение, хотя бы сегодня, - попросил Бруджа. - Такова специфика клуба, в который я вас пригласил.   - Я не люблю показуху!   - Бриллианты нельзя так называть! - возразил Николай.   - Идемте, - сказала Интегра, решительно направляясь к дверям. Мешок со старой одеждой она бросила в урну при входе в ГУМ, и я, подумав, последовал ее примеру. Мы посмотрели на Николая.   - Это мой любимый халат! - отрезал он. И тетя слегка улыбнулась.       Клуб назывался "Зона" и находился в темном глухом переулке, среди заборов и заброшенных домов. Тоже мне, специфика клуба, подумал я, когда мы подошли к его входу. Справа темнел городской пруд, там распивали спиртное. Только в бриллиантах сюда и ходить!..    В полутемном тамбуре нас подвергли тщательному досмотру. Под бдительным взглядом охранника, я вывернул карманы своих новых штанов, демонстрируя отсутствие оружия и наркотиков.   - Вы принимаете кредитки? - с сомнением поинтересовался у него Николай. Охранник кивнул. Нас пропустили.    Мы отправились исследовать клуб, причем, первым препятствием оказалось оргстекло на полу, под которым ползали отвратительные крысы. Я обошел его по узкому бортику, стараясь туда не наступать. Стробоскопы, неоновый свет, мистический туман - все было, как положено. Железные двери с решетками добавляли мрачный антураж, безумные глаза танцующих подростков говорили о том, что надо уметь прятать... Больше всего меня поразил туалет - железный, неудобный, высокий унитаз и решетка с тяжелым засовом вызвали крайне негативное впечатление. Уж туалет-то можно было сделать человеческим, думал я.       - И зачем мы сюда пришли? - Интегра, похоже, была не в восторге от "элитного клуба". Ей не нравилась современная музыка, не нравилась слишком большая толпа разгоряченных потных людей.   - Ради приключений, - улыбнулся Николай. - И ради того, чтобы я смог обучить вашего племянника некоторым дисциплинам. Здесь есть японский садик, там не так шумно, и можно посидеть за столиком.   - Ведите нас скорее туда! - воскликнула тетя с неподражаемой улыбкой.   - Мы будем там через минуту, - в тон ей ответил Николай.       Японский садик был под стать специфике клуба. В крошечном бассейне плавали лебедь и гусь, полностью покорные судьбе, отбывающие здесь наказание за грехи своих прошлых жизней, потому что в этой жизни вряд ли они успели нагрешить на пожизненное заключение... У обоих были обрезаны крылья, и они не могли отсюда сбежать. Я вздохнул. Мне захотелось отпустить их на волю, и Николай понимающе улыбнулся.   - Ты можешь это сделать, Витрикс, - услышал я его мягкий голос.   - Сделать что? - не поняла тетя.   - Почувствуй тень, - продолжал Бруджа. - Тень - это еще одно измерение, ключ от которого есть лишь у клана Лассомбра. Дело в том, что каждая линия крови обладает своими дисциплинами. Для Бруджа это - запредельная скорость и сила, для тебя - мистическая власть над Тьмой и доминирование над чувствами людей. Что такое "Доминирование", ты, наверняка, уже знаешь. Зеро многому успел тебя научить, хоть ты пока еще этого не понял. Я же расскажу тебе про Тьму.    Тьма - это душа Лассомбра. Ее истинная суть. Тьма, тени, ночь... Это невозможно объяснить словами, это можно лишь почувствовать. Даже я это чувствую...    Его голос гипнотизировал меня... а может, это Великая Тьма открывала мне свои объятья? Я чувствовал себя так, будто со дня Обращения у меня появился новый разъем, куда только сейчас подсоединили нужный провод, и информация хлынула в мое подсознание, заполняя все его глухие закоулки. Слова Николая были всего лишь кодом, ключом, отпирающим двери, все остальное я делал сам...       Я протянул руку и почувствовал, как под моими пальцами трепещет лебединое сердце. Его жизнь была неонового цвета, я видел ее именно так. Остальное оказалось предельно просто. Щупальца тьмы вошли в его пернатое тело, мягко и незаметно освобождая бессмертную душу птицы... Несколько неприятных мгновений - и вот он летит к звездам, на своих вновь обретенных крыльях! Я улыбнулся. Интегра проследила направление моего взгляда и судорожно вздохнула. Мертвый лебедь плавал, уронив свою гордую голову в темную воду. Его сообщник гусь встревожено гоготал, понимая, что остался совершено один в этом Аду, полном резких звуков, пьяного гогота и безбашенных наркоманских плясок... Я посмотрел на Николая.   - А вот как это делаем мы, Бруджа, - улыбнулся он.    Меня обдало резким порывом ветра, силуэт Николая на несколько секунд потерял четкость... а потом все вернулось на свои места. Мы по-прежнему сидели рядом за столиком, ветер шелестел листьями дикого винограда, плескался фонтан... Но рядом с трупом лебедя добавилось еще одно мертвое тело.   - Эта дисциплина называется "Скорость", - сказал Николай, радужка его карих глаз светилась от избытка адреналина. - А теперь запомни простую истину. Каждое применение спец-способностей отнимает у тебя один пункт крови.       - Пункт крови? - переспросила Интегра.   - Да, я называю это так, чтобы было проще говорить об этом. Чем ниже поколение вампира, тем больше у него этих самых пунктов. У Витрикса, насколько я знаю, пятое поколение. Если сравнивать его с тем же Инри, у которого оно двенадцатое, Витриксу надо затратить намного меньше усилий, чтобы убить одного лебедя. Он даже не успеет проголодаться... Но если Витрикс убьет еще одного лебедя, а потом еще одного, он почувствует жажду. И ему придется выпить, как минимум, одного человека... Это - плата за дружбу с Великой Тьмой.   - А это обязательно - убивать? - Глаза Интегры потемнели, как всегда, когда она пыталась скрыть невеселые мысли.   - Нет, - ответил Николай. - Если у вампира достаточно самоконтроля, он сможет заставить себя остановиться, а потом - стереть человеку память. И человек будет думать, что просто потерял сознание... С кем не бывает!.. Мы, Бруджа, так и делаем. Это Шабашисты обычно наваливают горы трупов там, где можно обойтись обычным внушением...   - Шабашисты? - не понял я.   - Давай поговорим об этом после, - вздохнул Николай, поглядев на свои часы, с римскими цифрами и надписью "Победа. Сделано в СССР". - Это межклановая политика, я сыт ею по горло и в обычной жизни... Я все расскажу, но как-нибудь потом. Сейчас мы займемся более важными вещами.       - Какими вещами? - спросил я.   - А такими, - он хлопнул меня по плечу. - Ты спрашиваешь, обязательно ли убивать людей, чтобы восстановить утраченные пункты крови? Ну, так ответь сам на этот вопрос!    У меня потемнело в глазах, когда я догадался, о чем это он.   - Но ты не будешь делать это, как деревенский упырь, - продолжал Николай. - Примени дисциплины! Заставь человека подставить свою шею под укус, выпей, сколько сможешь, а потом сотри ему память!   - Что, прямо сейчас?..   - Прямо сейчас!    Глаза Бруджа жестко глядели на меня, он не шутил. Я встал со своего места и направился в грохочущий неоновый зал.    Когда я оглянулся, на моем месте уже сидел какой-то странный тип бандитской наружности, причем не современной, а готов этак двадцатых-тридцатых. Похоже, что Николай использовал любую возможность для ведения своих дел, и в этот самый клуб мы тоже приехали не случайно... Двое охранников, нашедшие трупы птиц, подозрительно поглядывали на наш столик, но не решались подойти и что-то говорили в рации. Интегра безучастно смотрела на звезды, едва видимые из-за неоновой дымки летнего Московского неба. Все было спокойно, я мог отправляться на охоту...          Я шел среди танцующих тинейджеров, ощущая себя инородным телом в этой остро пахнущей биомассе. Я был тем самым Т-киллером системы, волком в овечьей шкуре - одежда от раскрученного бренда делала мой облик еще более чужим на этой пролетарской дискотеке. Некоторые парни покрепче глядели на меня с откровенным вызовом. Их затуманенные танцами мозги не воспринимали сигналов опасности, посылаемых инстинктом самосохранения... Но я выбирал. Я мог себе это позволить. Шло время, но я не спешил. Дискотеки никогда меня особенно не привлекали, все здесь казалось мне странным - и неоновые лучи, ткущие на экране замысловатые фигуры, и железные тумбы непонятного назначения, и металлический бар с красными высокими стульями, и разноцветные дымы, разбивающиеся об зеркальные шары под потолком... Я напоминал себе призрак, вернувшийся в мир живых, где все изменилось и утратило былую ценность. Я заглядывал в лица людей, выбирая того, кто смог бы дать мне частицу своей жизни, но не видел достойных. Я не хотел никого из них, а еще я не хотел ошибиться и наглотаться наркоманской крови, как это со мной уже было...    Это уже было, но все возвращается на круги своя... Клетчатая юбка, мелькнувшая в толпе, заставила меня вздрогнуть. Стоп! Спокойно! Мало ли кто ходит в таких юбках... Это сейчас модно, и вообще...    Меня толкнули, я машинально обернулся, а когда повернул голову, она стояла прямо передо мной.       Пушистая челка, бледное лицо, алые губы... Дерзкие насмешливые глаза... Маори, школьница-демон, посещающая Адскую школу во вторую смену...   - Где твой ошейник? - спросил я, пытаясь стряхнуть шоковое оцепенение.    Она улыбнулась, демонстрируя острые клыки.   - Угадай, куда я его спрятала?    И рассмеялась хрипловатым порочным смехом.    Несколько разгоряченных самцов немедленно откликнулись на призыв, спрятанный среди оттенков ее голоса. Их глаза в ультро-фиолетовом свете были белесыми, как у вареных рыбин... Изнанка реальности. Театр теней...   - Сегодня я разрешаю тебе все, - сказала Маори. - Тебе и себе. Смотри, как это делается, Витрикс!    Властным жестом она взяла ближайшую к себе жертву за воротник и, подтянув, впилась в его горло, сначала - поцелуем, а потом клыками...    Парень со стоном упал на колени. Он наслаждался этим укусом. Он добровольно отдавал свою жизнь этой фурии, этой богине крови. Я ничего не понимал... А как же Маскарад?.. А как же...       В толпе послышался дикий крик. Затем - еще один... И еще... Люди начинали волноваться. Толпа колыхнулась вперед, назад, в сторону, пока еще бессистемно...   - Здравствуй, Витрикс, - услышал я голос Эррики. А вот и она сама, запредельно прекрасная и такая же одинокая... Белые волосы падают на плечи, темные глаза мерцают синими искрами... Она без своего парика?! Немыслимо!..   - Что происходит?   - Скоро ты все узнаешь, - нагло улыбнулась Саэта, подходя ко мне вплотную и демонстрируя вампирский оскал.   - Нас обратили, - подтвердила Ванесса мои наихудшие опасения. - Поэтому мы здесь.    Она двигалась в танце, ее движения были так же совершенны, как сполохи огня. Я почувствовал удар дикой тревоги. Что-то было не так... Все было не так!   - Извините, девушки, но мне пора...   - Нет, - покачала головой Маори, разжимая пальцы, и безжизненное человеческое тело опустилось к ее ногам. - Это МНЕ пора...    И она ударила меня ногой в висок.       Ее подкованный ботинок почти коснулся моей головы, я успел увернуться в самый последний момент. И пропустил удар по почкам с другой стороны! Да что же это такое?!   - Извини, - сказала мне Эррика. - Но у нас приказ...    В следующее мгновение я летел вперед спиной, а перед глазами полыхала слепящая вспышка нокдауна.    Дисциплины!.. Щупальца Тьмы!.. Как же это делается?..    Я не успевал, все происходило слишком быстро. Они набросились на меня вчетвером, и лишь под градом жестких ударов я понял, насколько все было серьезно. Я не мог заставить себя ударить ни одну из девушек, и в этом было их главное преимущество. Мне оставалось лишь подтянуть колени к животу и закрыть голову руками. "Щупальца Тьмы", - шептали мои губы, но все было бесполезно, заклятие не действовало...    До тех пор, пока в зал не вошел Николай.       Град ударов неожиданно стих. Я осторожно поднял голову и увидел, как Маори держится за распоротый живот, глядя на Бруджа в бесконечном изумлении. Потом она стала падать, но успела уцепиться за какого-то парня, подвернувшегося ей под руку, и рухнула в лужу крови вместе с ним... Я уже понял, что будет дальше. Николай тоже это понял.   - Валим отсюда! - закричал он, перекрывая рваную музыку. - Быстрее!..    Мы не успевали. Человеческое стадо, осознав опасность и почуяв кровь, совершенно обезумело. Началась та самая паника, которой я так опасался. Люди орали, метались, натыкаясь друг на друга, поскальзывались в лужах крови и падали на пол... А девочки-вампирочки лишь подливали масла в огонь, хватая всех без разбора, разрывая своими клыками человеческие шеи, будто соревнуясь друг с дружкой, кто из них снимет больше фраггов, как в безумной компьютерной игре... И вот уже появилась охрана, замелькала черная форма, взметнулись резиновые дубинки... И началось то, что можно назвать лишь емким "Ад, Жопа, Сатана", мне осталось только запрыгнуть повыше на один из железных столбов для стриптиза, чтобы не попасть под всеобщую раздачу...    Я никогда не видел ничего подобного, и скажу вам одно - клуб "Зона" тем вечером полностью оправдал свое мрачное название!..                        9 серия. Дорога Теней          Ворвавшийся ОМОН расставил все по своим местам. Клуб оцепили, множество полицейских машин заполонили собой тихую улочку, взлаивая сиренами и сверкая мигалками, как если бы у них неожиданно начался брачный сезон, и они выбрали это место, чтобы устроить дикую оргию. Нас вывели в наручниках, вместе со всеми остальными. Я вертел головой в поисках Интегры... А вот и она, жива и невредима, показывает свою красную корочку какому-то начальнику в штатском... "Разберемся", - доносится до меня обычный в таких случаях ответ, и ее провожают до черной волги, номер которой начинается с нуля и заканчивается российским флагом...   - В машину! - приказал строгий голос полицейского. Я посмотрел на Николая. Может, пришло время использовать спец-способности? Но нет, друг моего сира едва заметно покачал головой - значит, пока что рано. Что он задумал?..       Мы забрались в козелок, вместе с десятью молодыми парнями и девчонками, уцелевшими в этой бойне. Как раз начали подъезжать кареты скорой помощи, к которым потянулась вереница носилок с лежащими на них людьми. Некоторые были закрыты с головой белыми простынями... Заурчал мотор, и наша машина поехала, набирая скорость. Судя по моим ощущениям, было где-то около двух часов ночи.   - Куда они ее повезли? - спросил я Николая.   - В отделение, - пожал он плечами. - Куда же еще?   - Что-то здесь не так, - мой разум пытался найти причину беспокойства, и никак не мог этого сделать.   - Скоро мы все выясним, - заверил меня Бруджа. - Ее могли забрать только в ближайшее отделение, мы найдем ее там.    Его олимпийское спокойствие сначала удивляло меня, затем стало действовать на нервы.   "Николай, вы можете этого и не знать, но в зале были мои знакомые вампирши. Бывшие гули Инри", - мысленно сказал ему я.   "Ты слишком переживаешь из-за ерунды", - ответил он тем же способом. - "В тебе все еще сильна человеческая натура. Есть моменты, когда имеет смысл плыть по течению. Попробуй подумать об этой ситуации, как бессмертное существо."   "Возможно, вы правы. Но с тех пор, как я стал вампиром, вокруг меня творится какая-то кровавая карусель..."   - Так и должно быть! - негромко проговорил он, кладя руку на мое плечо. И окружающие посмотрели на него с недоумением.    Он был запредельно спокоен, и совершенно ничему не удивлялся. Или все идет по плану?.. Или он, за свою долгую вампирскую жизнь, успел привыкнуть к подобным вещам?.. Или у его клана, действительно, все было схвачено, и мне больше нечего опасаться, находясь под его протекцией?..    Я ничего не понимал.       Закрыв глаза, я отдался своим мыслям. Интересно, вампирш тоже поймали, или им удалось сбежать? Все произошедшее не укладывалось у меня в голове. Ну зачем им понадобилось устраивать весь этот кровавый кошмар?.. С какой целью? А может, девочки сделали это просто так, для собственного развлечения? "У меня приказ", - вспомнил я слова малышки Эррики. Приказ?! Чей приказ? Господина Инри?.. Я ничего не понимал, и чем больше думал об этом, тем тревожнее мне становилось.       Когда нас привезли в отделение, Интегры там не оказалось. Я пытался понять, как быть дальше, но от растерянности ничего не соображал. Нас обшмонали и посадили в "обезьянник" вместе с остальными участниками этой драмы, причем, оказавшись в безопасности, люди дали волю своим чувствам. Они вели себя по-разному, но одинаково неадекватно. Одни требовали, чтобы их отпустили, другие рыдали, третьи молчали, не реагируя на внешние раздражители...   "Ты похож на них", - сказал мне Николай. - "Смотри и запоминай!"    Он сидел на скамейке рядом со мной, и наручники на его ручищах выглядели чрезвычайно смешно. Я вдруг подумал, что они для него вообще не являются проблемой. Как и стены отдела, и вооруженные полицейские, и все остальное... Но тогда зачем он все это терпит?! Ради Маскарада?.. Или ради того, чтобы преподать мне очередной урок?   "Ты будешь человеком до тех пор, пока твое мышление не изменится", - подтвердил Николай мою последнюю догадку. - "Прежде всего, определись, чего ты хочешь на самом деле..."   - Почему бы вам просто не взять и не помочь?! - крикнул я. В общей суматохе, никто не обратил на это внимания.   "Зеро слишком разбаловал тебя!" - Бруджа уселся на лавке поудобнее, спихнув на пол какого-то бугая. Тот начал возмущаться, но заглянув ему в лицо, на всякий случай отошел подальше. - "Действуй, Витрикс." И, откинувшись на стену, Николай закрыл глаза. На его лице появилась неприметная, но весьма довольная улыбка. Он ставил меня перед фактом, что теперь все зависит только от меня.       Я мысленно обложил его последними словами, его улыбка стала чуть шире... Хорошо же! Сейчас я вытащу нас отсюда!..   - Офицер! - окликнул я полицейского, прохаживающегося по ту сторону решетки. Из "обезьянника" периодически вызывали по одному, и отводили в дальний угол, где старшина за столом записывал свидетельские показания. Очередь двигалась медленно, к тому же, привозили все новых и новых задержанных... А может, Интегру повезли в другой отдел?..   - Офицер! - позвал я громче, и даже потряс прутья решетки, чтобы привлечь его внимание.    Удар дубинкой оказался полной неожиданностью, я едва успел отдернуть пальцы!    Николай и еще несколько парней захохотали, какая-то девушка вскрикнула.   - Отойти назад! - заорал на меня молодой парень в полицейской форме. - Не трогать решетку!..    И тут, неожиданно для себя самого, я приказал ему:   - Открыть дверь!    Его глаза на секунду подернулись туманом полного контроля, после чего он послушно отпер железную дверь "обезьянника". Я вышел в коридор, даже не обернувшись, чтобы посмотреть, идет ли за мной Николай. В конце концов, вот о ком уж не стоит беспокоиться!..   "Отлично" - услышал я его голос у себя в голове. Бруджа вышел следом и снова замер, предоставляя мне полную свободу действий.   - Открыть наручники! - сказал я полицейскому. Тот снова подчинился. Старшина за столом оторвался от своего занятия и удивленно посмотрел на нас, но я бросил ему "Сидеть!", и направился к выходу. Вот это да!.. Невероятно!.. У меня получилось!..       Когда мы вышли в жаркую духоту московской ночи, Николай одобрительно улыбнулся.   - Вот видишь, - сказал он мне. - Тренироваться лучше всего в условиях, близких к экстремальным. Теперь ты знаешь, как заставить человека...   - Николай, - оборвал я его на полуслове. - Ее здесь нет. Все это очень странно. Меня не покидает ощущение, что все это - одна гигантская западня, и мы вляпались по полной программе...   - Похоже, ты прав, - ответил Бруджа, напряженно всматриваясь в темноту. И я почувствовал, что, кроме нас, здесь присутствует еще один вампир.       Это был Мирам. Вот уж кого я никак не ожидал увидеть!..   Я подобрался, приготовившись к бою. Как там говорил Николай? Почувствовать Тьму... Стать с ней единым целым...   - Риксанов, подожди! - крикнул рыжий, выходя из подворотни. - Нам надо поговорить!   - Кто это? - спросил Бруджа.   - Это мой товарищ... "Вот только что он здесь делает?!"   - Точно - товарищ? - усомнился Николай.   - Я все объясню, - Мирам подошел на расстояние броска.   - Лучше не делай резких движений, - попросил его Николай.   - Это Николай из клана Бруджа, - предупредил я рыжего. - Говори, зачем ты пришел.   - Я в курсе, кто это. Здравствуйте, Николай. - Мирам стоял перед нами с нарочитым спокойствием, заложив руки в карманы военных штанов. На его футболке красовалась неприличная английская надпись. - Инри предупредил нас, что с вами будет высший вампир. Я должен был оказаться в клубе вместе с девчонками. Мы пришли "Дорогой Теней"...    Николай нахмурился.   - Как вы нашли нас?   - Инри сказал нам, где вас искать...   - Как он узнал, где мы находимся?   - Ему позвонили и сказали, что вы в клубе "Зона". Остальное было предельно просто - в детстве я жил в Москве...   "Этот Инри слишком мелкая сошка, чтобы делать подобные вещи", - уловил я мысли Николая. Он начинал понимать, что не все так просто!..   - Мы отправились сразу после звонка, - продолжал рассказывать рыжий. - Нам было приказано затеять в клубе драку и устроить панику. А потом, приехавшая полиция должна была забрать Интегру и отвезти ее на Лубянку. Причем таким образом, чтобы вы с Бруджа не смогли ее отбить...       Я застонал и схватился за волосы, дернув их несколько раз. Ну какой же я идиот!.. Ведь я примерно так и думал, просто не давал себе труда проанализировать факты!..   - Почему ты рассказываешь нам об этом? - спросил у него Николай.   - Потому, что Риксанов - мой напарник, - просто ответил рыжий. - И потому, что я ненавижу Инри. Риксанов в курсе наших с ним отношений, он тоже был в той комнате... В пыточной камере. Правда, его не приколачивали к заговоренному кресту...    Я содрогнулся, вспомнив, как моя ладонь шипела от соприкосновения с церковным артефактом.   - ...Поэтому я не выполнил приказ моего сира, - продолжал Мирам. - Я ждал около клуба, пока вас не вывели оттуда и не забрали в отдел. Потом отправился следом... Даже не знаю, что теперь со мной будет... Инри меня, наверное, убьет.    Он не врал, я чувствовал это. Дело принимало катастрофический оборот. Я не сомневался, что похищение Интегры связано именно с пропавшим Ноутбуком, и мне становилось худо при одной лишь мысли, что она осталась одна, без нашей поддержки.   - Ее забрали на Лубянку?.. - воскликнул я. - Это из-за тех самых Документов! Кажется, я все понял! - меня трясло, я с трудом сдерживал нервную дрожь. - Инри договорился с кем-то из ФСБ, чтобы обменять свою жизнь на этот долбанный Ноутбук! Вот только... - я посмотрел на Николая. - Разве в ФСБ тоже есть вампиры?    Друг моего сира сосредоточенно хмурил брови, о чем-то напряженно размышляя.   Но, услышав мой вопрос, рассмеялся:   - И ты еще спрашиваешь? Да там вампир на вампире! Слышал выражение "кровавая гэбня"? Вот то-то же!.. - и снова сделался серьезным. - Сейчас мне придется вас покинуть   - Что? - вырвалось у меня. - Разве ты не идешь туда вместе с нами?    Он не мог нас бросить в такой момент!.. Или у него был какой-то план? Может, он решил обратиться за помощью к своему клану?.. Позвонить президенту?.. Я ничего не понимал.   - С нами? - переспросил меня Мирам, с ошарашенным видом. - Ты сказал - "вместе с нами"?.. С кем это - с нами?   - Нет, вы отправитесь туда вдвоем, - жестко проговорил Бруджа. Похоже, он все уже придумал, оставалось лишь надеяться, что его замысел, каким бы он ни был, сработает. Тем более, что нас в его детали он явно не собирался посвящать.   - Вдвоем?! - протестующее воскликнул рыжий.   - Отправляйтесь на Лубянку, - продолжал Николай. - Идите прямо сейчас. Воспользуйтесь Дорогой Теней, это единственный шанс добраться до Интегры.    Я услышал, как у Мирама клацнули зубы. Я прекрасно его понимал.   - А ты?.. - поинтересовался я дрогнувшим голосом. От мысли, что нам придется, применив Дисциплины, ворваться в казематы Лубянки, меня колотил озноб.   - А я войду с главного входа, - Николай сунул руки в карманы халата, и, кивнув нам на прощание, зашагал по направлению к оживленному ночному проспекту.       Дорога Теней начиналась прямо здесь, в глухом переулке, около подворотни. Я видел, как клубится таинственный портал, напоминающий пещеру - в неверном свете тусклых фонарей глубокие тени перемещались и наслаивались друг на друга, создавая новые пространства. Мы переглянулись.   - Держи штаны крепче, Риксанов, - подмигнул мне рыжий. - Ты готов?   - Да, напарник, - улыбнулся я, вспоминая, как мы влезли в замок господина Инри, целую вечность назад...    И мы шагнули вперед, в черное кружево тени.       Я всегда подозревал, что такое возможно. В далеком детстве я был уверен, что если отчетливо представлю себе, что сижу не дома за столом, а в проезжающем мимо троллейбусе, то и правда смогу оказаться там. Меня останавливало лишь то, что я не знал, смогу ли вернуться домой, без пальто и шапки, в домашних тапочках... С возрастом это ощущение исчезло, как забываются все детские несбывшиеся мечты, и вдруг оказалось, что все это - правда!    Мы перемещались в пространстве, и древние московские тени имели свою глубину, свои уровни, свое отдельное время. Они лежали здесь столетиями, открытые лишь для вампиров из клана Лассомбра, и больше - ни для кого! Они чувствовали нас, они нашептывали нам удивительные вещи, приглашали остаться, манили, вели за собой, обещали раскрыть удивительные тайны... Но мы игнорировали их призывы. Первым бежал Мирам, следом за ним - я. Два эмиссара царства Теней...    Рыжий неплохо знал Москву, во всяком случае, он ориентировался в этом каменном мешке под названием "исторический центр". И тени открывали свои порталы, пропуская нас, как пропускает людей умный кодовый замок, после того, как считает данные биометрии... Так мы достигли нужного нам места и остановились на краю пустынной площади, не пересекая границы Тьмы.       Больше всего Лубянка напоминала крепость. Неприступную крепость, куда невозможно прорваться, и откуда невозможно сбежать. Должно быть, в мире людей она не выглядела столь мрачно. Желтые стены, классические колонны, круглые часы под башенкой, напоминающие, что "всему свое время"... Не знаю. Я никогда не видел ее нормальным, человеческим зрением. Ведь сейчас, глядя на нее "с той стороны мира", я воспринимал этот дом совершенно иначе. Готические башни взмывали вверх, они были сотканы из ужаса, мрака и человеческих костей, по всем канонам некромантики, и сам Владыка Саурон мог позавидовать этой твердыне!    Нам оставалось лишь пересечь Лубянскую площадь. Мирам, жадный до бесплатных приключений, нетерпеливо переминался с ноги на ногу. Я колебался. Я сканировал этот монолит, спаянный из человеческого страха, боли и страданий, этот символ государственной власти, потому что ни одна в мире власть не обходится без таких вот жутких символов... И, наконец решившись, сделал шаг вперед.       Мы остановились около памятника в центре площади, и тогда я в первый раз почувствовал озноб. Мирам с удивлением поглядел на демона, стоявшего на круглой тумбе, и я проследил за его взглядом. Демон слегка улыбался, обнажая вампирские клыки, он был завернут в собственные крылья, как в ниспадающий плащ. Пьедестал, попираемый его ногами, заслуживал отдельного упоминания - тумба была сделана из человеческих полуистлевших черепов, спаянных некогда расплавленным железом. Метал застыл самым причудливым образом - он тек из глазниц и оскаленных ртов, и переливался, как ртуть. Я дотронулся до тумбы и отдернул заиндевевшую ладонь. Первый приступ голода стал для меня откровением. Этот долбанный памятник пожирал мои силы!   "Идем отсюда", - попросил я рыжего.   "Этого здесь раньше не было", - он все еще рассматривал демоническую фигуру. - "Как это сделано, интересно?.. Ты видел, как он нам улыбнулся?"   "Шевели булками!" - вспомнил я присказку моего сира. - "У нас мало времени!"       Мы вновь шагнули в клубящийся сумрак, который становился все плотнее и плотнее, по мере того, как мы приближались к первым защитным бастионам чекистской твердыни. Наши ноги проваливались в булыжную мостовую, как в трясину топкого болота, где каждый камень был человеческим черепом. Зев замка оказался приглашающее распахнут. До него оставалось лишь несколько метров, а мы уже завязли по пояс...   "Нам здесь не пройти!" - прошептал голос рыжего в моей голове. - "Поворачивай!"   "У тебя есть другие варианты?" - адский голод выжигал меня изнутри, зыбучие пески тянули в бездну. Я барахтался среди простреленных черепов, не в силах сдвинуться с места. Мирам, отставший на полметра, схватил меня за шиворот и рванул назад.   - Поворачивай! - крикнул он вслух. Его голос неожиданно всколыхнул изнанку мира, порождая жуткое эхо. Стены твердыни охватила вибрация, они задрожали, а потом пошла волна. Она катилась прямо на нас, по черепно-булыжной мостовой, и каждый из оскаленных черепов на ее гребне кричал голосом Мирама "Поворачивай! Поворачивай! Поворачивай!.."       Не помню, как мы выбрались из этого кошмара. Должно быть, рыжий не видел всего этого, он тащил меня, повернувшись к Лубянке спиной. Когда мы снова оказались возле памятника, на крохотном твердом островке, вся площадь вокруг нас колыхалась, как море, гремя сухими костями.   "Нам здесь не пройти", - повторил Мирам, черная дымка исходила от его одежды, рук, лица, глаза озарялись синими сполохами. Похоже, он был на пределе собственных сил, как и я.   "Что ты предлагаешь?" - огонь внутри меня разгорался все сильнее, и потушить его могла лишь живая человеческая кровь.   "Мы пойдем через метро", - ответил рыжий. - "Здесь слишком сильная защита..."    Я посмотрел в лицо железного демона. Вампир на постаменте больше не улыбался, он задумчиво глядел на меня, будто прикидывая, куда нанести удар.   "Бежим отсюда!" - крикнул я, срываясь с места. Собрав последние остатки сил, мы помчались отсюда вон, и тогда жуткий нечеловеческий хохот, отраженный эхом, полетел нам вслед...       Нам повезло. Возле выхода из метро тусовалась молодежь, и двое парней отошли отлить в темный угол. Я вспомнил наставления Николая, когда было слишком поздно, и с сожалением поглядел на мертвое тело, осевшее к моим ногам. Мирам вытер губы рукавом и облегченно вздохнул.   - Вот жопа! - выругался он. - Я и не думал, что там такая охранная система!   - Скажи, ты всегда их убиваешь? - кивком головы я указал на два трупа, лежащие на грязном асфальте.   - Ты задаешь странные вопросы, - пожал пречами напарник. - Пошли отсюда!    Мы шагнули в теневой портал, ведущий в вестибюль метрополитена, и побежали вниз по ступеням.   - Ты никогда не думал, что их можно оставлять в живых? - спросил я, когда мы ступили на безлюдную платформу.   - Кого? - не понял Мирам. - Слушай, я раньше всегда думал, что ночью в метро выключается свет... Обалдеть!    Тусклые лампы освещали станцию, облицованную скромным светлым камнем. Черные зрачки видеокамер бессильно таращились на нас, не в силах запечатлеть...    Я посмотрел на рыжего.   - Николай сказал, что людей можно оставлять в живых, если стирать им память об укусе.   - И скольких ты оставил в живых?   - Ни одного, - признался я. - Но теперь, с этого момента...   - Поговорим об этом после, - оборвал меня Мирам. И спрыгнул с платформы вниз, прямо на рельсы.       Я не обратил внимания, в какой именно момент современный тоннель, оплетенный проводами и увешанный тусклыми лампочками, превратился в подземный ход. Кое-где, из-под обвалившейся штукатурки, виднелась древняя кирпичная кладка. Навязчивый страх перед поездом, дышащим в спину, отступил, теперь мы мчались по старинным сводчатым переходам. Тени мягко подменили реальность, уводя в сумрачные лабиринты, они снова стали нашими друзьями. Больше не было никаких оскаленных черепов, плюющихся металлом, мы оказались в привычном призрачном мире, надежном вампирском убежище от солнечных лучей... Но я все равно оставался начеку, ожидая новых сюрпризов. Бруджа отлично защитили свою цитадель, ведь у них было достаточно времени, чтобы расставить ловушки... И вот из очередного ответвления на нас дохнуло ледяным холодом.   "Нам туда!" - сказал Мирам.   "Я догадался", - оскалился я в ответ. Мы посмотрели друг другу в глаза. Серебристый туман скрывал невидимых чудовищ, чье дыхание уже начинало лишать нас сил. С каждым шагом, ледяные оковы становились все ощутимее, и вот первые признаки голода обожгли нас изнутри.       Теперь мы перемещались по коридорам, покрытым красными коврами. Справа и слева темнели прямоугольники закрытых дверей. Через каждые пять шагов, серебристая паутина преграждала нам путь, и нам приходилось продираться сквозь нее, потому что иначе было никак не пройти. Кажется, я начинал понимать, как работала защита твердыни на этом отрезке пути! Паутина лишала нас сил, еще немного, и мы останемся здесь навсегда, становясь частью этой гигантской мясорубки, по коридорам которой до сих пор гуляло эхо массовых гекатомб...   "Это единственный выход", - услышал я голос рыжего, больше напоминающий стон. Одна из дверей была полуоткрыта, оттуда доносились голоса.   "Только не вздумай оставить их в живых!" - предупредил меня напарник, берясь за бронзовую ручку. Я хотел спросить, почему, но все вопросы отпали сами собой. Двое мужчин в дорогих костюмах чем-то напоминали железного демона, стерегущего Лубянскую площадь. Когда мы материализовались за их спинами, у меня в голове была всего лишь одна мысль - "или мы их, или они нас"... А когда я пил горячую кровь, глядя на портрет президента, мне казалось, что его нарисованные глаза неодобрительно поблескивают синими искрами.       И вот осталось совсем немного. С каждым шагом, с каждым движением, наполнявшим мое тело запредельной, нечеловеческой болью, я знал: я приближаюсь к ней. Я чувствовал ее запах, ее энергетику. Она была совсем рядом... Она и кто-то еще.    Мы с рыжим услышали их голоса одновременно. Говорили двое мужчин. Они задавали какие-то вопросы, после чего слышался звук удара. Снова вопросы. Опять звук удара... Я почувствовал, что у меня темнеет в глазах, когда обо всем догадался.    Мы вплотную приблизились к тому самому каземату, где они держали ее... и где сейчас, кажется, шел допрос. Еще немного, и я смог разобрать вопросы.   - Где ноутбук? - спрашивал незнакомый мужской голос, уже охрипший от повторения одного и того же.   - Где Зеро? - интересовался баритон Родвелла Треми.    Раздавался звук очередного удара.       Мы остановились, не пересекая черты царства теней. Мягкий сумрак вокруг клубился мерцающей кисеей, я мог видеть сквозь него, и видел три размытых силуэта. И еще один - чуть в стороне.   - Где ноутбук?..    Театр теней... Та марионетка, что висела отдельно, напоминала сломанную куклу. Ее голова безжизненно болталась, склонившись на грудь. Трое остальных вели допрос.   - Где Зеро?..    Марионетка молчала. Один из силуэтов делал к ней шаг и бил под дых, или по лицу, и тогда она какое-то время покачивалась туда-сюда.    Когда я все понял, то рванулся вперед, и напарник успел скрутить меня в последний момент.   "Стой!" - услышал я его мысли. - "Посмотри на меня!.."    Ничего не соображая, я выкручивался из борцовского захвата, но он был гораздо сильнее. Постепенно дикая ярость сошла на нет, и я вновь обрел способность хоть что-то соображать.   "Ты ничем не поможешь ей!" - проговорил Мирам, когда я перестал вырываться. - "Смотри!"    Он слегка ослабил свою медвежью хватку, и я увидел, как один из силуэтов настороженно прислушивается, вертя головой. Нас засекли?    Мы замерли, не шевелясь.       - Что-то случилось? - спросил один из мужчин.   - Послышалось, - ответил Треми. - Приведите ее в чувство. Технический перерыв - десять минут, - проговорил он в диктофон, и с крайне уставшим видом опустился на стул. Интегре сделали укол. Стало тихо. Каждый из них занимался своим делом...   "Сейчас!" - сказал я Мираму.   "Это ловушка, разве ты все еще не понял?!" - в добавление к мысленной тираде, рыжий покрутил пальцем у виска.    Да, я псих... Я знаю. Но у меня нет другого выхода.   "Ты со мной?" - спросил я своего товарища.    Он со вздохом закрыл глаза.   "Это самоубийство. Но если ты этого хочешь..."   - Я знаю, ты где-то здесь! - неожиданно закричал Родвелл, вставая и пинком ноги отбрасывая стул. - Лассомбра! Ты здесь? Ты пришел, чтобы ее спасти?..    Он почувствовал наше присутствие, но сделал ложные выводы. Он ошибался. Мой сир ни за что не стал бы ждать, попусту теряя время...    Размахнувшись, он ударил Интегру по лицу.   - Дальше будет еще хуже! Выходи! Что я должен еще сделать, чтобы ты пришел?! Может, вот это?..    Раздался треск ткани. Он порвал на ней блузку!    Меня бросило в жар, и я шагнул вперед, в черное марево клубящегося портала.       Я оказался в каземате. Они меня не видели, не смотря на то, что я стоял совсем рядом, в самом темном углу. Я сразу понял, что двое мужчин в дорогих костюмах - самые обыкновенные гули. Тьма лишила мой разум всех эмоции, оставив лишь запредельную ясность. Я мог просчитать все варианты развития событий. Спасения не было ни в одном из них.    Треми излучал мощь. Я видел сияние вокруг него, и оно от чего-то беспокоило меня, производя жуткое впечатление. Что-то было не так с его аурой. От палача Треми хотелось бежать без оглядки. Родвелл не обращал на меня внимания по одной простой причине - он был занят тем, что срывал с Интегры одежду. Сейчас я знал, что он делает это лишь для того, чтобы выманить Зеро. Гулям был нужен только ноутбук. Новые способности настолько поразили меня, что на несколько секунд я забыл обо всем. Я мог читать мысли, вернее - "знать" мысли, снимая информационную матрицу, как сканер считывает штирх-код. Родвелл Треми упивался торжеством. Гули были встревожены - они начинали догадываться, что где-то их прокинули, им оставалось лишь довериться обстоятельствам...    Неожиданно я понял еще кое-что. Мое новое состояние отнимало слишком много "пунктов крови", как называл это Николай. Я посмотрел на ладони, они дымились тьмой. В ушах начинало звенеть. Я терял силу, и у меня были все шансы остаться в царстве теней навсегда.       Я сделал шаг вперед, и время пошло.    Гули набросились на меня вдвоем, но Мирам материализовался в каземате следом за мной. Ледяная ярость была похожа на яркую вспышку, и я знал, что способен сейчас на все. Прыгнув на Родвелла Треми, я схватил его "теневым захватом", и он заорал от боли и неожиданности, когда его тело стало вдруг цепенеть... Тьма сгустилась вокруг меня и моей жертвы, заворачивая нас в плотный кокон. Я тянул его за собой, туда, в темный портал, и он извивался на каменном полу, пытаясь освободиться. Но мне не хватило буквально пары секунд, чтобы выпить из него жизнь - сила, пришедшая извне, отбросила меня в сторону. Родвелл, задыхаясь, поднялся на ноги. Он разразился потоком незнакомых слов, то ли ругательств, то ли заклятий. Я не мог пошевелиться, ледяной запредельный холод уже протянул ко мне свои цепкие пальцы. Треми с трудом поднялся и шагнул Интегре за спину. Обняв ее, он посмотрел мне в глаза.   - Твоя кровь высокого поколения, сынок, но тебе не хватает опыта, - проговорил он хриплым каркающим голосом. - Поднимите его!    Гули в растерзанных костюмах тяжело дышали, победа далась им довольно дорого. Меня поставили на ноги, и я успел заметить безжизненное тело Мирама, замершее в луже крови.   - Смотри, как это делается, - подмигнул мне Треми.    Он взял Интегру за подбородок и откинул ее голову себе на плечо. Провел по шее рукой в черной перчатке. Его пальцы украшало несколько массивных перстней. Тонкие клыки напоминали зубы ядовитой змеи. Они с коротким свистящим звуком проткнули нежную кожу ее горла, и вампир со стоном закрыл глаза.    Все это время я стоял, пребывая в оцепенении, а когда, осознав это, рванулся вперед, мне уже заламывали за спину руки. Удар по голове и резкая боль под левой лопаткой сбили меня с ног. Пол каземата полетел навстречу. Утратив способность двигаться, я мог лишь смотреть, как этот упырь пьет жизнь из моей Интегры, а его руки ласкают ее обнаженное тело. Но я не мог даже пошевелиться, потому что, судя по ощущениям, мое вампирское сердце пронзал осиновый кол.         10 серия. Демон Ветра          Мои глаза были открыты, и я видел, как Треми, насытившись, вытирает платком свои тонкие губы.   - Остался последний глоток, - сказал он, обращаясь ко мне. - Я выпью его чуть позже. Я хочу, чтобы твой долбанный сир все видел. Жаль, что эта женщина не вампир, как та, другая... Забрать жизнь не так приятно, как пожрать бессмертную душу!   - Простите, сэр Родвелл, но мы договаривались немного о другом, - напомнил один из гулей. Треми пожал плечами.   - Всему свое время, сынок. Научись ждать, и, возможно, однажды ты тоже станешь бессмертным...   - У твоей тети очень вкусная кровь, - продолжал палач, заглядывая мне в глаза. - В ней много жизненной силы. Хочешь попробовать? Хм, я, пожалуй, мог бы тебя заставить это сделать... Ты ведь уже догадался, что тебя ждет? Ты в курсе, что такое "торпор"? Твой сир мог бы тебе об этом кое-что рассказать... Впрочем, как и я. Знаешь, вся эта история началась много веков назад, и сейчас она должна завершиться... Мне даже немного жаль. Я привык ненавидеть Зеро. Не знаю, как я буду без него жить! - и Родвелл захохотал, в восторге от собственной шутки.       Потом он замолчал, впадая в мрачную задумчивость. Я все равно ничего не мог сделать, лежа без движения на каменном полу, поэтому стал за ним наблюдать. У палача Треми была серая кожа, редкие вьющиеся волосы, желтые круглые глаза. "Когда-то он был симпатягой", - вспомнил я слова Николая. От чего-то, я не испытывал к нему ненависти - наоборот, мне было его немного жаль. Даже не смотря на то, что он собирался убить мою Интегру... Николай сказал, что Зеро убил всех, кто был дорог этому высушенному торпором существу, и, возможно, я понимал мотивы Родвелла. Я знал, что стал бы действовать точно так же, окажись на его месте. Я тоже преследовал бы своего врага веками, и месть стала бы целью моей жизни, моего бессмертия...    Он уловил мои эмоции и, подойдя, присел рядышком на пол.   - Меня не надо жалеть, - прошелестел его голос. - Никто из нас ни в чем не виноват, сынок. Просто, мы не можем жить иначе. И если ты уцелеешь, в чем я сильно сомневаюсь, обязательно последуй моему совету. Придумай себе цель, чтобы жить, иначе через двести лет сойдешь с ума!    Я - тауматург и диаболист, я прожил немало веков, и понял одно - кроме магии, в этом мире нет ничего стоящего! Жаль, что у нас с тобой так мало времени, я мог бы многое тебе рассказать... Мы, вампиры, не такие уж и плохие, если узнать нас поближе. Просто сила делает нас неуравновешенными, от того и происходят все проблемы. И, осознавая собственное несовершенство, мы все равно идем вперед и совершаем все эти отвратительные поступки, в тайне желая, чтобы нашелся кто-нибудь, способный нас остановить. Поскольку сами мы, вкусив однажды сладкий плод вседозволенности, никогда уже не сможем остановиться!..    Я ощутил едва заметную вибрацию каменных плит, на которых лежал. Это были шаги, они приближались к нашему каземату. Я посмотрел на Родвелла. Мои новые способности сканера позволяли мне чувствовать многие вещи, сокрытые ранее, и я знал, что мой сир уже здесь.   - А вот и Лассомбра! - воскликнул Треми, вскакивая и подходя к висящей без сознания Интегре. - Его уже ведут!       Он не ошибся. Дверь резко распахнулась от удара ноги, и Зеро вошел в каземат. Я вздрогнул от радости, не смотря на лед торпора, сковавший все мое тело. Соломенные волосы топорщились в разные стороны над его мрачным лицом, кожаный плащ был распорот ножом в нескольких местах. Будь он человеком, я бы решил, что Зеро последние сутки беспробудно бухал... К его запястью был прикован металлический кейс. Следом за ним шли двое конвойных. Ни на кого не глядя, сир подошел к столу и грохнул кейсом об его поверхность.   - Я предлагаю обмен, - сказал он Родвеллу. - Ее жизнь в обмен на ноутбук.   - Я согласен, - тут же ответил Треми.   - Тогда отойди от нее!    Родвелл подошел к столу. Зеро открыл наручник, освобождая руку. Миг - и он уже снимал Интегру с серебряного крюка. Я видел, как его ладони зашипели от соприкосновения с освященным металлом...    Родвелл откинул крышку кейса. Несколько секунд он смотрел внутрь, и его лицо начинало меняться. И не удивительно, ведь там не было никакого ноутбука! Лишь книжка "Гарри Поттер и Дары Смерти"... Треми с диким воплем швырнул ее об стену. Из книги вылетел сухой лист, заскользил по воздуху, и, попав в завихрения воздушного потока, плавно спланировал на каменный пол...   - Ты правда думал, что там окажется ноутбук? - голос моего сира был полон издевки с легкой примесью недоумения. Он держал Интегру на руках, и, судя по тому, что он мог шутить, она была еще жива. - Давай закончим прямо сейчас. Ведь это касается только нас двоих...   - Больше нет, - прохрипел Родвелл, приходя в себя.    Оба гуля подобрались перед броском. Их лица были бледны и полны решимости. Они уже поняли, что проиграли, и собирались подороже продать собственные жизни.   - Где ноутбук? - тяжело дыша, спросил один из них, высокий мужчина среднего роста, чем-то похожий на военного. Возможно, слишком прямой осанкой...    Зеро нехотя разжал руки, Интегра выскользнула из его объятий и мягко сползла на пол.   - Я узнал тебя, - сказал сир этому гулю. - А ты меня узнал?   - Что?..   - Помнишь, я обещал, что приду за тобой?    Зеро шагнул к ним, и его тень, вздрогнув, поползла по стене вверх.       Треми щелкнул пальцами, и в воздухе запахло озоном, как перед грозой. На его лице мелькнула улыбка облегчения, резкие черты разгладились. Я начинал понимать психологию вампиров, и с психологией людей она не имела вообще ничего общего... кроме, может быть, сумасшедших самураев или воинов-толтеков из книжек Карлоса Кастанеды. Родвелл был счастлив, ведь эта битва с древним врагом была битвой всей его жизни. Да, я понимал его, и... восхищался. Неужели я и в правду становлюсь настоящим вампиром?..    Читая нараспев заклинания на древнем языке, тауматург поднял руки, и вокруг него вспыхнуло синее пламя, потекло по полу... Латынь торжественно звучала в древних Лубянских стенах, слова облекались плотью и становились командами, повелевающими матрицей этой реальности... И Родвелл ткал ее по своему желанию, облекаясь сияющим светом.    Зеро, неожиданно оказавшись рядом с гулем, стрелявшим когда-то в Интегру, свернул ему шею неуловимо быстрым движением. Я успел удивиться, что он сделал это голыми руками... С кончиков пальцев Треми сорвались молнии, а второй гуль открыл по моему сиру огонь из автоматического пистолета.    Весь пол оказался залит волнами электрических разрядов, и я почувствовал, что начинаю гореть. Языки ледяного пламени танцевали перед моим лицом, и я видел, как по ту сторону их яростной пляски, пули пробивают грудь Зеро. Сира отшвырнуло к стене, но он не упал - лишь принял свое истинное обличие. "Я снимаю печати... до второго уровня включительно", - вспомнил я слова Носферату Алукарда. Теперь это был демон, облекшийся в тень. Все источники света погасли, в каземате стало темно, лишь только синее пламя, расходящееся по полу кругами, освещало происходящее действо. Заклятия Треми достигли своего пика, его голос гремел, и, читая слова литании, он тоже становился демоном, сияющим и прекрасным. Уцелевший гуль метнул в Зеро серебряный стилет с крестообразной рукоятью... и упал на пол, когда щупальца тьмы, тянувшиеся из рук моего сира, выпили его жизнь, как стакан лимонада в жаркий Московский полдень...    И вот они сошлись, лицом к лицу. Тьма против света, древнее колдовство против черной магии, мантры Треми против ярости Зеро, и это был потрясающий, умопомрачительный танец тени и молний, уничтожающий все на своем пути. Они оба сбросили все, что им мешало - такие условности, как стандарт человеческого тела, они стали тем, чем являлись на самом деле - древнейшими вампирами, преобразовавшими материю в чистую энергию, и тогда начался их настоящий поединок! Я видел его, как смертоносный бушующий вихрь, стены каземата сотрясались от электрических разрядов, тьма наползала со всех сторон, и мозг отказывался воспринимать картинку, посылаемую зрительными рецепторами... Бушующий эфир выключал мой разум, и я проваливался в темноту, где было нечем дышать...       ...Но постепенно напряжение гасло, и в реальности, как на фотобумаге, проступали два размытых силуэта. Один из них сжимал другой в стальных объятиях, еще мгновение, и я увидел, что палач Треми вонзил в горло Зеро клыки и жадно глотал его кровь. Тело моего сира вздрагивало в последних судорогах агонии, все было кончено...    Но почему же тогда он так безмятежно улыбался?    Кажется, в каземате был кто-то еще... С огромным трудом мне удалось сфокусировать взгляд на застывших у входа фигурах. Это были люди в инквизиторских сутанах... и белоснежные рычащие чудовища, чем-то похожие на огромных болонок. "Вот и все", - подумал я, закрывая глаза, еще успевая услышать приказ епископа Бозли:   - Спустить собак!          "В этом году зима будет ранней, - говорила мне Интегра. - Я хотела сделать сад камней, но камни нельзя будить, они уже уснули. Жаль, что замерзло озеро, ведь на его дне лежат самые лучшие камни, еще с ледникового периода... Как их теперь оттуда достать? Помоги мне..."    Я нырнул в воду и отправился вниз, на самое дно. Мне не хватало воздуха, я задыхался. Огромные булыжники, действительно, лежали там с ледникового периода, в этом не было никаких сомнений. Их покрывал слой мерцающего льда. Озеро замерзало. Еще немного, и я останусь под водой навсегда, как и эти ледяные глыбы... как мошка в куске янтаря...   "Плыви на мой голос!" - говорила Интегра, но я не понимал, куда именно должен плыть... Здесь, под водой, все было так странно! Так холодно... Мне нечем дышать... Я умираю?..   "Ты уже умер, Витрикс", - говорила мне Интегра. - "Вампиру не надо дышать! Вампиру не бывает холодно!"    Ох, тетя, тетя... Много вы понимаете.... Я плыву на ваш голос, я оставил все, что мне мешало, внизу, на замерзшем дне... Ну протяните, хотя бы, руку!       Когда я открыл глаза, все было иначе. Все изменилось в лучшую сторону. Кроме епископа Бозли и трех Легатов, в каземате присутствовал Николай Бруджа, и вместе с ним - трое таких упырей, что от одного взгляда на них по позвоночнику заструился неприятный озноб! Не было никаких сомнений, что передо мной - патриархи Бруджа, древнейшие из древних. Те самые, которые стоят у власти и никуда не собираются уходить...   - Родвелл Треми, вы обвиняетесь в государственной измене, - негромко обронил епископ, подавая знак своим Легатам. Двое из них установили перед ним перевернутый стол, третий положил на него ноутбук. - Вот доказательства вашей измены. Вы признаете себя виновным?   - Включите, кто-нибудь, эту штуку, - попросил один из патриархов, указывая когтистым пальцем на тот самый ноут, из-за которого произошло столько событий...    Николай молча кивнул, подошел к Зеро и поднес к его губам блестящий флакончик. Всего нескольких капель оказалось достаточно, чтобы мой сир пришел в себя и открыл глаза. Темная дымка вокруг него испарилась, черты лица приняли узнаваемый вид. Лишь только глаза сияли демоническим огнем, но и они постепенно начинали гаснуть... Зеро возвращался в мир живых.   - Вы можете открыть для просмотра файлы? - спросил у него Бозли.   - Да, Ваше Преосвященство, - Зеро подошел к столу. Его руки почти не дрожали, когда он набирал системные команды, открывающие доступ к секретной информации. Монитор вспыхнул синим светом. Я не видел, что появилось на его экране, меня не волновали подобные мелочи. Я желал знать, что с Интегрой! Я почти не чувствовал ее, и тревога терзала мою вампирскую душу, все сильнее и сильнее. Зеро слегка поклонился главному упырю и незаметно отошел от стола. Его взгляд отыскал ее тело лежащее на холодном полу. Он оказался рядом с ней, обнимая и укрывая остатками кожаного плаща.       Какое-то время он молчал, потом я услышал его голос:   - Помнишь, ты просила меня поклясться, что я никогда не дам тебе своей крови, и не стану тебя обращать?..    Новым "теневым" зрением я прекрасно видел, как жизнь покидает мою Интегру. Температура ее тела падала, она дышала все реже и реже.   "Чего ты ждешь?!" - мысленно кричал я ему. - "Обрати ее! К черту такие клятвы!.."    Но сир меня, похоже, не слышал.   - Я клянусь, что больше никогда не дам тебе своей крови, - проговорил он, касаясь губами ее волос. - И никогда не обращу тебя. Теперь ты меня прощаешь?   "Да что он говорит?!" - ужаснулся я. - "Ведь она сейчас умрет!.. Зеро!!! Не смей этого делать!.."   - Да... - прошептала она, еле слышно. - Я прощаю... А ты меня?   - Я? - удивился мой сир. - Но за что?..   - За то, что я сомневалась в тебе...   - Глупышка... Мы отправимся туда вместе, рука об руку.   "Куда?!" - закричал я. - "Куда вы собрались?! Зеро, какого черта?!"   - Я забыл, что значит быть счастливым, - говорил мой долбанный сир, но я не мог даже заскрипеть зубами от бессильной ярости. - Я превратился в собственную тень. Но сейчас я живу, неужели ты этого не чувствуешь? Какие тебе еще нужны доказательства?.. Пустые слова о любви, которые потеряли в этом мире всякую ценность?.. Что бы ты хотела услышать, вместо того, что я собираюсь сейчас сделать? Мне не нужно бессмертие, в котором тебя нет! Я отказываюсь от этого мира, потому что без тебя он - всего лишь Дорога Теней, ведущая в никуда... Интегра, посмотри на меня!..    Она что-то прошептала, но на этот раз я не расслышал ни слова.   - Вот и хорошо... Знаешь, мне давно было интересно, что такое смерть, - говорил Зеро, и каждое его слово действовало на меня, как еще один осиновый кол, пронзающий сердце. - Многие боятся ее, но на самом деле смерть - это приключение. Просто еще одно приключение... Еще одна прекрасная сказка. Ты готова пойти туда вместе со мной?    Кажется, я закричал. Я пытался пошевелиться, стряхнуть ледяные оковы торпора, и никак не мог этого сделать. Но это неправильно, несправедливо, так не должно быть!.. Смерть - это сказка? Как бы не так! Зеро! Приди в себя! Ты еще можешь ее спасти! Ее, себя и меня тоже, потому что это нечестно - отнимать у меня ВСЕ!!! Ты не сможешь так поступить, Зеро!.. Нет!!!   - Когда я умру, я стану Демоном Ветра, - негромко проговорил мой сир. - Я постучусь в твое окно, как только взойдет луна. Я расскажу тебе, как падают последние листья... О том, как наступает зима... Вечность - это навсегда!    В его руке блеснул серебряный стилет. Он что, и правда...    Я закрыл глаза, не желая этого видеть. Этот долбанный вампирский самурай собирался лишить себя жизни, и даже сложил предсмертное танка! Я ненавидел его до судорог, но ничем не мог ему помешать...       Положение спас Николай Бруджа. Какое счастье, что он отвлекся на время от созерцания монитора с данными о Государственном Перевороте, и ему хватило нескольких мгновений, чтобы все понять! Неуловимо быстрым движением он оказался рядом с этим безумцем и перехватил его руку.   - Я не давал никаких клятв, - мягко проговорил он. - И твоя Интегра может сердиться на меня, сколько захочет. Впрочем, у нее будет теперь достаточно времени, чтобы меня простить...    Яркая вспышка полыхнула у меня перед глазами, и ледяное оцепенение стало отступать. Какая-то добрая душа догадалась вытащить из моей спины осиновый кол... В мир возвращались краски. Я смог дотянуться рукой до сухого листка, каким-то чудом уцелевшего среди всей этой смертельной карусели. Его свернутые края подрагивали в моей ладони, я улыбнулся ему, как старому другу. Вечность это навсегда? Я слышал, как епископ Бозли приказывает забрать мертвых гулей в Цитадель для допроса, как патриархи Бруджа вполголоса обсуждают детали свалившихся на них откровений, как дышат венгерские овчарки, как звонит у кого-то в кармане сотовый телефон... Жизнь возвращалась, и мне хотелось смеяться.       Полностью я пришел в себя лишь в машине скорой помощи. Окна оказались закрашены белой краской, но теперь меня было сложно удивить подобными мелочами. Моя рука сжимала пустой пакет с консервированной кровью. Я уселся на кушетке и посмотрел на медбрата, здоровенного мужика в зеленом комбинезоне.   - Куда мы едем?   - В Кремль, - прогудел его бас из-под защитной маски.   - А где все... остальные?   - Поехали вперед...    Дикий голод все еще терзал меня, и, помимо воли, я бросил на его горло заинтересованный взгляд.   - А вот это ты видел? - он показал мне пятикубовый шприц. - Это святая вода, твою мать! Сделать тебе инъекцию?..   - Вы меня неправильно поняли...   - Я правильно тебя понял, кровосос! Даже не думай об этом!       Откинувшись обратно на жесткую кушетку, я улыбнулся потолку. Ночь приближалась к концу, и новый день мчался к нам на всех парах, как локомотив сапсана, расплескивая впереди себя жертвенную кровь зари. Скоро все закрутится и завертится, скоро начнется новый узор, как говорит мой безумный сир, шаман по имени Зеро... Еще один температурный рекорд накроет Москву и весь мир, асфальт расплавится и потечет, а Климатическая Пушка вновь распахнет свое жерло, изрыгая очередные порции лжи из пучин интернета... А потом придет осень, и Демон Ветра будет стучать в мое окно, срывая с деревьев последние листья... Зима наметет огромные снежные сугробы и прольет ледяные дожди, и аэропорты застынут, парализованные неожиданным коллапсом, в ожидании анти-обледенительной жидкости... И снова наступит весна, которая к началу мая обязательно обернется жарой, заходя на новый виток... Вечность - это навсегда!

Связаться с программистом сайта.

Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"


Источник: http://samlib.ru/s/slawnejshewa_o/adrenalin.shtml



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Риксанов Виталий. Адреналин - Журнал Самиздат Живые открытки с днём рождения тёте

Я вам подарю адреналин Я вам подарю адреналин Я вам подарю адреналин Я вам подарю адреналин Я вам подарю адреналин Я вам подарю адреналин Я вам подарю адреналин